четверг, 31 июля 2008 г.

1 Крестьянское движение в Тамбовской губернии

Институт российской истории РАН
Междисциплинарный академический центр социальных наук
(Иитерцеитр)
Тамбовский государственный технический университет
Тамбовский государственный университет
Государственный архив Тамбовской области
Федеральна! архивна! служба России Центр документации новейшей истории Тамбовской области
КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
1917- 1918
ДОКУМЕНТЫ и
МАТЕРИАЛЫ
Москва
РОССПЭН
2003
ББК 63.3(2)6-28 К 79
Издание осуществлено при финансовой поддержке
Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)
проект № 01-01-16161
Редакционная коллегия:
В. Данилов (ответственный редактор), С. Есиков, В. Канигцев
Составители:
B. Данилов, В. Канищев, Г. Ходякова (ответственные составители),
C. Есиков, В. Мещеряков, С. Мякиньков, Т. Нащекина, Д. Сельцер
К 79 Крестьянское движение в Тамбовской губернии (1917—1918): До­кументы и материалы / Серия: Крестьянская революция в России. 1902 — 1922 гг.: Документы и материалы / Под ред. В. Данилова и Т. Ша­нина. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2003. - 480 с.
В сборнике помещены документы, посвященные одному из важнейших периодов в истории крестьянской революции в России — процессу нарастания и победы анти­помещичьего движения крестьян весной — осенью 1917 г. и новым процессам в дерев­не в 1918 г. (распределение земли между крестьянами и начало следующего этапа аграрно-крестьянской революции — борьба крестьян против «военного коммунизма» за реальное распоряжение своей землей и производимыми на ней продуктами). Эти процессы представлены документами по Тамбовской губернии, одному из наиболее крупных и напряженных по накалу крестьянского движения аграрных регионов Рос­сии. Публикуемый сборник является дополнением осуществленной ранее документаль­ной публикации о крестьянском восстании в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг.
Сборник снабжен введением, археографическим предисловием, комментариями, именным и географическим указателями.
© Институт российской истории РАН, 2003.
© Междисциплинарный академический центр соци­альных наук (Интерцентр), 2003.
© Тамбовский государственный технический универ­ситет, 2003.
© Тамбовский государственный университет, 2003.
© Государственный архив Тамбовской области, 2003.
© Центр документации новейшей истории Тамбов­ской области, 2003.
© «Российская политическая энциклопедия», 2003.ISBN 5 - 8243 - 0311 - 8 © в- Данилов, Т. Шанин, общая редакция, 2003.
ВВЕДЕНИЕ
В общественном, а зачастую и научном сознании крестьянское движение в Тамбовской губернии обычно ассоциируется со знаменитой «Антоновщиной». Между тем тамбовское восстание 1920 — 1921 гг. было завершающим этапом более широкого социально-политического процесса первых двух десятилетий XX в., получившего в современной исторической науке наименование аграр­ной революции.
Тамбовская губерния, ставшая в XVIII — начале XIX в. регионом мощно­го помещичьего землевладения, сохранившая в пореформенный период, по су­ществу, полукрепостнический режим в деревне, на протяжении целого столе­тия (начиная с поддержки «Пугачевщины») являлась зоной и мощного анти­помещичьего протеста. После реформы 1861 г. в крестьянское движение доба­вились антигосударственные мотивы, связанные с недовольством крестьянами выкупными платежами и тяжелым налоговым беременем. Протест против фискальной политики царского правительства был общим для всех категорий крестьянства, включая бывших государственных крестьян, у которых не было непосредственного конфликта с помещиками. Помимо социально-экономичес­ких причин положение тамбовского крестьянства конца XIX — начала XX в. усугублялось естественно-историческим кризисом аграрного общества. Как писал известный крестьяновед Э.Р. Вольф, мы не поймем факторов участия крестьян в крупных восстаниях XX в., если не будем постоянно помнить, как тяжко отразились на нем три кризиса: демографический кризис, экологичес­кий кризис и кризис власти1.
До XIX в. тамбовский регион развивался всецело в зависимости от при­родных условий, которые пока не создавали ограничений для развития земле­делия в приречных районах. Экстенсивная аграрная экономика была сопряже­на с экстенсивным демографическим поведением крестьянского населения, очень быстрым ростом сельского населения. Но в течение XIX в. в губернии обнаружились естественные пределы развития экономики, демографии и эко­логии традиционного общества. К началу XX в. в аграрных регионах России все явственнее проявлялись черты системного кризиса, особо проявившиеся в аграрном перенаселении, сокращении природных ресурсов для сельского хо­зяйства, истощении почвы, стагнации производства основных зерновых куль­тур при сохранении жесткой зависимости урожаев хлебов от резких природ­но-климатических колебаний, сокращении масштабов животноводства ввиду распашки пастбищных и других кормовых угодий и т.п.
Демографический подъем до предела обострил проблему аграрного пере­населения Тамбовской губернии. По некоторым подсчетам, уже в 1890-е гг. свыше 40% сельского населения оказалось «лишним»2. Власти пытались изме­нить ситуацию, организуя переселение крестьянства в восточные регионы страны с большими земельными ресурсами. Однако миграционные процессы не смягчили остроту демографической ситуации. К 1897 г. из губернии выеха­ло 260 тыс. сельских жителей, почти десятая часть населения Тамбовщины на тот момент. В 1906—1914 гг. из Тамбовской губернии выехало'примерно 100 тыс. крестьян (около 3% населения края), что явно не могло смягчить на­пряженность земельного вопроса на Тамбовщине3. Она, напротив, нарастала ввиду того, что естественный прирост населения региона перекрывал механи-
ческое миграционное движение. Только в одном 1912 г. превышение рождае­мости над смертностью в Тамбовской губернии составило 100 тыс. чел., т.е. равнялось числу всех переселенцев из губернии за период столыпинской ре­формы. Миграция крестьянства за пределы губернии во многом была связана с тем, что тамбовские города, которые до начала XX в. оставались, главным образом, административными доиндустриальными центрами, не могли при­нять сколько-нибудь значительное количество избыточного сельского населе­ния.
Следствием экстенсивного демографического развития тамбовской деревни уже в первой половине XIX в. стали экологические проблемы. Наиболее су­щественной из них явилось нарушение существовавшей в начале века опти­мальной структуры использования природных угодий. Известный российский статистик К.И. Арсеньев, приводя сведения о количестве земли по Генераль­ному межеванию в Тамбовской губернии на 1797 г. (в пропорциональном от­ношении оно выглядело так: пашня — 40%, леса — 31%, луга — 29%), ука­зывал на «самое равномерное распределение угодьев» в Тамбовской губернии в сравнении с другими губерниями черноземной зоны4. К середине 1860-х гг. произошло резкое изменение распределения использования земельных угодий губернии. В 1866 г. пашня (вместе с усадебной землей) занимала уже 70%, леса — 18%, сенокосы — 12%5. К середине XIX в. в сельской местности на­метились проблемы и с использованием водных ресурсов. В связи с нехваткой для расселения приречных территорий началось основание новых населенных пунктов в плакорных (межречных) пространствах, где требовались искусст­венные источники воды. В 1862 г. около 20% сельских поселений располага­лись у прудов, колодцев, оврагов с водой и т.п.*>
В первое двадцатилетие после реформы 1861 г. на Тамбовщине усиленно распахивались целинные и залежные земли, вырубались леса, засыпались ов­раги. Удельный вес пашни стал приближаться к запредельному показателю в 80%, сводя до минимума территории под лесами и кормовыми угодьями. По мнению аграрников (А.А. Кауфман, А.В. Чаянов и др.), для рационального трехпольного хозяйства необходима площадь лугов и выгонов, по крайней мере, равная пахотной. В Тамбовской же губернии к началу XX в. пашни было в 9 раз больше, чем пастбищных угодий. Ухудшение экологического по­ложения губернии, его влияние на экономику и жизненный уровень тамбов­ского крестьянства быстро заметили современники. Так, в отчете сенатора Мордвинова, ревизовавшего Тамбовскую губернию в 1870-е гг., отмечались явные признаки уменьшения крестьянского благосостояния, связанные с исто­щением плодородности земли вследствие беспорядочной и хищнической ее об­работки, уменьшением количества рабочего скота7.
Интегральным показателем демографо-экологического характера, демон­стрирующим человеческую нагрузку на окружающую среду, является плот­ность населения. Н.П. Огановский писал, что при трехпольной системе земле­делия населению становится тесно при густоте в 40 чел. на кв. версту. Для Тамбовской губернии, находившейся большей частью в черноземной полосе, эту цифру он поднимал до 50 — 55 чел.8 Уже к 1880-м гг. губерния перешаг­нула этот рубеж. А в 1917 г. плотность населения на крестьянских землях была почти вдвое выше нормы.
Но дело было не только в плотности населения, которая во многом явля­ется абстрактным научным показателем. Необходимо учитывать и такой «жиз­ненный» показатель, как людность населенных пунктов. Она, на наш взгляд, во многом объясняет естественно-исторические предпосылки повышенной со­циально-политической активности крестьян определенных районов Тамбов­ской губернии в период крестьянской революции — Борисоглебского уезда и
степных частей Тамбовского, Кирсановского и Козловского уездов. В первом из них средняя людность населенных пунктов в начале XX в. перевалила за 1000 чел. В Тамбовском, Кирсановском и Козловском уездах в среднем она находилась на общегубернском уровне — 700 — 800 чел.^ «Разрядка людской напряженности» в степных районах ограничивалась трудностями переселения из больших приречных сел на сухие плакорные пространства, где требовались громадные средства для строительства прудов, колодцев, скважин, лесонасаж­дений и т.п.
Интересно обратить внимание на различия в наделении землей крестьян разных природных зон губернии. В начале 1880-х гг. в северных уездах на одно крестьянское хозяйство приходилось 7,2 — 7,4 дес. земли, в лесостепных и степных — 10 — 12 дес. (это соответствовало норме для черноземных губер­ний) . В последующие три десятилетия в северных уездах этот показатель сни­зился до 6,1 —6,2 дес, а в остальных — до 6,7 — 6,9 дес. Казалось бы, север­ные уезды должны были стать наиболее «буйными» в смысле политической активности. Но в условиях пореформенного уменьшения размеров земельных наделов они начали переход к интенсивному хозяйствованию. К тому же здесь было развито отходничество в близкие промышленные губернии, что снижало реальную плотность населения и соответствующую радикальную социально-политическую активность перенаселенных крестьянских сообществ. В лесо­степных и степных уездах уменьшение наделов происходило резко, экстенсив­ная традиция хозяйствования преодолевалась очень мало, отхода почти не было, в целом острота демографического и экологического кризисов была выше, что и подталкивало крестьянство «сидячих» районов к решительной борьбе за недостающие природные ресурсы. Во всех наиболее крупных вспышках аграрно-крестьянской революции первых десятилетий XX в. неиз­менно наиболее активными были крестьяне Борисоглебского, Кирсановского, Козловского и Тамбовского уездов.
Описание роли демографического роста в сокращении крестьянского зем­левладения отнюдь не означает, что авторы данной статьи всецело приняли взгляды вересаевского Лизара — крестьянина 1890-х гг., видевшего причины всех деревенских бед в росте населения сверх меры, состоявшей в соответст­вии крестьянской семьи земельному наделу: «Прежде... лучше было... Мера была, порядок! Война объявится, а либо голод, — и почистит народ, гля­дишь — жить свободнее стало... А таперичка нету этого. Ни войны не слы­хать, везде тихо, фершалих наставили. Вот и тужит народ землею... Выедешь с сохою на нивку, а что сеять не знаешь!.. На сторону нам ходить некуда, за­работки плохие!.. Ложись да помирай... Если чей бог хороший, то прибирает к себе, — значит, сокращает семейство. Слыхал, как говорится? Дай, госпо­ди, скотину с приплодцем, а деток с приморцем. Вот как говорится у нас!»10
Рост населения — общее явление для всех развитых и действительно раз­вивающихся стран, важнейший фактор их экономического, социального и культурного развития. Сказанное в полной мере относится и к России в про­шлом и настоящем. Освоение ее огромных пространств так же, как и преодо­ление крестьянского малоземелья, задерживалось сохранением помещичьего господства. Напомним об «отрезках» крестьянских земель помещикам в ходе реформы 1861 г. и о сохранении «временнообязанного состояния», то есть фактической крепостной зависимости крестьян от помещиков до 1883 г., о последовавшем затем десятилетии контрреформ с укреплением прямого гос­подства помещиков в деревне через создание системы «земских начальников» и усиление прикрепления крестьян к земле через ограничение выхода из об­щины, что вполне соответствовало экономическим интересам помещиков. Со­хранение полукрепостных порядков в деревне стало одним из главных факто-
ров революции. Крестьянское население, не имевшее достаточного выхода за пределы губернии, а внутри региона в города, страдающее от растущей не­хватки земли, кормовых, лесных, водных угодий и снижения их качества, не­избежно становилось более радикально настроенным против помещиков, не только имевших количественно обширные и качественно лучшие земельные и другие природные ресурсы, но и сохранявших отношения грубой эксплуата­ции крестьян. В последние годы XIX в. образованные современники стали за­мечать появление у крестьян чувства ненависти к помещикам. «Пора их, дья­волов, обничтожить», — говорил молодой крестьянин, герой повести тамбов­ского писателя А.И. Эртеля, написанной в 1890-е гг.11
Не случайно крестьянские восстания, начавшиеся в 1902 г. в черноземных губерниях Украины, перекинулись в тамбовские села и деревни. Здесь они нашли подготовленную и социально-экономическую, и естественно-историчес­кую, и социально-психологическую почву. В последующие 20 лет борьба там­бовских крестьян против помещиков и любых форм зависимости и гнета почти не затухала, имея только разную степень широты, массовости и интенсивнос­ти. Единичные крестьянские выступления в Тамбовской губернии были посто­янным явлением деревенской действительности в XVIII —XIX вв. Новое каче­ство крестьянского движения 1902 — 1903 гг. проявилось в том, что выступле­ния крестьян одного села по самому заурядному поводу служило детонатором для выступления крестьян в соседних селениях. Таким образом формировался общекрестьянский антипомещичий фронт.
Немногие деятели России того времени понимали, что народные револю­ции порождаются не агитаторами и пропагандистами, не подпольными терро­ристическими организациями и т.п., а именно теми, против кого революция совершается. Одним из немногих таких деятелей был С.Ю. Витте — предсе­датель Совета министров России с 17 октября 1905 г. по 17 апреля 1906 г., пытавшийся убедить самодержавных правителей провести земельную рефор­му с дополнительным наделением крестьян землей из помещичьих владений. Сохранилась интересная запись выступления Витте по поводу основного аргу­мента противников предлагавшейся реформы: «Какие-то римляне когда-то сказали, что право собственности неприкосновенно, а мы это целых две тыся­чи лет повторяем, как попугаи... Все, по-моему, прикосновенно, когда это нужно для пользы общей, а что касается интересов помещиков-дворян, то я считаю, что они пожнут то, что сами посеяли... Я утверждаю, что делают ре­волюцию не крестьяне, не пахари, а дворяне, и что во главе их стоят все кня­зья да графы... Об их интересах, об интересах всех этих революционеров-дво­рян, графов и князей, я нахожу, правительству нечего заботиться и нечего поддерживать их разными римскими принципами, а нужно спокойно рассу­дить, полезна ли мера для России или вредна, и только единственно с этой точки зрения я согласен допустить рассуждения, а не с точки зрения римских принципов и интересов отдельных личностей...»12
К сожалению, деятелей с таким глубоким пониманием происходящего было немного. Аграрную политику в России и до 1905 г., и после определял эгоизм помещиков, их неспособность понять, к каким неизбежным последст­виям ведет развитие событий.
Крестьянская убежденность в том, что земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает своим трудом, в годы революции 1905 — 1907 гг. не только проявилась в массовых захватах помещичьих земель, но и породила про­граммное политическое требование их полной и безвозмездной конфискации. По числу разгромленных помещичьих усадеб Тамбовская губерния находи­лась в ряду лидировавших в России. Основные компоненты в механизме ре­волюционного насилия, направленного на ликвидацию помещичьего господ-
8
ства в деревне, сложились уже в ходе первой революции. В нем, однако, не было тогда физического истребления противника, не было крови. Кровь ли­лась одной стороной — правительственной — во время карательных акций против крестьянских повстанцев. Противостояние крестьянства и власти уг­лублялось. Подавление революции вооруженной силой сопровождалось запо­здалыми правовыми уступками крестьянству13.
Реализация столыпинской аграрной реформы в 1907 — 1914 гг. переключи­ла крестьянскую энергию на внутриобщинные отношения. Большинство крес­тьян Тамбовской губернии не поддержало программу разрушения общины. Конфликты между общинниками с выделенцами и поддерживавшими их влас­тями доходили даже до вооруженных столкновений. В указанный период в губернии произошло 22 крестьянских выступления, из которых 9 считались крупнейшими, т.е. в них участвовали крестьяне целых селений. В 6 случаях произошли столкновения крестьян с полицией14. Ни столыпинская реформа, ни Первая мировая война не отвлекли крестьянство от решения главного во­проса — вопроса о земле. Тамбовские историки на локальном губернском ма­териале 1861 — 1921 гг. уже не раз показывали, что важными особенностями менталитета и непосредственного социально-политического движения тради­ционного крестьянства стала готовность к восстанию, поскольку государство явно не оправдывало их социальных ожиданий15.
Решающим моментом стал 1917 г. Падение «слабого» царизма как бы раз­вязало руки крестьянам для захвата помещичьей земли. Сразу после событий конца февраля — начала марта 1917 г. в Петрограде деревня ожидала от новой власти справедливого и мирного разрешения земельного вопроса. Затя­гивание Временным правительством начала аграрных реформ уже весной 1917 г. подтолкнуло крестьян к самовольным захватам помещичьей земли и другой собственности. Тамбовское крестьянство было одним из лидеров этого движения16. Историческое значение крестьянского движения в губернии этого периода заключается в том, что здесь оно впервые одержало победу: еще в се­редине сентября 1917 г. (т.е. до большевистского Декрета о земле) «Распоря­жением № 3» губернских революционно-демократических органов власти и общественных организаций, главным образом эсеровских, помещичьи имения были переданы фактически под контроль крестьянских земельных комите­тов17. Именно процессу нарастания и победы антипомещичьей революции на территории Тамбовской губернии весной-осенью 1917 г. посвящено большин­ство документов настоящего сборника. Несколько меньшую часть занимают в нем материалы 1918 г., которые, с одной стороны, отразили продолжение про­цессов предыдущего года (погромы усадеб, деятельность революционно-демо­кратических органов по установлению организованного контроля над помещи­чьей собственностью), с другой стороны, показывают новые процессы в дерев­не (распределение земли между крестьянами, а главное, начало следующего этапа аграрно-крестьянской революции — борьбы крестьян против «военного коммунизма» за реальное распоряжение своей землей и производимыми на ней продуктами). Тем самым публикуемый сборник становится необходимым дополнением документальной публикации о крестьянском восстании в Тамбов­ской губернии в 1919-1921 гг.18
При подготовке данного сборника было учтено наличие документальных публикаций советского времени, посвященных деятельности большевиков и Советов в революционных событиях 1917 — 1918 гг. в Тамбовской губернии19. В отличие от этих явно идеологизированных изданий, в которых подбор до­кументов должен был доказывать справедливость и торжество дела лишь одной из политических партий, действовавших в революционный период, на-
9
стоящий сборник представляет читателю политически беспристрастный ком­плекс документов.
Даже направленный поиск документов показал, что до конца июля 1917 г. о каком-то влиянии большевиков в деревне не было никаких разговоров. Да и первые упоминания о большевистской агитации среди крестьян являлись не­конкретными предположениями представителей местных властей (см. док. №№ 142, 144, 161). Спасский уездный комиссар Временного правитель­ства А.П. Хохлов в своем донесении губернскому комиссару от 28 июля 1917 г. прямо писал: «...наш Спасский уезд отнюдь нельзя назвать заражен­ным большевистским или анархическим течением». Он только высказывал опасение, что уезд может стать таковым, если местная власть не будет приме­нять силу против захватных действий крестьян (см. док. № 144). Да и осенью 1917 г. утверждения тамбовских губернских и уездных властей о большевист­ской агитации в деревне не были достаточно конкретными (см. док. №№ 208, 312 и др.). Пока выявлен только один конкретный факт доказанного участия представителя партии большевиков в агитации среди крестьян: в начале авгус­та 1917 г. Гладышевский сельский общественный исполнительный комитет Абакумовской волости Тамбовского уезда возбудил расследование о «провока­ционных заявлениях» по отношению к Временному правительству жителя села, путиловского рабочего М.В. Попова, который признал себя большеви­ком. Ведшееся вплоть до декабря 1917 г. судебное расследование доказало только общую антиправительственную направленность агитации М.В. Попо­ва. Призывов к захвату помещичьей собственности в его заявлениях выявлено не было (см. док. №№ 165, 166, 182, 183, 373).
При составлении сборника не найдено вообще ни одного документа об ор­ганизации какой-либо политической партией конкретных захватных или по­громных действий крестьян. И это естественно. Знание социально-политичес­кого менталитета традиционного российского крестьянства позволяет утверж­дать, что крестьянское движение могло быть только самостийным. Вместе с тем нельзя однозначно говорить о его исключительной стихийности. Как по­казывают многочисленные документы, отдельные антипомещичьи акции часто организовывались собственно крестьянскими органами самоуправления и об­щественными организациями. Уже первый документ данного сборника, содер­жащий предписание Княже-Богородицкого волостного старшины Ильина зем­левладельцу Н.Ф. Хвощинскому о немедленном доставлении в волостное правление сведений о количестве скота с угрозой расстрела, свидетельствует о направляющей роли волостных и сельских органов крестьян в борьбе с поме­щиками.
Десятки документов свидетельствуют о том, что весной —летом 1917 г. инициаторами захватных действий и различных форм экономического давле­ния на помещиков выступали волостные и сельские, изредка и уездные обще­ственные исполнительные комитеты, реже продовольственные комитеты низо­вого уровня (см. док. №№ 8, 36, 49-51, 58, 61, 68, 71, 74-76, 79, 86, 88, 92, 103, 106, 108, 111-112, 118, 121-122, 132, 134, 139-140, 148, 188). Уже с апреля 1917 г., фактически с момента создания сельских и волостных земель­ных комитетов, в губернские органы начинают поступать жалобы помещиков на их самостийные действия. Учащаются захваты помещичьих земель летом и осенью 1917 г., особенно после принятия «Распоряжения № 3» 11 сентября, отдавшего имения под контроль земельных комитетов (см. док. №№ 52, 110, 115, 127, 134, 148, 321, 333, 340, 359, 368, 369 и др.).
Выявлены документы, свидетельствующие о прямом руководстве антипо­мещичьими акциями сходов крестьянских общин. Так, в марте 1917 г. в Ко-
10
нобееве Шацкого уезда, имении Воронцова-Дашкова, увольнения управляю­щего потребовал волостной сход (см. док. № 16).
В первые дни марта 1917 г. были отмечены и собственно крестьянские «беспорядки» в Шацком уезде, связанные с захватом владельческого сена (см. док. №№ 18—19). Всего в марте 1917 г. в губернии крестьянские вы­ступления отмечались в 6 из 12 уездов. Следует особо отметить действия сол­дат, которые уже в первых числах марта 1917 г. совершили погромы в ряде имений Кирсановского уезда (см. док. №№ 2, 4 — 7, 11, 33, 39 и др.).
В последующий период крестьянские выступления нарастали. Начались захваты помещичьей собственности. Так, в начале апреля в имении Новосель­цева в Темниковском уезде крестьяне нескольких деревень, ведомые солдатом, заставили помещика отдать им в безвозмездное пользование 1365 десятин пашни и лугов см. (док. № 33). Проходивший 7 апреля съезд землевладель­цев Моршанского уезда просил уездный общественный исполком не чинить насилия, высказав опасения по поводу начала посевных работ.
До мая 1917 г. крестьянские выступления в губернии сводились в основ­ном к тому, чтобы затруднить и остановить работу в экономиях: снятие сель­скохозяйственных рабочих и военнопленных, арест, избиение, изгнание поме­щиков, управляющих. Эти крестьянские меры прямо не вели к преобразова­нию земельных отношений, но серьезно дестабилизировали положение в имениях. Отмечались и случаи самовольной запашки барской земли, захва­тов скота, инвентаря, земель в аренду, но не разгромов. Политических вы­ступлений практически не было — крестьяне еще верили Временному прави­тельству.
В Тамбовской губернии за лето 1917 г. было зафиксировано 358 крестьян­ских выступлений, из которых 144 приходилось на июнь. Для выступлений этого периода характерен рост числа отдельных экономических санкций про­тив землевладельцев: снятие урожая, захваты продовольствия и фуража, по­рубки, потравы хлебов и лугов. Росло число организованных крестьянских выступлений: если в марте —мае они составляли 41,6%, то в июне —августе — 57,5%. Выступления по-прежнему носили довольно мирный характер, почти полностью отсутствовал в них политический фактор.
Все же постепенно столкновения в деревне принимали более ожесточенный характер: 26 июля в имение Шатилова в Лебедянском уезде была выслана ко­манда в 30 человек, через неделю туда же власти дополнительно направили еще 15 человек (см. док. №№ 147, 150). Вооруженная охрана 30 июля потре­бовалась в имении Сабурова Козловского уезда (см. док. № 152). К концу ав­густа губернский комиссар был буквально завален требованиями из уездов о присылке войск.
В августе усилились захватные настроения, начались разгромы помещи­чьих хозяйств. 5 августа было разгромлено имение Мичурина в Елатомском уезде (см. док. № 130). 23 августа начался разгром в имении Лотарево Ус-манского предводителя дворянства князя Б.Л. Вяземского (кстати, одном из наиболее «образцовых» в России), закончившийся жестоким самосудом толпы крестьян и солдат над землевладельцем на станции Грязи. Нависла угроза по­грома и соседнего имения помещика Вельяминова (см. док. №№ 178—179). В тот же период обострились и внутрикрестьянские отношения. Сельские об­щества начали распределять между собой земли хуторян и отрубников (см. док. №№ 148, 154, 209, 211).
Сильный подъем погромной волны в губернии пришелся на сентябрь20. Все началось с событий в Козловском уезде. В имении Похвиснева, около с. Сычевки Ярославской волости, арендовавшемся бывшим учителем Романо­вым, крестьяне прогнали караульных. В ночь на 8 сентября Романов, воору-
11
женный наганом и двуствольным ружьем, сам вышел сторожить посевы под­солнечника, стрелял в толпу и ранил двух человек. Вечером того же дня крес­тьяне пошли по дворам, призывая громить Романова. Толпа подступила к имению, Романов был убит, имение сожжено. Ночью 8 — 9 сентября были раз­громлены почти все имения в Ярославской и Екатерининской волостях. В Козловский уезд были направлены войска из Москвы (см. док. №№ 200, 221).
Неспокойно было в Кирсановском, Липецком, Усманском, Шацком уез­дах. 12 — 13 сентября в Тамбове солдаты и горожане произвели крупные по­громы на базаре и прилегающих к нему торговых улицах. В Тамбове, Козло­ве, а также в Тамбовском и Козловском уездах власти объявили о введении военного положения. Карательный отряд, присланный из Москвы, не смог не только ликвидировать, но даже локализовать крестьянское восстание, которое распространилось на все прилегающие губернии.
В Тамбовской губернии наибольшее число разгромов имений приходилось на сентябрь — 89. В октябре их было 36, в ноябре — 75. Львиная доля сен­тябрьских разгромов приходилась на Козловский и отчасти Липецкий уезды (85 из 89). Всего же разгромная волна прокатилась в сентябре по 5 уездам, в октябре — по 8, а в ноябре — по 10. Особенно напряженное положение сло­жилось в Усманском, Моршанском, Шацком, Лебедянском и Елатомском уез­дах. Постепенно разгромная волна пошла на спад. В декабре количество раз­громов составило 30.
Было бы неверным объяснять этот спад победой Октября и началом реа­лизации Декрета о земле. Даже в уездных центрах Тамбовской губернии Со­ветская власть была установлена в начале 1918 г. Правильнее обратить внима­ние на структуру крестьянского движения, в котором все более стал преобла­дать учет частновладельческих экономии, разгромы же неуклонно уменьша­лись. В крестьянах все-таки возобладало чувство хозяина. Значительная роль принадлежала известному «Распоряжению № 3» (см. док. № 205).
Этот документ стал закономерным результатом деятельности революцион­но-демократических организаций Тамбовской губернии, которые с весны 1917 г. начали работу по направлению крестьянского движения в организо­ванное русло. Уже 29 марта 1917 г. губернский Совет рабочих и солдатских депутатов, бюро по организации Крестьянского союза губернии, губернский комитет партии социалистов-революционеров, президиум губернской органи­зации партии социал-демократов обратились к земледельцам губернии с заяв­лением о недопустимости земельных беспорядков, самовольного захвата земли, погромов и поджогов владельческих экономии и с призывом к «удво­енному труду и порядку» во благо Родины (см. док. № 31).
13 апреля на места был разослан циркуляр Временного правительства, за­прещавший разрешение земельного вопроса самим населением. На следующий день правительство подтвердило, что комиссарам в губерниях предоставлено право подавлять крестьянские выступления силой воинских команд. Но доку­менты сборника свидетельствуют о том, что постфевральские органы власти Тамбовской губернии смогли вплоть до сентября 1917 г. избежать применения оружия против крестьян. Нужно отдать должное первому губернскому комис­сару Временного правительства Ю.В. Давыдову, который, хотя и являлся крупным землевладельцем Моршанского уезда, в своей практическо-полити-ческой деятельности не поддавался призывам наиболее консервативной части дворянства к силовой защите помещичьей собственности (см. док. №№ 15, 17, 34, 48, 67 и др.).
Линию на организованное решение земельного вопроса наиболее последо­вательно проводили губернский и уездный земельные комитеты21. В сборнике
12
помещен целый пласт ранее не публиковавшихся документов, раскрывающих деятельность этих органов (см. док. №№ 116, 125, 129, 134, 157, 161 и др.). В своем первом распоряжении губернский земельный комитет 15 июня 1917 г. закрепил приоритет местных земельных комитетов в разрешении всех кон­фликтов между крестьянами и помещиками. «Распоряжение № 2» (24 июня 1917 г.) определяло порядок использования земель, не обработанных помещи­ками в установленные сроки, давало возможность земельным комитетам уста­навливать средние арендные цены на различные угодья и заработную плату наемных работников во владельческих хозяйствах, разрешать земельные споры.
Принятию «Распоряжения № 3» предшествовали и твердая воля, и серьез­ная подготовка. В постановлении первой сессии губернского земельного коми­тета 24 июля говорилось о желательности перехода земель в распоряжение зе­мельных комитетов еще до общей аграрной реформы. Тогда же было решено готовить реформу «на местном уровне». Накануне второй сессии комитета его председатель и одновременно председатель губкома партии социалистов-рево­люционеров Н.Н. Бобынин сделал доклад о проделанной в этом направлении работе. Члены губернского земельного комитета 9 августа почти единогласно высказались за скорый переход всех имений в ведение комитетов. В это же время прокурор тамбовского окружного суда эсер М.К. Вольский предложил осуществить подобный шаг незамедлительно. Комитет тогда отклонил это предложение, но принял «План практических мероприятий», подготовленный товарищем председателя губернского земельного комитета эсером В.А. Гроз-довым и детально конкретизирующий смысл будущего узаконения. 25 — 26 ав­густа в Тамбове состоялось совещание представителей губернской власти с крестьянами — делегатами волостей. Собрание было созвано с целью опреде­лить общее направление земельной политики в губернии. Однако истинная цель не скрывалась: устроители совещания хотели подкрепить предстоящий ответственный шаг авторитетной поддержкой снизу. Съезд признал необходи­мым незамедлительно, не дожидаясь Учредительного собрания, осуществить переход земли в ведение земельных комитетов. Издание распоряжения было запланировано на середину или конец октября (после завершения полевых работ, проведения губернских эсеровского и крестьянского съездов и других организационных мероприятий).
Но жизнь внесла свои коррективы. Сентябрьские погромы ускорили при­нятие документа. 11 сентября 1917 г. губернское руководство решилось объ­явить о передаче имений в ведение земельных комитетов. Окончательное ре­шение о начале учета было принято 12 сентября на объединенном совещании всех губернских организаций и властей. Концентрированным выражением об­щего мнения стало «Распоряжение № 3», итоговая редакция которого была сделана Н.Н. Бобыниным, М.К. Вольским и В.А. Гроздовым. Текст распоря­жения был опубликован 13 сентября в местных газетах. Официально доку­мент назывался «Распоряжение № 3. Всем земельным и продовольственным комитетам и всем крестьянам Тамбовской губернии». Его подписали исполком губернского Совета крестьянских депутатов, Совет рабочих и солдатских де­путатов, губернские земская, продовольственная и земельная управы, бюро губернского исполнительного комитета, прокурор окружного суда и губерн­ский комиссар Временного правительства.
В документе подчеркивалось, что намеченное на конец ноября Учредитель­ное собрание «несомненно, передаст всю землю трудовому народу, отменит собственность на землю». Далее отмечалось, что земельные и продовольствен­ные комитеты должны немедленно произвести полный и точный учет всех на­ходящихся в их районе частновладельческих экономии со всеми угодьями и
13
всем сельскохозяйственным имуществом и, согласно инструкциям, которые будут даны губернской земельной управой, взять имения под свое ведение. Подробно определялся и порядок учета. По каждому имению надлежало вы­работать подробный план всех мероприятий после принятия на учет. Губерн­ской земельной управе предоставлялось право издавать указания в развитие этого акта.
Деятелям, подписавшим распоряжение, пришлось проявить немало вы­держки и воли в борьбе, развернувшейся вокруг документа. Наиболее откро­венное сопротивление «Распоряжению № 3» оказали помещичьи организации. В сборнике впервые публикуются документы, отразившие взгляды и деятель­ность по решению аграрного вопроса противников крестьянской революции: губернского Дворянского собрания, Совета объединенных дворянских об­ществ, местных отделов Всероссийского союза земельных собственников (см. док. Л6Л& 65, 199, 201, 203, 213, 240, 242-243, 268 и др.). Справедливость требует отметить, что в воззваниях этих организаций к крестьянам и револю­ционно-демократическим органам губернии, в обращениях и жалобах в сто­личные инстанции отразились не только корпоративно-помещичий эгоизм, же­лание во что бы то ни стало сохранить земельную собственность, но и искрен­няя забота о сохранении усадеб как хозяйственного и культурного богатства страны.
Отбив полемические наскоки губернской дворянской оппозиции, добив­шись признания «Распоряжения № 3» правительственными органами, тамбов­ские революционно-демократические власти получили возможность его реали­зации (док. Л6Л6 207—208, 215, 218, 241 и др.). Учет имений производился в основном в октябре—декабре 1917 г. По данным 234 волостей из 340, в сен­тябре на учет земельных комитетов были взяты 12 имений из 1584 (0,7% об­щего числа учтенных имений), в октябре — 389 (22,7%), в ноябре — 630 (39,8%), в декабре - 360 (22,7%). К концу января 1918 г. этот процесс практически завершился. Сразу же после взятия на учет организовывалась ох­рана имений. Судя по 508 полностью заполненным учетным бланкам, в боль­шинстве случаев (400, или 79%) охрану брало на себя сельское общество, в 10 случаях она возлагалась на сельскую администрацию, в 24 — на земель­ный комитет. Во всех случаях имения не переставали быть под контролем крестьян.
Очевидна прямая связь деятельности земельных комитетов по учету эконо­мии и погромного движения. Из выявленного 241 случая разгрома имений для 197 установлено время учета. Подавляющее большинство имений (79%) было разгромлено до их принятия на учет земельными комитетами. В41 (21%) учет предшествовал разгрому. Все же своевременные меры земельных комитетов, как правило, предотвращали разгромы имений и спасали их от уничтожения.
5 декабря Тамбовская уездная земельная управа в развитие инструкции к «Распоряжению № 3» с одобрения губернской управы приняла постановле­ние, сразу же распространенное на всю губернию (см. док. № 358). В доку­менте разрешалось волостным земельным комитетам производить сокращение хозяйств помещиков путем продажи части скота, инвентаря и построек инва­лидам, солдаткам и беднейшим крестьянам. Таким образом, губернская и уездная земельные управы официально разрешили сокращать хозяйства поме­щиков. Опираясь на эти постановления, крестьяне практически повсеместно произвели сокращение хозяйств и перешли к их полной ликвидации22.
Земельные комитеты, взяв на учет помещичьи экономии и сократив хозяй­ства, только начали подступаться к осуществлению главного вопроса — пере­распределению земель. Разрабатывались общие принципы и методика прове­дения земельной реформы. Крестьяне же ожидали от вновь создаваемой Со-
14
ветской власти немедленного удовлетворения своих прошлых обещаний, реа­лизации идей Декрета о земле. Однако, они столкнулись с жестким противо­действием. Крестьянин стал нетерпелив. Вновь начались крестьянские вы­ступления (см. док. №№ 376, 380—381): в январе — феврале 1918 г. их в гу­бернии зафиксировано 131. Случались и разгромы имений, учеты перестали быть сдерживающим фактором.
Примечательно, что крестьянские выступления были и там, где власть взяли в свои руки Советы. Например, 27 февраля 1918 г. на заседании Ела-томского уездного Совета была создана специальная комиссия по борьбе с аг­рарными беспорядками23. 2 марта губернский Совет предложил Липецкому уездному Совету принять решительные меры к розыску и отобранию скота и хлеба, вывезенных из имения Свиридова Шехманской волости. В сборнике приводятся и другие документы о защите органами Советской власти помещи­чьих имений, ставших народным достоянием, от прямого грабежа (см. док. №№ 388, 390, 394). В условиях вновь обострившейся обстановки губернский и уездные земельные отделы начали принимать решения о ликвидации помещичь­их имений. Решения о ликвидации экономии принимали как старые земель­ные комитеты, так и только что организованные земельные отделы Советов.
Процесс перераспределения земли 'был достаточно длительным. Учреди­тельный (1-й) Тамбовский губернский съезд Советов 4 марта 1918 г. принял резолюцию «О временном распределении земли» (т.е. за месяц до принятия Наркомземом Временной инструкции переходных мер по проведению в жизнь закона о социализации земли), согласно которой «все пахотные и луговые угодья, кому бы они ни принадлежали» уравнительно распределялись лишь на один посев 1918 г. Основной принцип распределения — продовольствен­ная норма на каждого родившегося до 1 января 1918 г. с тем, чтобы она была обработана личным трудом24. Кроме того, резолюцией предусматривалось со­здание постоянных опытных полей на площади 900 десятин, луговых участ­ков, табачных плантаций и т.д.
На практике в перераспределение были пущены только помещичьи земли, активный передел крестьянской земли начался после образования комбедов. При разделе играла роль традиция общинного землепользования, предусмат­ривавшая перераспределять землю, по возможности, равнрмерно. Поэтому каждый получал кусок с каждого переданного общине поля. Особенность передела 1918 г. состояла в том, что крестьяне не объединяли всю землю в один массив. Неуверенность в полном обладании помещичьей землей, боязнь возвращения прежних хозяев, опасение, что землю отберут в пользу совхоза или колхоза заставляли крестьян держать вновь приобретенную землю от­дельно от крестьянской25.
Принципы наделения крестьян землей вырабатывались первоначально на губернском уровне — на губернских съездах Советов и представителей зе­мельных отделов. Более детально, с учетом местных условий и при участии представителей крестьянских обществ порядок распределения земли рассмат­ривался на уездных съездах. Здесь же устанавливались категории подлежав­ших распределению земель и утверждались нормы наделов. Для удобства зе­мельного распределения и его равномерности уезды Тамбовской губернии раз­бивались на округа и районы, объединявшие несколько волостей. Последние формировались с тем, чтобы малоземельные сельские общества и волости могли получить недостававшее количество земли из многоземельных обществ. После межволостного перераспределения земли начинался ее раздел между отдельными крестьянскими общинами. Эта работа осуществлялась на волост­ных земельных съездах. Внутриобщинное распределение земли производи­лось самим обществом26. В сборнике приведены некоторые документы, кото-
15
рые характеризуют подходы к распределению земли как губернских учрежде­ний, так и волостных органов, которые непосредственно делили землю между крестьянами. Наиболее впечатляет тщательность подхода этих учреждений и органов к такой «тонкой материи», как распределение земли «по справедли­вости» (см. док. №№ 396, 407 и др.).
К середине 1918 г. тамбовское крестьянство, как и крестьянство всех со­ветских губерний, в ходе реализации уравнительского Закона о социализации земли стало фактическим хозяином земли, которую оно обрабатывало. Одна­ко завершение антипомещичьего этапа аграрно-крестьянской революции не оз­начало окончание революции в целом. В силу сложившихся исторических об­стоятельств крестьянам предстояло защитить свое право реального хозяина земли и особенно возможность свободно распоряжаться плодами своего труда. Сельским труженикам уже с весны 1918 г. пришлось повести борьбу против крайне тяжелых повинностей в пользу революционного государства (продо­вольственное снабжение городского населения и Красной Армии, мобилиза­ции людских и других ресурсов на нужды фронта, трудовая и другие повин­ности). Хотя эти повинности были объективно необходимы, они вызвали мас­совое крестьянское сопротивление.
Повышенное недовольство крестьянства вызвали продовольственные сборы и присылка продотрядов. Справедливости ради нужно отметить, что конфликты крестьян с реквизиционными отрядами «старой» губернской про­довольственной управы начались еще в первые месяцы 1918 г. В сборнике по­мещены документы, которые свидетельствуют, что уже в январе 1918 г. напря­женно проходили реквизиции такими отрядами захваченного крестьянами имущества помещиков (см. док. №№ 376, 379 и др.).
Следует отметить и то, что советские продорганы не сразу развернули мас­штабную работу. Во второй половине мая 1918 г. уполномоченный Нарком-прода Севостьянов и член Тамбовской губернской продовольственной колле­гии Тихомиров вынуждены были обратиться к председателю губисполкома Чичканову с предписанием о неукоснительном приведении в исполнение дек­рета СНК от 13 мая 1918 г. о реквизиции хлеба. В предписании указывалось, что некоторые уездные продовольственные коллегии замечены в халатном от­ношении к распоряжениям Советской власти, декрет от 13 мая о реквизиции хлеба не приводят в исполнение и даже не оповещают о нем население дерев­ни (см. док. № 403). Более того, некоторые местные советские органы и в на­чале лета 1918 г. оказывали сопротивление в заготовках хлеба «пришлым» продовольственным отрядам (см. док. Л& 411).
Только к августу 1918 г., как показывают документы, контроль советских органов губернии за крестьянскими хлебными запасами принял широкие мас­штабы. В летние месяцы первого года «пролетарской диктатуры» вводился контроль и над частными мельницами в деревне (см. док. №№ 418, 420 — 421 и др.). В этот же период в документах партийных и советских органов губер­нии зазвучали жесткая риторика, угрозы суровыми мерами за невыполнение распоряжений революционной власти по заготовкам хлеба, проявились пер­вые факты использования продотрядами артиллерии для запугивания крес­тьян (см. док. №№ 411 — 412, 416, 422 и др.). Сопротивление крестьянства продовольственной политике Советской власти первоначально более всего принимало экономические формы: сокрытие и «спекуляция» хлебом зажиточ­ной частью деревни, сохранившей запасы до лета 1918 г. (см. док. №№ 409 — 410, 414 и др.). Но даже единичные факты применения насилия в деревне при изъятии хлеба весной —летом 1918 г. вызывали восстания крестьян, которые мечтали избавиться от всякого контроля со стороны любого государства, не исключая и революционное (см. док. №№ 404, 413, 422).
16
Одной из наиболее крупных мер вмешательства Советской власти в повсе­дневную внутреннюю жизни деревни стало создание комитетов бедноты, кото­рые по определению должны были создать массовую опору новой власти в самой крестьянской среде. Однако инициаторы комбедовского движения явно переоценивали степень расслоения крестьянства и, напротив, недопонимали высокую степень единства интересов всех слоев крестьян. Документы сборни­ка говорят не только об успехах властей в создании комбедов, но и нежелании жителей отдельных сел и деревень создавать такие организации. Особое не­приятие вызывала дележка комитетами бедноты хлеба, скота, денег, другого имущества, порой затрагивавшая собственность и самой бедноты (см. док. №№ 421, 423, 426-428, 456 и др.).
Летом —осенью 1918 г. советские власти Тамбовской губернии начали вво­дить в деревне трудовую повинность, принуждая «кулаков» обрабатывать землю бедноты и общественную запашку (см. док. №№ 415, 432, 436 и др.).
Специфической формой крестьянского протеста стало уклонение от призы­ва и дезертирство из Красной Армии. Осенью 1918 г. оно приобрело в губер­нии необычайный размах. Даже по минимальным подсчетам в числе дезерти­ров находилось несколько десятков тысяч крестьян27. Антимобилизационный настрой ярко проявился в крупнейшем восстании в губернии этого периода — восстании призванных унтер-офицеров в Борисоглебске в начале октября 1918 г. (см. док. № 429). Не случайно именно в начале октября нарком по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета Советской республики Л.Д. Троцкий разослал телеграмму о решительной борьбе с дезертирством (см. док. № 430).
В 1918 г. в Тамбовской губернии имели место факты оскорбительных дей­ствий революционных органов в отношении церкви и верующих. Недовольст­во крестьян на религиозной почве проявлялось в связи с арестами священни­ков, попытками изъятия представителями Советской власти метрических книг (см. док. Л6Л6 422, 451, 455).
Наивысшего накала крестьянское движение в Тамбовской губернии достиг­ло в октябре — ноябре 1918 г., когда тысячные толпы вооруженных повстанцев захватывали многие села в разных уездах губернии, окружали города, вступа­ли в ожесточенные бои с правительственными войсками. Сообщения об этих сражениях напоминали фронтовые сводки. В отдельных крестьянских выступ­лениях уже появились политические лозунги, требования «Долой Советы!», ликвидации ЧК и др. (см. док. №№ 429, 437, 441, 443-444, 446, 449, 455).
Но и такие выступления были проявлениями стихийного протеста крес­тьянства. Удалось выявить лишь несколько документов, отразивших обвине­ния большевистскими органами и чрезвычайными комиссиями в руководящей роли эсеров, офицеров, священников как организаторов выступлений (см. док. №№ 460 — 461). В реальности непосредственное влияние организованных антибольшевистских сил на крестьянское движение в регионе в 1918 г. было минимальным. Специальное исследование ревтрибунальнальских документов, связанных с восстанием в Тамбове 17 — 19 июня и другими выступлениями 1918 г., выявило лишь единичные факты участия членов партий эсеров и ка­детов, бывших офицеров в крестьянских выступлениях в качестве рядовых участников или руководителей отдельных повстанческих отрядов28. Авторы этих строк уже отмечали, что восстания 1918 г., которые охватили даже боль­шую территорию губернии, чем восстание 1920—1921 гг., как и многие другие восстания в разных регионах России в период гражданской войны, все же «уступали» будущей «Антоновщине» именно отсутствием объединенных крес­тьянских соединений масштаба армий и развитой политической структуры29.
17
Причины повстанческого антисоветского движения крестьян Тамбовской губернии в 1918 г в главных своих чертах оставались неизменными и в 1919—1921 гг На протяжении всего периода гражданской войны и действия советской политики «военного коммунизма» крестьяне выступали против без­обменного характера заготовок продовольствия и сырья, массовых мобилиза­ций в Красную Армию, других принудительных повинностей, разорявших их хозяйства, против произвола, творимого местными властями при проведении различных кампаний В то же время они, как правило, не ставили под сомне­ние результаты революции и Советскую власть Даже в период наиболее ор­ганизованного и идейно оформленного выступления тамбовского крестьянства под руководством А С Антонова идея Советов в принципе не отвергалась, звучал только лозунг «Советы без коммунистов'»
Таким образом, надеемся, помещенные в сборник документы 1918 г пока­зывают преемственность крестьянского движения 1918 и 1919—1921 гг как единого этапа крестьянской революции, связанного с борьбой крестьян за под­линную «волю» на завоеванной в 1917 г земле
В Данилов, С Есиков, В Канищев, Д Сельцер
1 Вольф Э Р Крестьянские восстания // Великий незнакомец Крестьяне и фермеры в современном мире М , 1992 С 294-304
2 См Есиков С А Крестьянское хозяйство Тамбовской губернии в начале XX в (1900 —1921 ir ) Тамбов, 1998 С 24
3 См 200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области Историко статистическийсборник Тамбов, 1997 С 17, 27
4 См Арсеньеп К И Статистические очерки России СПб 1848 С 399
^ См Воешю сгашетическии сборник Вып 4 Россия СПб, 1871 С 229
ь См Аврех А Л , Есикои С А , Канищев В В , Мизис Ю А , Протасов Л Г Формирование и ра1витие сельских населенных пунктов (енп) Тамбовской области (XVII —XX вв ) // Особен ности российского дамледелия и проблемы расселения IX XX // XXVI сессия симпозиума по аг рариой истории Восточной Европы (Тезисы доклада на пленарном заседании) М , 1998 С 3 — 6
7 См «И пыль веков от хартий отряхнув » Хрестоматия по истории Тамбовского краяТамбов, 1993 С 131
8 См Государственный архив Тамбовской области (далее — ГАТО) Ф Р 761 Оп 1Д 185 Л Ноб, 14об
4 Рассчитано по материалам сельскохозяйственной переписи 1917 i См ГАТО Ф 143
10 Вересаев В В Ли«р//Собрание сочинений Т 1 М , 1961 С 202-203
11 Цит но Расскаш по истории Тамбовскою края Тамбов, 1994 С 34
и Циг но Апаньич В В , Ганелин Р Ш Cepiett Юльевич Витте и его время СПб , 1999 С 251
нСм Крестьянское движение 1905 — 1907 юдов в Тамбовской губернии Сб документов Тамбов, 1957
14 См Токарев Н В Тамбовское крестьянство и столыпинское землеустройство в годы пер­вой мировой воины // Крестьяне и власть Материалы конференции М , Тамбов, 1996 С 77 — 89
'^ См Дьячков В Л , Есиков С А , Канищев В В , Протасов Л Г Крестьянство и власть 1860—1920 п (но материалам Тамбовской губернии) // Менталитет и аграрное развитие Рос сии Доклады междунар науч конференции М , 1994, Есиков С А , Канищев В В Специфика антитсударствешюго протеста крестьян (Тамбовская 1уберния 1861 — 1921 и ) // Крестьяне и класп. Тамбов, 1995 С 28-30
""Подробнее см Сельцер Д Г Крестьянское движение в 1уберниях Чернолемною Центра России (март 1917 март 1918 и ) Дисс канд ист наук Тамбов, 1990
17 См Протасов Л Г Крестьянские восстания осенью 1917 i и эсеры // Октябрьская рево люция 1917 г Народ ее творец или заложник? М , 1992 С 203-212, Протасов Л Г, Сель
18
цер Д Г Еще раз о «Распоряжении № 3» Тамбовские эсеры и крестьянское движение в 1917 г //Тамбовское крестьянство от капитализма к социализму Тамбов, 1996 С 43 — 57
18 См Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 — 1921 гг («Антоновщина»)Тамбов, 1994
19 См Борьба рабочих и крестьян под руководством большевистской партии за установлениеи упрочение Советской власти в Тамбовской губернии, 1917 — 1918 гт Тамбов, 1957, Советы Там­бовской губернии в годы гражданской войны 1918—1921 гг Воронеж, 1989
20 См Сельцер Д Г Погромное движение в Тамбовской деревне Сентябрь—декабрь1917 г // Взаимодействие государства и общества в контексте модернизации России КонецXIX - начало XX в Сб научн статей Тамбов, 2001 С 99-108
21 См Протасов Л Г , Сельцер Д Г Земельные комитеты в 1917 году новый этап изуче­ния // Общественные организации в политической системе России 1917 — 1918 годы Материа­лы конференции М , 1992 С 20 — 27, Погорелый Д Н Земельные комитеты Тамбовской губер­нии 1917 — 1918 гг Дисс канд ист наук Тамбов, 2002
22 См ГАТО Ф Р-946 On 1 Д 91 Л 6, Д 201 Л 24-26, Д 254 Л 4-5"См Там же Ф Р-394 Оп 1 Д 132 Л 187
24 См Там же Ф Р-1 Оп 1 Д 13 Л 2а-2а-об
25 См Там же Ф Р-946 Оп 1 Д 607 Л 1об, Д 608 Л 22
26 Подробнее о механизме перераспределения земли см Сафонов А А Крестьянская общинаТамбовской губернии в 1917—1918 гг (Социальные аспекты проблемы) Дисс канд ист наукВоронеж, 1997 С 46-49
27 См Шадский О Г Советская власть и крестьянство Тамбовской губернии (лето 1918 —лето 1920 гг ) «Предантоновщина» Дисс канд ист наук Тамбов, 2000
28 Подробнее см Канищев В В , Мещеряков Ю В Анатомия одного мятежа Тамбовское вос­стание 17-19 июня 1918 г Тамбов, 1995
29 См Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг С 17
АРХЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ
Тема аграрно-крестьянской революции в России в целом и ее отдельных регионах по-прежнему находится в центре внимания отечественных и зару­бежных историков, что и обусловило подготовку очередного издания — доку­ментального сборника «Крестьянское движение в Тамбовской губернии. 1917-1918 гг.».
Составители сборника поставили задачу на основе документальных мате­риалов показать драматическую картину народной жизни на очередном этапе аграрной революции, главным образом, решительную, а временами и ожесто­ченную борьбу крестьянства за ликвидацию помещичьего землевладения в 1917 г., раскрыть противоречия между крестьянскими органами самоуправле­ния, общественными организациями, политическими партиями, органами Вре­менного правительства, дворянскими организациями в подходах к решению земельного вопроса в 1917 — 1918 гг. Вместе с тем в сборнике впервые дается крупная подборка документов, отразивших деятельность органов революцион­ной демократии Тамбовской губернии, в основном эсеровских, пытавшихся действовать с учетом интересов и настроений крестьян в 1917 г., направляя при этом крестьянское движение в русло организованной борьбы за контроль над помещичьими усадьбами. Доля источников 1918 г. в сборнике меньше, чем документов предыдущего года, т.к. их задача показать хотя бы в общем виде начало так называемой предантоновщины, связать нынешнюю публика­цию с более ранним изданием о крестьянском восстании в Тамбовской губер­нии в 1919-1921 гг.
Тема и задачи издания обусловили тщательное исследование всего возмож­ного круга источников 1917 — 1918 гг., отложившихся, главным образом, в Го­сударственном архиве Тамбовской области (ГАТО), в меньшей мере в бывшем партийном архиве Тамбовской области, ныне Центре хранения документации новейшей истории Тамбовской области (ЦДНИТО), Центральном государст­венном архиве Российской Федерации (ГАРФ).
Важно отметить, что издание в значительной степени расширяет информа­ционное пространство и вводит в научный оборот доселе малоизвестные иссле­дователям источники, практически не сохранившиеся в других провинциаль­ных архивах в силу разных обстоятельств. Поэтому вполне объяснимо и ло­гично было включение в сборник основного массива объединенного архивного фонда канцелярии губернского и уездных комиссаров Временного правитель­ства (ГАТО. Ф. 1058. 1917 — 1918 гг.). По степени значимости и сохранности все документы этого фонда систематизированы, описаны и включены в опись особо ценных дел. Ранее эти документы использовались незначительно, в ред­ких диссертационных работах, что объяснялось ограниченным доступом к ним, хотя на режиме секретного хранения они не находились.
Видовой и тематический состав документов этого фонда не отличается большим многообразием — это в основном делопроизводственные материалы различных органов власти, самоуправления, общественных организаций и по­литических партий (циркуляры министерства внутренних дел, Тамбовского губернского комиссара и уездных комиссаров Временного правительства; воз­звания Временного правительства, различных местных органов и организаций к гражданам; постановления губернского и уездных комиссаров по земельно-
20
му, продовольственному и другим вопросам; распоряжения Временного пра­вительства и его органов на местах об организации и деятельности местных органов самоуправления, о ценах на продовольственные товары и попытках их регулирования; телеграммы с мест о крестьянских волнениях в уездах, об арестах граждан; переписка губернского комиссара с министерством внутрен­них дел о мерах по борьбе с самовольными захватами земли и другими пере­делами собственности, с уездными комиссарами о действиях по усмирению крестьян, о поддержке деятельности уездных отделов милиции, с союзом зе­мельных собственников о крестьянских восстаниях осенью 1917 г. — зимой 1918 г.
Учитывая однотипность и видовое однообразие документов фонда, многие материалы составители публикуют в форме регестов и аннотаций, что позво­лило включить большее количество информации, расширить географию ис­следования и, в конечном итоге, воссоздать наиболее полную картину жизни и состояния Тамбовской губернии в изучаемый период.
В издании публикуются документы другого объемного и важного архивно­го фонда — Тамбовского губернского земельного комитета, в дальнейшем зе­мельного отдела и управления исполкома Тамбовского губернского Совета ра­бочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ГАТО. Ф. Р.-946).
Волостные, уездные, губернский земельные комитеты, в соответствии с ре­шением Временного правительства, были образованы как местные органы Главного земельного комитета для подготовки земельной реформы и разработ­ки неотложных временных мер впредь до разрешения земельного вопроса Уч­редительным собранием.
Фонд содержит около 6-ти тыс. дел, из них за исследуемый период около 500 дел. Архивный фонд губернского земельного комитета является объеди­ненным и включает в себя документы собственно губернского земельного ко­митета и его исполнительного органа — губернской земельной управы за 1917 г. — март 1918 г.; губернского управления совхозами более позднего пе­риода.
В сборник включены циркуляры, инструкции, протоколы, приказы Глав­ного земельного комитета, Временного правительства, наркоматов земледелия, внутренних дел, аналогичные документы губернского земельного комитета, зе­мельных отделов советских исполкомов и подведомственных им местных ор­ганизаций.
Документы содержат информацию о создании местных земельных орга­нов, о том, как с их помощью Временное правительство пыталось предотвра­тить стихийный захват владельческих земель, о работе самих земельных ко­митетов, об отношении к их деятельности населения, властей, собственников и т.д. В совокупности с другими источниками они раскрывают полную драма­тизма попытку решения земельного вопроса на местах, предотвратить анар­хию и местническое отношение населения.
Видовой и тематический состав материалов данного фонда весьма разнооб­разен. Среди них особую ценность представляют сведения об экономическом состоянии помещичьих имений, об учете и распределении земель в ходе крес­тьянских выступлений, о бессилии и неспособности органов Временного пра­вительства в проведении земельной реформы.
Выявление документов проводилось и по фондам общественных и совет­ских исполкомов всех уровней. Созданные весной 1917 г. представителями земства, городских управ, военного ведомства, общественных организаций об­щественные исполнительные комитеты были призваны вносить успокоение в массы и проведение в жизнь новых начал государственного строя.
21
Отдельного архивного фонда Тамбовского губернского общественного ис­полнительного комитета 1917 г. не имеется, документы этого периода вошли в опись № 1 фонда Тамбовского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (губисполком. Ф.1).
Видовой и тематический состав документов этого фонда весьма разнообра­зен, хотя за 1917 г. их небольшое количество. Среди них протоколы заседа­ний бюро губернского общественного исполкома о создании уездных объеди­ненных комитетов общественных организаций; постановления Временного правительства о создании земельных комитетов и их проведении в жизнь; проекты уставов Советов; документы о создании солдатских Советов в воин­ских частях; материалы по подготовке к выборам в Учредительное собрание, протоколы заседаний уездных земских управ; переписка с центральными ор­ганами власти о финансировании, открытии губернским земством кредитов для оплаты расходов общественных исполкомов и др.
Для публикации подбирались документы, которые дают характеристику крестьянского движения как «сверху», так и «изнутри», показывая, как рас­ходились по разным направлениям стихийная революционность крестьянских масс и желание властей и общественности подчинить эту стихию, влить ее в русло своей политики.
В сборнике публикуются основные распоряжения губернских органов уп­равления 1917 г. и поддерживавших их общественных организаций (№ 3, 4, 5 и др.), явившиеся для крестьян прямым руководством к действию, протоко­лы губернских и уездных съездов, на которых принимались постановления о деятельности земельных комитетов, о передаче помещичьей земли крестьянам, материалы сходов граждан об обработке экономических полей, о ценах на продовольственные товары, о мерах по прекращению спекуляции, расхище­ния и порчи помещичьего скота, лесов и т.д.
Донесения, рапорты, информации с мест, характеризующие размах крес­тьянских восстаний в 1917 г. — начале 1918 г. и меры борьбы с ними занима­ют значительную часть объема документов фонда губисполкома и уездных ис­полкомов.
Эти документы в некоторой части использовались и ранее в тематических сборниках, при подготовке диссертаций и т.д. Однако в данном издании их видовой и тематический состав строго обусловлен предметом исследования.
В сборник также включены документы архивного фонда Тамбовского ок­ружного суда (Ф. 66), материалы которого, главным образом следственные дела и заключения по ним, позволяют более предметно увидеть «кухню» за­хвата и передела помещичьей собственности.
Выявленные для сборника документы 1918 г. — в основном из названных уже фондов с некоторым добавлением материалов местных органов Россий­ской коммунистической партии (большевиков), а также чрезвычайных комис­сий, волостных и сельских комитетов бедноты, военных комиссариатов и дру­гих — достаточно широко и объективно отражают начало нового этапа крес­тьянского движения в Тамбовской губернии, который в конечном итоге при­вел к резкому противостоянию властей и основной массы крестьянства, и в бу­дущем породил «Антоновщину».
Публиковавшиеся ранее документы советского отрезка 1918 г. подавались читателю с совершенно определенной политической и идеологической трактов­кой. Современные публикации источников обусловлены прежде всего стрем­лением к объективному, неполитизированному познанию своей подлинной ис­тории и обновлению общественного сознания.
Публикуемые здесь архивные источники за 1918 г., в основном, относятся к системе нормативной документации (инструкции, циркуляры, предписа-
22
ния). Типичным среди них можно назвать предписание Моршанского уездно­го комиссариата земледелия Каменскому сельскому земельному отделу и ко­митету бедноты о выселении помещиков и арендаторов земли от 27 августа 1918 г.
В сборнике представлены организационно-распорядительные документы партийно-советского делопроизводства (протоколы, докладные записки и т.п.). Ярким примером такого рода источников служит докладная записка заведующего инструкторским отделом губернского комиссариата земледелия В.Н. Брызгалова в коллегию губкомзема от 13 мая 1918 г. о способах претво­рения в жизнь Закона о социализации земли на территории губернии.
В публикуемом сборнике представлено немало документов отчетно-инфор­мационного характера (отчеты, доклады, рапорты, сводки о крестьянских вы­ступлениях на местах). К типичной документации такого рода относится, в частности, рапорт командира 2-й моршанской боевой авиационной группы председателю реввоенсовета от 4 ноября 1918 г. о действиях группы в районах крестьянского восстания.
В документах 1918 г. явно преобладают источники, отразившие крестьян­ское движение «сверху», глазами представителей органов советской власти и правящей коммунистической партии. Однако нужно учитывать, что многие инструкторы, комиссары, другие представители властей и партийных комите­тов, выезжавшие в сельскую местность, в своих сообщениях достаточно ис­кренне передавали высказывания крестьян, с которыми им приходилось об­щаться. В сборнике помещены и некоторые документы собственно крестьян­ских организаций, главным образом, комбедов, отразившие настроения и со­циальную борьбу внутри крестьянства, его отношение к политике Советской власти.
Всего по теме сборника выявлено около 1500 документов, из которых 463 вошло в издание, большой массив выявленных документов позволил исполь­зовать их в качестве материалов к комментариям.
В своем видовом и тематическом составе выявленный комплекс документов в сборнике представлен впервые, лишь немногие из них ранее публиковались, однако до широкого читателя они практически не доходили.
Большая часть документов публикуется полностью. Однако в некоторых случаях мы вынуждены были представлять извлечения из очень обширных и в значительных своих частях не имеющих отношения к теме сборника доку­ментов. Если документ дается в извлечении, то в заголовке пишется «из», а пропуск текста документа обозначается отточием. Опущенные части текста оговариваются в текстуальных примечаниях, помещающихся под текстом до­кумента.
Стилистические особенности текста сохраняются, также как и подписи под документами. В случае невозможности прочтения подписи в текстуальных примечаниях делается помета: «Подпись неразборчива».
К документам даются редакционные заголовки. При отсутствии даты пос­ледняя устанавливается составителем, при невозможности указать точную дату пишется: «Ранее», «Позднее», «Не ранее», «Не позднее».
Текст каждого документа сопровождается легендой, в которой указывается название архива, номер фонда, описи, дела и листа, подлинность или копий-ность документа. Значительное количество документов 1918 г. ввиду слабой сохранности многих подлинников представлено в сборнике копиями. Особую ценность представляют копийные материалы фонда губернского истпарта, хранящиеся ныне в ЦДНИТО, которые стали результатом целенаправленного и еще не очень идеологизированного сбора документов по истории революции 1917 — 1918 гг. историками 1920-х годов. Документы истпарта компенсируют
23
значительное число утраченных источников не только партийных, но совет­ских органов власти и управления.
В большинстве случаев способ воспроизведения текстов документов маши­нописный, встречаются и рукописные тексты, типографские экземпляры, те­леграфные бланки. Кроме машинописных, все иные способы воспроизведения текстов оговариваются в легенде.
География событий практически представлена в документах сборника пол­ностью, всеми двенадцатью уездами, входившими в состав губернии.
Расположение документов в сборнике подчинено хронологическому прин­ципу, как наиболее полно позволяющему проследить ход событий и динамику процесса на сравнительно небольшом по времени историческом этапе нашей истории.
При подготовке сборника составители руководствовались «Правилами из­дания исторических документов» (М., 1990). Согласно «Правилам...», тексты документов публикуются по правилам современной орфографии с сохранени­ем особенностей стиля и языка. Искажения явного характера оговорены в подстрочных примечаниях.
Издание снабжено следующим научно-справочным аппаратом: историчес­ким введением, археографическим предисловием, списком сокращений, имен­ным и географическим указателями, примечаниями по тексту и комментария­ми по содержанию.
Г. Ходякова
1917 год
№ 1
Предписание Княже-Богородицкого волостного старшины Ильина землевладельцу Н.Ф. Хвощинскому о немедленном доставлении в волостное правление сведений о количестве скота с угрозой расстрела
6 марта 1917 г.
Сейчас же доставить в волостное правление сведения о количестве скота, как-то: лошадей, коров, телят, овец, свиней и т.п. Сведения обязаны дать самые точные под страхом ответственности даже до расстрела.
Волостной старшина Ильин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 17, 18. Подлинник.
№ 2
Регест
Телеграмма вице-директора1* Чаплина Тамбовскому губернскому комиссару Временного правительства Ю.В. Давыдову о принятии мер к охране имений Кирсановского уезда от разгрома со ссылкой на приказание министра юстиции
7 марта 1917 г.Вице-директор Чаплин
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 59. Телеграфный бланк.
'* По тексту документа установить учреждение невозможно.
№ 3
Приказ №1 губернского комиссара Ю.В. Давыдова об устранении от должности всех чинов полиции в связи с переформированием полиции в милицию согласно распоряжения министра внутренних дел
7 марта 1917 г.
Ввиду переформирования, согласно распоряжению министра внутренних дел, полиции в милицию, подведомственных самоуправлениям всех классных и низших чинов полиции Тамбовской губернии устраняю от должности с на­стоящего числа.
Полицмейстерам и исправникам приказываю немедленно сдать дела и де­нежные суммы полиции по городской полиции — городским управам, по уездной полиции — уездным земским управам.
Губернский комиссар Давыдов^ ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 3. Л. 287. Незаверенная копия.
25
№ 4
Телеграмма землевладелицы М. Рейтерн Председателю Государственной думы Родзянко о критическом положении в Кирсановском уезде, бесчинстве солдат, о назначении представителя правительства в Кирсанов
8 марта 1917 г.
Срочная
Прошу назначить представителя правительства в Кирсанов Тамбовской гу­бернии. Положение критическое. Солдаты запасного полка без начальства разъезжают по экономиям, требуют вино, деньги, продукты берут, взламывая замки. Прошу вашего срочного содействия.
Мария Рейтерн
На документе помета: «Председателю Совета министров». ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 55. Телеграфный бланк.
№ 5
Телеграмма1* землевладелицы с. Вельможино Кирсановского уезда Горяиновой в Петроград Председателю Совета министров князю Львову о грабеже ее имения солдатами
9 марта 1917 г.
Срочная
В Тамбовской губернии Кирсановском уезде солдаты грабят имения. У меня в селе Вельможине взяли лошадей и сбрую, отдали мужикам, ограбили управляющего. Довожу до Вашего сведения.
Горяинова
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 53. Телеграфный бланк.
1 Телеграмма отправлена из Москвы.
№ 6
Регест
Телеграмма комиссара правительства г. Москвы Н.М. Кишкина2 губернскому комиссару Ю.В. Давыдову об оказании содействия землевладелице с. Вельможино Кирсановского уезда Горяиновой в связи с разграблением ее имения солдатами
9 марта 1917 г. Вне очереди.
Кишкин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 15. Телеграфный бланк.
№ 7
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному комиссару и в копии командиру запасного полка
26
о принятии мер к солдатам, совершавшим грабежи в с. Вельможино, в имении землевладелицы Горяиновой
9 марта 1917 г.
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 17. Отпуск.
№ 8
Протокол заседания Глазковского временного волостного исполнительного комитета Козловского уезда от 10 марта 1917 г. о недопустимости назначения бывшего земского начальника Н.Н. Давыдова уездным комиссаром
10 марта 1917 г.
1917 года марта 10 дня Глазковскии временный исполнительный комитет собрался сего числа для обсуждения местных текущих дел. На собрании не­которыми из членов комитета возбужден вопрос о назначении Козловского уездного комиссара Николая Николаевича Давыдова. Обсудив этот вопрос, Глазковскии волостной временный исполнительный комитет вынес такую ре­золюцию: назначение Н.Н.Давыдова признать недопустимым по следующим причинам: Н.Н.Давыдов в председатели Козловской уездной земской управы поступил из земских начальников 8 участка. Глазковская волость находится в 8 участке и поэтому имеет полное представление о новом комиссаре. Кто такой г-н Давыдов? Человек, преданный поклонник старому режиму, прошед­ший весь искус в давлении на общество и абсолютно не желающий считаться с мнением общества, что и сумел доказать уже при Временном правительстве. 5 марта на земском собрании, в которое г-н Давыдов вызвал людей, угодных ему, т.е. старшин и волостных судей, управляющих, в большинстве случаев ставленников гг. земских начальников, тиранами и насильниками населения, не пользующихся никаким доверием со стороны последних1*, и потом заявил, чтобы они между собой избрали представителей крестьян в Козловский вре­менный исполнительный комитет. Граждане Глазковской волости находят, что подобный поступок г-на Давыдова показывает, как он будет считаться с жела­ниями общества, потому что мы не можем признать вызванных Давыдовым своими представителями.
[подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 69. Заверенная копия.
1 * Так в документе. 2* Подпись отсутствует.
№ 9
Телеграмма1* старшины Куликовского волостного правления Усманского уезда Елютина губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о приветствии гражданами волости нового правительства
10 марта 1917 г.
В Куликовском волостном правлении состоялось первое гражданское со­брание. С глубоким чувством умиления было прослушано им, что цепи рабст-
27
ва рухнули, свободно вздохнула многострадальная Русь и горячо благодарит, приветствует новое правительство.
Волостной старшина Елютин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 6. Телеграфный бланк.
'* Телеграмма за подписью старшины Елютина направлена от имени собрания граждан волости.
№ 10
Телеграмма члена Государственной думы землевладельца
Н.Л. Маркова первого3 из Самары Председателю Совета министров
князю Львову о принятии мер к охране его имения
в Кирсановском уезде
// марта 1917 г.
Получил депешу из кирсановского имения моего, что какие-то солдаты разгромили контору, уничтожили все документы. Прошу меры охранения, иначе спасти хозяйство далее нельзя.
Член Государственной думы Марков первый ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 52. Телеграфный бланк.
№ 11
Регест
Телеграмма землевладелицы с. Вельможино Кирсановского уезда Горяиновой из Москвы губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о защите ее имения от разграбления солдатами
12 марта 1917 г.
Горяинова На документе помета: «Исполнено».
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 18. Телеграфный бланк.
№ 12
Обращение земского начальника 3-го участка Елатомского уезда Ложина к населению уезда с призывом принять активное участие в строительстве новой жизни
12 марта 1917 гУ Граждане великой державы Российской!
Совершилось великое дело, и Россия вступила на новый, обещанный нам путь красивой и счастливой жизни.
Каждый из нас стал равноправным гражданином и на весь народ возложе­на ответственная и сложная задача — взять на себя строительство нового го­сударственного аппарата, призвать для служения народу лиц, облеченных до­верием населения.
Приветствую от всей души переход к великому будущему России и по­здравляю вас с этой безграничной радостью.
28
Но нужно помнить прежде всего, что переход совершился в то время, когда у нас война, когда враг еще не разбит и когда он, как коршун, зорко следит за нами, выбирая наше слабое, больное место.
Поэтому все наши общие силы и действия должны быть направлены преж­де всего к обеспечению армии всем необходимым.
Для достижения последнего нужна спокойная, плодотворная и неутомимая работа, к которой я вас и призываю.
Только спокойное и правильное течение жизни, неослабная повседневная работа на пользу страны обеспечат победу, которую ожидает народ почти три года.
Помните, что каждый перерыв, каждая заминка в работе несут за собой неисчислимые бедствия туда, где в окопах сидят наши несчастные братья.
Убежден, что каждый из вас хорошо понимает, насколько серьезен пере­живаемый момент, почему и мое к вам обращение составлено в выражениях, отвечающих наступившему положению.
Я не обращаюсь к вам с набором зажигательных слов, мало отвечающих интересам родины, армии и народа и считаю, что при серьезном деле балагану не место.
Теперь вы понимаете свои задачи. Вы лучше меня знаете, для чего нужна ваша сила, для чего нужен ваш упорный, неутомимый и спокойный день.
Да здравствует свободная, согласная Россия во имя интересов народа и армии. УРА!
Земский начальник Ложин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 19. Л. 63. Подлинник.
Дата установлена по соседнему в деле документу.
13
Препроводительное письмо земского начальника 3-го участка Елатомского уезда Ложина к его обращению
12 марта 1917 г.
Считаю долгом своей совести и личных своих убеждений засвидетельство­вать мою полную готовность не щадя сил работать на пользу свободной, со­гласной России во имя интересов народа и армии.
Прилагаю мое слово к населению участка, сказанное мною лично на Высо-кополянском сходе при стечении более тысячи человек.
Относительно участка могу доложить, что сравнительно все обстоит благо­получно. Нигде никаких беспорядков нет. Дело идет нормальным порядком. Понятно, я не имею в виду общее настроение толпы, не совсем еще разобрав­шись1* с тем переворотом, который произошел. Многие понимают этот пере­лом в том смысле, что теперь все могут делать, что хотят. Для успокоения умов и для предотвращения перехода страны из светлого будущего в состоя­ние анархии, необходимы срочные меры в смысле разъяснения населению его прав и обязанностей по отношению Временного правительства и Армии.
Земский начальник Ложин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 19. Л. 62, 62 об. Подлинник.
Так в документе.
29
№ 14
Аннотация
Телеграмма землевладелицы Жилинской губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о действиях крестьян с. Липяги Спасского уезда
14 марта 1917 г.
Сообщает о требованиях крестьян к управляющему ее имением о пере­даче им всего имения и выселении из него всех служащих, просит принять срочные меры и разъяснения крестьянам закона.
Жилинская ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 107. Телеграфный бланк.
№ 15
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова уездным комиссарам о порядке применения военной силы для восстановления порядка
15 марта 1917 г.
При необходимости в содействии войск для водворения порядка надлежит входить в соглашение с местной военной властью, при недостижении соглаше­ния обращаться не в Петроград, а ко мне для сношения с командующим вой­сками.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 38. Отпуск.
№ 16
Телеграмма Шацкого уездного комиссара Стахеева губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о попытке смены крестьянами управляющего в имении Воронцова-Дашкова Конобееве, о деятельности сельских и волостных исполнительных комитетов
15 марта 1917 г.
В Конобееве, имение Воронцова-Дашкова, волостной сход требует уволь­нения управляющего, сдачи имения конторщику. Агитация ведется председа­телем комитета Пржевалинским и находящемся в отпуске военным врачом1*. Телеграфировал в главную контору Воронцова. Настроение обостренное, те же требование предъявляются в некоторых других имениях, по ним организу­ются местные комитеты, работающие самостоятельно, подчиняясь постановле­ниям уездного комитета. Волостные комитеты в некоторых местах уже дейст­вуют самостоятельно, но все это вносит в уездах анархию. Необходима при­сылка сознательных агитаторов. Местные авторитетом не пользуются
Уездный комиссар Стахеев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 142. Телеграфный бланк.
Фамилия написана неразборчиво.
30
№ 17
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова уездным комиссарам о согласовании действий по посылке войск для поддержания порядка уездными комиссарами и общественными исполнительными комитетами, при отсутствии последних о необходимости направления солдат, способных действовать не только оружием, но и нравственным авторитетом
17 марта 1917 г. Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 98. Отпуск.
№ 18
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова министру внутренних дел о настроениях крестьян в связи с приходом новой власти
17 марта 1917 г.
Наступило полное успокоение, население возвратилось к мирному труду, в гарнизонах порядок. Потрясения ограничились беспорядками в Кирсанове и его уезде, произведенными солдатами, оставленными в критический момент начальством без руководства и разбежавшимися по уезду. В грабежах имений Маркова, Рейтерн, Горяиновой Кирсановского уезда принимали участие толь­ко солдаты, из населения присоединились лишь хулиганы. В остальной [части] губернии эксцессы ограничились развозкой сена, заготовленного для армии в Шацком уезде, несколькими самовольными порубками. Крестьянство радостно приняло весть о свободе, рабочие показывают замечательную дис­циплинированность. Подробнее донесение почтой.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 99. Заверенная копия.
№ 19
Аннотация
Донесение губернского комиссара Ю.В. Давыдова министру внутренних дел о состоянии населения губернии
17 марта 1917 г.
Комиссар информирует министра о полном успокоении гражданского на­селения и солдат. Солдаты участвовали в беспорядках в Кирсанове и его уезде только потому, что в критический момент они остались без руковод­ства и разбежались по городу. На остальной территории губернии имели место развозка сена, заготовленного для армии в Шацком уезде, и несколько самовольных порубок.
Заканчивая свою информацию, комиссар пишет о том, что крестьянст­во с радостью встретило весть о свободе, а рабочие показывают замеча­тельную дисциплинированность.
Комиссар Давыдов
На документе помета: ^Отправлено 17 марта 1917 г.*. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 49. Отпуск.
31
№ 20
Сообщение Кирсановского уездного комиссара Еремеева губернскому комиссару Ю.В. Давыдову об отношении населения к новой власти
18 марта 1917 г.
На телеграмму Вашу от 8-го сего марта сообщаю Вам, что переход к но­вому порядку среди населения прошел совершенно спокойно и радостно. На­силия над личностью и имуществом со стороны населения не было, такие на­силия были допущены лишь со стороны солдат, расквартированных в Кир­санове, которыми был убит 1 офицер и 1 ранен, ограблены в пределах уезда имения Рейтерн, Маркова и некоторых других лиц. Расхищались более всего грабителями скот, фураж и домашние вещи.
В настоящее время в Кирсановской тюрьме содержатся 4 солдата за гра­беж, 3 — за кражи, 11 человек — за разграбление имения Маркова, 4 чело­века — за разграбление имения Рейтерн, 1 человек — за поджог. Это при­скорбное явление произошло главным образом потому, что значительное число солдат самовольно отлучилось из своих частей и с оружием в руках, на казенных лошадях и пешком, отдельными группами бродит по уезду. На­родной милицией и войсками принимаются самые энергичные меры к задер­жанию подобных мародеров, из которых значительное число уже задержано. Порядок среди войск постепенно восстанавливается.
Кирсановский уездный комиссар Еремеев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 50, 50 об. Подлинник.
№21
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова
министру юстиции о наведении порядка в Кирсановском уезде
19 марта 1917 г.
Принятыми мерами разгром имений Кирсановского уезда прекращен, ви­новных задержано двадцать три, содержатся в тюрьме. Беспорядки соверши­лись исключительно разбежавшимися солдатами.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 61. Отпуск.
№ 22
Телеграмма управляющего имением землевладельца Белоусова
в Темниковском уезде общественному губисполкому
о самовольных действиях крестьян и бездействии властей
20 марта 1917 г.
Вверенному моему управлению имению Белоусова Темниковского уезда самовольно, большим скопом народ, крестьяне, рубят, увозя строевой лес, движения вольны, ежедневно увеличиваются, принимая острый характер, на­носящий большой убыток владельцу. Местный комиссар, мотивируя отсутст­вием для того милиции, отказал в оказании содействия прекращению грабе-
32
жа, насилия, переживаю личную опасность, ожидая от комитета скорого рас­поряжения оказания содействия.
Управляющий Белелюбский ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 39. Л. 7. Телеграфный бланк.
№23
Телеграмма землевладелицы с. Трубетчино Лебедянского уезда графини Толстой губернскому комиссару Ю.В. Давыдову с просьбой оставить милицию в ее имении
20 марта 1917 г.
Не откажите принять меры к оставлению милиции в моем имении Трубет­чино Лебедянского уезда.
Графиня Толстая ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 36. Л. 8. Телеграфный бланк.
№24
Из протокола заседания Спасского уездного общественного исполнительного комитета от 21 марта 1917 г.1* о доведении до правительства заявления крестьянской группы комитета
21 марта 1917 г.
... 4. Заявление крестьянской группы комитета. Член комитета Лазарев сделал соответствующее заявление: Крестьянская группа просит уездный комитет обратиться к Правительству, чтобы оно разрешило вопросы: 1. О переходе к трудящемуся классу земель, принадлежащих помещикам, удельному ведомству, церквям и монастырям; 2. О введении бесплатного всеобщего обязательного обучения. Школы долж­ны быть с 8-летним курсом. В них 6 классов должны быть общеобразователь­ными и 2 класса — специальными; 3. О замене постоянной армии народным ополчением; 4. О том, чтобы война была доведена до благополучного для Рос­сии конца; 5. Об отделении церкви от государства и о том, чтобы богослуже­ние в храмах совершалось на русском языке.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 386 об. Печатный экз.
** Не публикуются постановления заседания о займах, о доверии составу уездной земской управы, о противодействии дезертирству с фронта.
№25
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова председателю Козловского городского исполнительного комитета Наумову о временном исправлении должности уездного комиссара
21 марта 1917 г. Комиссар Давыдов ГАТО. Ф.1О58. Оп.1. Д.37. Л.39. Отпуск.
2 — 8148 33
№26
Регест
Препроводительное письмо Тамбовского уездного комиссара А. Лукьянова к рапорту Княже-Богородицкого волостного старшины Ильина1* о незаконных распоряжениях старшины по отношению к землевладельцу Хвощинскому
Не ранее 21 марта 1917 г. Срочно.
Уездный комиссар А. Лукьянов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 17. Подлинник.
** См. документ № 1.
№ 27
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова уездным комиссарам об ознакомлении населения с телеграммой министра Львова1* по организации местных общественных исполнительных комитетов
22 марта 1917 г.
Сообщаю Вам для руководства и широкого ознакомления всех комитетов и населения уезда телеграмму министра князя Львова на мое имя: «Временное правительство, озабочиваясь правильным и спокойным ходом дела в волос­тях, впредь до завершения срочных работ по устройству волостного земства уполномочивает Вас немедленно приступить чрез посредство уездных комис­саров по их указаниям в местах, где окажется необходимым, к организации волостных комитетов, которым временно надлежит поручить функции волост­ного управления. При образовании этих комитетов следует опираться на су­ществующие волостные продовольственные комиссии, на кооперативные орга­низации, на волостные попечительства по презрению нижних чинов или на из­бранные уже волостные комитеты в зависимости от того, какие из этих орга­низаций по местным условиям являются более жизнедеятельными, работоспо­собными и внушают наибольшее доверие населению к работе этих комитетов. Рекомендуется также привлекать местных землевладельцев и все интеллигент­ные силы деревни. Председатели волостных комитетов, набранные из среды последних и их помощники, если комитет признает нужным установить тако­вых, выдают исполнительную часть волостного управления впредь до издания указа об образовании волостного земства. Порядок действия, предметы ведом­ства и объем власти волостного управления остаются без изменения. Обстоятель­ства настоящего момента побуждают правительство обратить особое внимание на правильную организацию волостных комитетов в целях безостановочного хода дела снабжения армии, поддержания общественного порядка о сохранения в волости зданий и всего делопроизводства волостных правлений».
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 133. Отпуск.
** Имеется в виду министр-председатель Временного правительства Львов Геор­гий Евгеньевич, который одновременно занимал должность министра внутренних дел.
34
№28
Телеграмма председателя Козловского городского исполнительного
комитета Наумова губернскому комиссару Ю.В. Давыдову
о подтверждении его полномочий в качестве уездного комиссара
22 марта 1917 г.
Уездный комиссар выехал, не передав никому своих полномочий. Выдача солдатских пайков задерживается. У уездного комитета есть уездная исполни­тельная комиссия. Подтвердите передачу полномочий комиссара Наумову.
Председатель Комиссии Наумов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 41. Телеграфный бланк.
№29
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова председателю Козловского городского исполнительного комитета Наумову о принятии временно должности Козловского уездного комиссара
22 марта 1917 г. Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 42. Телеграфный бланк.
№ 30
Телеграмма Щацкого уездного комиссара Стахеева губернскому комиссару Ю.В. Давыдову об образовании и деятельности волостных продовольственных комитетов
22 марта 1917 г.
Волостные продовольственные комитеты образованы во всех волостях уезда. Производится опись и определение свободных остатков хлебов, уста­навливается нуждаемость населения семенах для посева. Вследствие распути­цы работа задерживается за отсутствием интеллигентного состава волостных комитетов. В комитетах работа идет пока неудовлетворительно.
Уездный комиссар Стахеев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 71. Телеграфный бланк.
№31
Обращение губернского Совета рабочих и солдатских депутатов, бюро по организации крестьянского союза губернии, губернского комитета партии социалистов-революционеров, президиума губернской организации партии социал-демократов к земледельцам губернии
29 марта 1917 гУ
Граждане земледельцы!
Старое правительство привело страну в тупик. Оно вело народ по пути страданий к гибели. По его вине страдала армия, по его вине наша богатая хлебом страна очутилась лицом к лицу с голодом.
v 35
Народ весь как один понял положение и с воодушевлением и жаром сбро­сил иго самодержавия, разбил оковы и цепи старого рабского строя. Народ добыл себе свободу. Судьбы родины в руках самого народа. Но если у народа и армии не будет запасов хлеба, если не удасться устранить надвигающийся голод, то свободной России грозят опасности. Начинается посев хлебов. Пусть ни один плуг, ни одна борона не останутся праздными. Пусть все плуги и сохи глубже врежутся в матушку землю. Пусть побольше упадет зерен на пашню. Пусть никто не отказывает в помощи тем, кто не сможет сам засеять свою землю.
Граждане земледельцы! Помните, что с каждого клочка земли надо взять все, что можно для блага родины, помните, что ваша надежда на всходы хле­бов и овощей есть надежда на будущее благо свободной и счастливой России.
Безумные представители старого строя мало думали о посевах и сборах хлебов.
Царские ставленники умели только расточать народное достояние, народ­ную силу. Новая власть пойдет другой дорогой. Она приложит все усилия и поможет вам обсеменить поля. Много времени упущено, но, насколько смо­жет, власть постарается снабдить ваши хозяйства необходимыми для него предметами, орудиями и рабочими руками.
Сейте семена. Сейте больше. Сколько бы вы ни собрали урожая, сбыт его обес­печен: новое правительство, состоящее из народных избранников, по установлен­ной справедливой оценке купит ваш хлеб, ваши овощи для армии и страны.
Граждане земледельцы, откликнитесь на призыв родины, залечите раны, нанесенные нашей родине старым правительством, помогите установить поря­док. Дайте хлеба армии и городам, работающим на армию! Правда, земли мало в ваших руках, но обождите, она будет, ее передадут вам в близком бу­дущем.
Новая власть уже приняла меры к подготовке решения земельного вопро­са, а окончательное решение его будет дано народным избранникам, которые соберутся в Учредительном собрании.
Земельные беспорядки, самовольный захват земли, погромы и поджоги экономии не допустимы.
Самоуправством нельзя решать земельной нужды, не допускайте беспоряд­ков, этого требует благо Родины.
Братья пахари! Свободная родина зовет вас на стражу ее будущего счастья.
Сомкните же тесные ряды многомиллионной трудовой семьи. Напрягите все Ваши силы.
Память павших борцов за свободу, память героев, погибших в боях, голос ваших братьев и сынов из окопов требуют от вас удвоенного труда и порядка.
Граждане земледельцы! Если у нас окажется мало хлеба, этим могут вос­пользоваться темные силы. Они будут говорить, что новое правительство не лучше старого, а вы снова потеряете ту землю, которую вы получите в неда­леком будущем и ту свободу, которую мы с таким трудом сейчас завоевали.
Вы, пахари — могучая сила.
От вас зависит спасение родины.
Тамбовский Совет рабочих и солдатских депутатов
Бюро по организации крестьянского союза Тамбовской губернии
Тамбовский губернский комитет партии социалистов-революционеров
Президиум Тамбовской организации партии социал-демократов
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 3. Л. 33, 33 об. Типографский экз.2*
'* Дата установлена по соседним в деле документам. 2* Отпечатано в типографии губернского правления.
36
№32
Из обращения губернского комитета партии социалистов-революционеров к гражданам губернии
30 марта 1917 г.
«В борьбе обретешь ты право свое*. «Земля и воля*-.
Товарищи рабочие и крестьяне!
В начале марта месяца этого года петроградские рабочие, петроградские полки и Государственная дума заставили императора Николая второго отка­заться от престола за то, что царь плохо занимался государственными делами и чуть-чуть не погубил родину.
Царствование Николая второго было очень неудачным царствованием. Еще при короновании его в Москве двадцать пять лет тому назад, на Ходын-ском поле, было задавлено толпой очень много народа.
С несчастья началось царствование. Была пролита кровь народа. Эта кровь лилась все время по вине царя и продолжает литься и теперь, там, на войне. Вспомните, товарищи, сколько рабочих и крестьян было расстреляно царскими приспешниками за то, что народ просил улучшить его жизнь. Вспомните несчастную войну с Японией, вспомните 1905-й и 1906-й годы, когда по всем городам, селам и местечкам отечества было много расстреляно крестьян и рабочих.
А сколько хороших людей, сколько хороших товарищей, рабочих, студен­тов и крестьян, боровшихся за освобождение народа, померло в тюрьме, на каторге, в ссылке.
Много, очень много народа погибло в царствование Николая Второго.
Это был какой-то кровавый царь!!
И вот теперь народ решил, что пора прекратить кровопролитие внутри страны, достаточно и того, что мы должны проливать кровь на полях сраже­ния.
Народ прогнал Николая Романова, лишил его престола за то, что этот царь плохо занимался государственными делами, за то, что он плохо смотрел за своими министрами.
Почти все министры у царя были люди очень плохие. Им никакого не было дела до интересов народа. Они все стремились к тому, чтобы народу жи­лось возможно хуже. Они набивали только свои карманы, покупали себе име­ния.
Все непорядки привели к тому, что в городах не стало ни керосина, ни соли, ни одежды, ни обуви, ничего. Железные дороги работали плохо, деньги стали дешевы. На них ничего нельзя купить.
И вот рабочие, солдаты и Государственная дума решили разом прикончить плохие порядки Министров арестовали; всех жандармов, приставов, исправ­ников, урядников и стражников разоружили и отдали в солдаты. Власть сама собой перешла в руки всего народа и нового правительства, состоящего из лучших людей. Эти лучшие люди составили Временное правительство и нача­ли с того, что предоставили народу свободы. А свободы заключаются в следу­ющем:
Теперь можно говорить открыто то, что думаешь.
Можно говорить то, что запрещалось раньше, когда был у нас полицей­ский строй, когда Россией управляли пулей и нагайкой при помощи тюрьмы, каторги и виселицы.
Это называется свобода слова.
37
Далее, при старом строе устраивались гонения на иноверцев. Так, напри­мер, была секта духоборов, часть этих духоборов наше правительство помори­ло в ссылке и тюрьмах, часть выгнала из пределов родины.
Теперь же допущена свобода вероисповедания. Как кто хочет, так пусть и верует в Бога. Никто за это не будет гнать и преследовать. При старом строе нельзя было печатать в газетах правду про царя и власть имущих, за это по­лагался большой штраф, газеты закрывались, а написавшего сажали в тюрь­му. Теперь же печатать можно все, что не идет во вред нашему войску1*.
Можно печатать так, как напечатано в этом листке о том, какой плохой был у нас царь, и о том, что вся «земля и воля» должны принадлежать не малой кучке людей, а всему трудовому народу. Это и называется свободой пе­чати.
При старом режиме нельзя было собираться вместе для того, чтобы потол­ковать о своих нуждах, о порядках. Как только соберутся, бывало, пять-шесть человек, так сейчас тут как тут либо урядник, либо стражник, либо жандарм, либо полицейский.
Теперь можно собираться где угодно и кому угодно на собраниях, можно говорить всякую правду и за то никто никого не оттащит в холодную или тюрьму. Это называется свободой собраний.
Нельзя было, далее, при старом правительстве, основывать союзы без раз­решения. И когда в 1906 году во многих селах были основаны волостные крестьянские союзы, то скоро полиция эти союзы закрыла, а участников со­юзов посажала в тюрьмы.
Теперь не то, теперь разрешаются всякие союзы, преследующие благие цели. Как видите, товарищи, теперь жить стало лучше, теперь вместо насилия и произвола установлена свобода слова, печати, вероисповедания, свобода со­юзов и собраний.
Пользуясь этим, в Тамбове, как и в других городах, вышел из подполья и открыто существует комитет партии социалистов-революционеров.
Самодержавное правительство очень не любило этой партии. Оно пресле­довало ее участников, арестовывала их, вешало, расстреливало, гноило в тюрьмах. Некоторые члены партии более 20 лет провели в одиночном заклю­чении в тюрьме. Такому гонению партия подвергалась за то, что хотела добра всему трудовому народу, за то, что хотела добыть для крестьян «землю и волю», а с насильниками расправляться оружием и бомбами.
К чему же стремится партия социалистов-революционеров?
Партия хочет, прежде всего, установить такой порядок, при котором народ будет сам управлять своими делами...
Партия хочет вместо самодержавия учредить демократическую республи­ку, когда законы будут составляться народом, когда народ через своих выбор­ных будет сам смотреть за исполнением таких законов, и сам будет судить на­рушителей закона.
Так как новое правительство в скором времени соберет Учредительное со­брание и позовет представителей всего народа без различия: мужчин и жен­щин, богатых и бедных, русских и иностранцев, живущих среди русского на­рода, то партия социалистов-революционеров, сплотив вокруг себя народные массы, выберет из своей среды тех людей, которые будут стоять прежде всего за демократическую республику.
Затем депутаты партии должны будут в Учредительном собрании отстаи­вать переход земли в руки тех, кто на ней работает.
Всякая торговля землей должна быть прекращена. Земля не может быть ничьей собственностью: ни отдельных людей, ни обществ, она должна быть общенародным достоянием.
38
Местными земельными делами должны заведовать выборные сельских и городских общин и их сходы. Партия социалистов-революционеров полагает, что пользоваться землей имеет право всякий, кто сам с семьей или в товари­ществе на равных для всех товарищей правах работает на ней. Всякий желаю­щий работать на земле имеет право получить столько земли, чтобы дохода с нее хватало на житье самому трудящемуся с семьей или на житье соединив­шихся товарищей. Перехода земли в руки трудящихся партия будет добивать­ся законодательным путем и просить товарищей-крестьян воздержаться в на­стоящее время от отдельных самостоятельных решений вопроса о земле и самовольных захватов земель помещиков и духовенства. Надо помнить, что всякого рода погромы и поджоги хуторов и имений на руку как немцам, так и сторонникам старого правительства, которые к этому будут всецело стре­миться.
Далее, партия сделает наказ своим депутатам в Учредительном собрании добиваться того, чтобы рабочие на фабриках и заводах работали не больше 8 часов в день, чтобы была установлена плата, меньше которой не могут пла­тить рабочему предприниматели, заводчики и фабриканты и чтобы вообще ра­бочему жилось хорошо.
После того, как в Учредительном собрании будет установлен новый образ правления1*, партия будет отстаивать учреждение бесплатной врачебной помо­щи, бесплатной агрономической и продовольственной помощи, всеобщего, обязательного для всех, бесплатного обучения, необходимость учреждения местными выборными людьми (земскими и областными управами) выдачи ссуд (кредита), при помощи государственных средств, на улучшение и веде­ние хозяйства своим трудом; особенно для помощи тем, кто хочет вести хозяй­ство сообща, товариществом, на артельных (кооперативных) началах.
Партия будет стоять за то, чтобы городским и сельским общинам было дано право облагать какими они найдут нужными налогами недвижимые иму­щества и отчуждать их, хотя бы даже и без согласия владельцев, если это нужно для пользы большинства местных людей, особенно для доставления ра­бочему населению дешевых и здоровых жилищ.
Перечисление всех требований партии социалистов-революционеров можно найти в программе, а потому предлагаем товарищам солдатам, рабочим и крестьянам обзаводиться программами, просматривать и изучать их. Там­бовский комитет партии призывает товарищей пользоваться свободой слова, собраний, союзов, сходиться вместе, обмениваться мнениями по поводу пар­тийных требований, и, соглашаясь с ними, везде, куда попадет этот листок, соединяться и образовывать кружки, братства и сообщества партии социалис­тов-революционеров, не стесняясь количеством желающих входить в них то­варищей.
Необходимо составлять деревенские, сельские, волостные комитеты пар­тии для того, чтобы подготовиться для посылки в Учредительное собрание со­знательных товарищей, для отстаивания требований партии, называемых об­щими словами «Земля и Воля Народу».
Итак, товарищи солдаты, рабочие и крестьяне дружно пойдем нога в ногу вперед к свету, свободе, правде, порядку, к гражданскому равенству и друж­но провозгласим:
Да здравствует Учредительное собрание! Да здравствует свободная Россия! Да здравствует Демократическая республика! Да здравствует требование «Земля и Воля всему трудовому народу»! Да здравствует соци­ализм!
Товарищи крестьяне, солдаты и рабочие, проживающие во всей Тамбов­ской губернии! Обращайтесь лично, пишите о каждом создавшемся кружке,
39
требуйте листки программы, всякие справки и сведения у Тамбовского губерн­ского комитета партии социалистов-революционеров. Объединившись только в одно целое, спаянное товарищеским единением, мы будем сильны и сумеем отстоять свои требования.
Помните, что <в единстве — сила»!
Адрес и явка комитета:
г. Тамбов, Большая ул., д. 61, сельскохозяйственное общество. С товарищеским приветом
Тамбовский губернский комитет партии социалистов-революционеров. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 3. Л. 35, 35 об. Типографский экз.
1 Так в документе.
№33
Телеграмма Темниковского уездного комиссара Временного правительства Димитрова1* губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о требованиях крестьян ряда волостей о безвозмездной передаче им земельных угодий
3 апреля 1917 г. Срочная
Заулинские, кочемировские, николаевские, муравьевские, сумерские крес­тьяне, предводимые заулинским солдатом егерского полка, стоящего в Петро­граде, Никифором Петровым Курниковым, составили расписку и принудили, угрожая смертью, [землевладельца] Новосельцева подписаться добровольно о бесплатной отдаче до нового закона 1365 десятин пашни, лугов, уйти многих служащих рабочих и продолжают угрозами снимать рабочих. Выделялись за­улинские — Самоноков, Курников, из Николаевки — Малышкин и Кочеми-рова — Поняев, староста Кузяев. На место выезжают солдатские депутаты из Темникова. Прошу распоряжения и полномочия в случае надобности немед­ленно арестовать солдата Курникова.
Комиссар Димитров ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 39. Л. 34. Телеграфный бланк.
1# Далее — уездного комиссара.
№ 34
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Сасовскому районному земельному комитету о беспорядках в имении Траскиных
8 апреля 1917 г.
В имении Траскиных с. Кошибеево Потапьевской волости происходят бес­порядки, управляющего чуть не убили, триста десятин ярового останутся не­засеянными. Убедительно прошу комитет принять срочные меры для прекра­щения беспорядков, настоять, чтобы земля вся была засеяна, разъяснить крес­тьянам, что хлеб теперь собственность государства, а не помещиков4.
Губернский Комиссар Давыдов
На документе помета: «Отправлена 8 апреля 1917 г.». ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 19. Л. 121. Отпуск.
40
№ 35
Телеграмма правителя канцелярии губернского комиссара К. Зубкова тамбовскому уездному комиссару о принятии мер к насильственным действиям крестьян с. Павловки Абакумовской волости
8 апреля 1917 г.
Прошу принять меры против насилий крестьян [с] Павловки Абакумов-ской волости, снявших годовых служащих моей экономии, установивших цену пешему рабочему1* четыре рубля в день, не допуская работать без их согла­сия. Поля останутся незасеянными.
Константин Зубков
На документе резолюция: «Для принятия надлежащих мер*. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 61. Телеграфный бланк.
** Пеший рабочий — наемный работник без лошади.
№36
Телеграмма доверенного землевладельца Орлова-Давыдова губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о произведении обыска у служащих имения и их аресте членами волисполкома и жителями села
9 апреля 1917 г.
Вчера члены Ахматовского сельского комитета1* милиционеры, солдаты и сельские жители произвели, без уполномочия, внезапно, крайне грубый [обыск] на Ахматовском хуторе у моего доверителя, в квартирах заведующе­го, его помощника, конторщика, ключника, выключив предварительно теле­фон и заперев жену и детей заведующего в отдельной комнате. Случайно явившемуся солдату отпустили самоуправно десять пудов ржи, затем аресто­вали заведующего, конторщика, ключника при волости, предъявив лишь се­годня вечером совершенно необоснованное обвинение в шпионстве и хране­нии трех револьверов, одного ружья. Волостной комитет постановил: содер­жать арестованных служащих до возвращения уехавшего сегодня в Тамбов волостного комиссара, затребовать представления служащими в трехдневный срок всех имеющихся револьверов и ружей, после сего будет произведен обыск всех квартир. Через три часа после своего постановления волостной комитет освободил произвольно арестованных служащих, отобрав подписки невыезда до возвращения комиссара. Убедительно прошу Вашей справедли­вости, законной защиты, принятия мер, ограждающих невиновных граждан-служащих от произвольного самоуправства в интересах беспрерывной мирной работы, необходимой Отечеству, так как посев проводится полным напряже­нием всех рабочих.
Доверенный графа Орлова-Давыдова Воронков ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 65-66. Телеграфный бланк.
1* Имеется в виду общественный исполнительный комитет.
41
№ 37
Телеграмма председателя Котелинского волостного комитета Темниковского уезда Коровкина губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о крестьянских волнениях
10 апреля 1917 г.
[На] границе Елатомского и Темниковского уездов в районах Котелинской и Черменской волостей среди крестьян сильные волнения [под] предводитель­ством отпускных солдат, отмечен ряд избиений при съемке рабочих, погрузке баржей. Просим срочных распоряжений уездным комиссарам и принятия мер.
Председатель Котелинского комитета Коровкин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 39. Л. 36. Копия.
№ 38
Письмо исполняющего дела губернского комиссара К. Шатова5 городским и уездным комиссарам о праве выдавать разрешение на приобретение, ношение и хранение оружия и о постановлении губернского комиссара о правомочности продовольственных комитетов решать вопросы об использовании военнопленных на работах в экономиях
10 апреля 1917 г. Циркулярно.
Тамбовский губернский комиссариат в заседании 25-го апреля, обсудив во­прос о том, кто выдает разрешение на приобретение, ношение и хранение ору­жия, патронов и пороха, вынес следующее постановление:
«Признать, что уездные комиссары выдают означенные разрешения, затем уездные комиссары должны взять на учет все оружие, отобранное в их уезде у должностных и частных лиц и составить этому оружию точную опись, с ука­занием, у кого и когда оно отобрано и хранить это оружие за своею ответст­венностью, выдавая обратно его только тем лицам, коим они найдут вполне возможным».
Затем комиссариат в том же заседании заслушал вопрос о том, что уездные волостные исполнительные комитеты выносят постановления о снятии рабо­чих и военнопленных из экономии, и что волостные комитеты, кроме того, вы­носят постановления, запрещающие работать в известных экономиях. По этому поводу губернский комиссариат постановил:
«Указать уездным комиссарам, с просьбой передать это постановление го­родским, уездным и волостным исполнительным комитетам, что военноплен­ные находятся в ведении продовольственных, а не исполнительных комитетов, а посему постановления исполнительных комитетов, касающихся военноплен­ных — незаконны. Снятие рабочих или запрещение им под угрозой произво­дить работы в экономиях также незаконно и лишает возможности землевла­дельцев засеять и обработать всю посевную площадь, что составляет в данное время государственную необходимость».
Об изложенном сообщаю для сведения и соответствующих распоряжений.
Губернский комиссар К. Шатов Правитель канцелярии Милованов.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 413. Подлинник.
42
№39
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Темниковскому и Елатомскому уездным комиссарам о крестьянских волнениях в Котелинской и Черменской волостях
10 апреля 1917 г.
Котелинский исполнительный комитет сообщает: [на] границе Елатомско-го и Темниковского [уездов], в Котелинской, Черменской волостях среди крестьян волнения [под] предводительством отпускных солдат, избиение, съемка рабочих [при] погрузке баржей. Прошу принять срочные меры.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 19. Л.144. Отпуск.
№40
Телеграмма министра земледелия А.И. Шингарева6 губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о разработке правительством плана аграрной реформы, о составе, порядке избрания и компетенции волостных земельных комитетов, об образовании центрального земельного комитета
Ранее 13 апреля 1917 г.
Правительство в срочном порядке обсуждает вопрос об утверждении цент­рального и местных земельных комитетов для разработки плана аграрной ре­формы и разрешения текущих недоразумений в спорном вопросе. Желательно объединение и согласование основных начинаний с имеющим быть изданным общим на местах. Вместе с тем прошу телеграфно сообщить мне о составе, по­рядке избрания, компетенции волостных земельных комитетов. Подробные сведения прошу прислать почтою. Срочно сообщите уездным комиссаром.
Министр земледелия Шингарев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 331. Телеграфный бланк.
№41
Регест
Телеграмма землевладелицы с. Вельможино Кирсановского уезда Горяиновой губернскому комиссару Ю.В. Давыдову об отобрании крестьянами земли и пленных
17 апреля 1917 г. Горяинова ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 131. Телеграфный бланк.
№42
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному комиссару Еремееву о жалобе землевладелицы Горяиновой
43
об отобрании крестьянами земли и пленных в ее имении в с. Вельможино с просьбой сообщить о принятых мерах
17 апреля 1917 г. Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 133. Отпуск.
№43
Регест
Телеграмма землевладельца Перовского из Петрограда губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о серьезных беспорядках в его Карай-Салтыковском имении Кирсановского уезда, о принятии мер защиты
20 апреля 1917 г. Перовский
На документе резолюция Ю.В. Давыдова: «Кирсанов. Комиссару. Перовский теле­графирует о беспорядках в его Салтыковском имении. Выясните положение дела. Примите меры для восстановления порядка*.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 135. Телеграфный бланк.
№ 44
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному комиссару о самоуправстве Салтыковского волостного исполнительного комитета по отношению к частновладельцу Перовскому и о принятии мер
20 апреля 1917 г.Комиссар Давыдов
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 140. Отпуск.
№ 45
Регест
Телеграмма товарища министра земледелия Хрущева губернскому и Кирсановскому уездному комиссарам о принятии срочных мер к успокоению крестьян графа Перовского
21 апреля 1917 г.За министра земледелия Хрущев
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 137. Телеграфный бланк.
№ 46
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному продовольственному комитету с текстом телеграммы
44
товарища министра земледелия о мерах по наведению порядка в име­нии графа Перовского в с. Карай-Салтыки
21 апреля 1917 г.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 138. Отпуск.
№47
Постановление Временного правительства об учреждении земельных комитетов от 21 апреля 1917 г.
21 апреля 1917 г.
I. Для подготовки земельной реформы и для разработки неотложных вре­менных мер, впредь до разрешения земельного вопроса Учредительным собранием, образуются главный и местные (губернские, уездные и волост­ные) земельные комитеты, состоящие в ведении министерства земледелия. П. На главный земельный комитет возлагается:
1) общее руководство собиранием, разработкой необходимых для земель­ной реформы сведений и подготовительными к ней действиями;
2) составление общего проекта земельной реформы на основании собран­ных данных и всех соображений, какие будут представлены местнымиземельными комитетами.
III. Главный земельный комитет представляет министру земледелия, а в по­следующих случаях через его посредство Временному правительству:
1) об ограничении и приостановлении действия ранее изданных законов,если они могут затруднить планомерное решение земельного вопроса вУчредительном собрании или вызвать недоразумения среди населениясвоею несогласованностью с новым государственным строем, или поме­шать правильному течению сельскохозяйственной жизни;
2) об управлении ранее созданных для заведования земельными деламидолжностей и учреждений, если деятельность их будет признана излиш­ней в новых условиях, а равно о распределении между другими органа­ми находящихся в заведовании этих учреждений и должностных лицдел, имуществ и технического персонала;
3) о согласовании действий и распоряжений органов временной государст­венной власти в сфере земельных отношений;
4) о принятии других мер в целях урегулирования земельных и связанныхс ними хозяйственных отношений.
IV. В главный земельный комитет входят:
1) министр земледелия и его товарищи;
2) председатель, 25 членов и управляющий делами комитета, по пригла­шению Временного правительства;
3) представители губернских земельных комитетов, по одному от каждого;
4) шесть представителей Всероссийских крестьянских организаций (Все­российского крестьянского союза и Всероссийского совета крестьянскихдепутатов);
5) представители: а) Временного Комитета Государственной думы, б) Все­российского Совета солдатских и рабочих депутатов, в) Всероссийскогокооперативного союза, по три от каждого;
6) одиннадцать представителей политических партий по избранию ихцентральных органов, по одному от каждого: а) социал-революционе­ры, б) народные социалисты, в) социал-демократы (меньшевики),
45
г) социал-демократы (большевики), д) трудовики, е) партия народной свободы, ж) прогрессисты, з) октябристы, и) группа центра, к) нацио­налисты и л) независимые правые;
7) пять представителей от крупнейших научных экономических обществ;
8) сведущие лица, приглашаемые председателем с правом совещательногоголоса.
Примечание. Представители ведомств присутствуют в комитете с правом совещательного голоса.
V. Главный земельный комитет выбирает из своей среды двух товарищейпредседателя комитета.
VI. Для поддержания живой связи с местными земельными комитетами и вне­сения возможно большего единства в их дейстзия главному земельномукомитету предоставляется созывать всероссийские и областные съезды иназначать своих уполномоченных для отдельных местностей, равно как ипо отдельным категориям дел, подлежащих его ведению.

VII. Повсеместно учреждаются губернские и уездные земельные комитеты.Волостные комитеты могут быть образуемы по инициативе местного насе­ления или уездных комитетов. Комитеты из своей среды выбирают пред­седателя и его товарищей.
VIII. В задачи губернских и уездных земельных комитетов входит:

1) собирание необходимых для земельной реформы сведений, составлениесоображений и заключений по относящимся к ней вопросам, а такжевыполнение необходимых для нее подготовительных действий;
2) приведение в исполнение постановлений центральной власти по земель­ным делам;

3) соглашение с местными правительственными органами по вопросам озаведовании принадлежащими государству землями и сельскохозяйст­венными имуществами и представление [права] главному земельномукомитету в соответствующих случаях об изменении порядка пользова­ния и распоряжения этими имуществами;
4) издание по вопросам сельскохозяйственных и земельных отношенийобязательных постановлений в пределах действующих законоположе­ний и постановлений Временного правительства;
5) разрешение вопросов, споров и недоразумений, возникших в областиземельных и сельскохозяйственных отношений, в пределах действую­щих законоположений и постановлений Временного правительства, уч­реждение в необходимых случаях посреднических и примирительныхкамер для принятия мер к урегулированию отношений, могущих воз­никнуть вследствие самовольного нарушения чьих-либо прав и интере­сов.
Примечание. В такие камеры, устраиваемые по образцу третейских судов, дела поступают по соглашению сторон, для которых решения камер являются обязательными;
6) приостановление действий частных лиц, направленных к обесценениюземельных и сельскохозяйственных имуществ, если эти действия не вы­зывают общественной и государственной необходимости;
7) возбуждение перед Главным земельным комитетом вопросов об изъятиятаких имуществ из распоряжения частных лиц;
8) исполнение соответствующих постановлений государственной власти исоглашения с местными продовольственными комитетами и иными госу­дарственными учреждениями о наиболее целесообразном использованииэтих имуществ.
46
IX. Компетенция волостных земельных комитетов в пределах отдела VIII на­стоящего положения определяется уездными комитетами.
X. Постановления волостных и уездных комитетов могут быть обжалованы вадминистративном порядке в губернские земельный комитеты, а постанов­ления последних — в Главный земельный комитет.
XI. Губернским земельным комитетам предоставляется право приостанавли­вать решения волостных и уездных комитетов до окончательного решенияГлавного земельного комитета.
XII. Дальнейшее разграничение круга ведения и пределов компетенции во­лостных, уездных и губернских земельных комитетов, надзор за их дея­тельностью и правила обжалования их распоряжений, как в администра­тивном, так и в судебном порядке будут установлены дополнительно Глав­ным земельным комитетом.
XIII. В состав губернских земельных комитетов входят:
1) четыре члена, избираемые губернским земским собранием, и один, из­бираемый городской думой губернского города.
Примечание. До организации губернского и городского самоуправления на основе всеобщего избирательного права эти члены избираются вре­менными губернскими и городскими исполнительными комитетами;
2) по одному представителю от каждого уездного земельного комитета;
3) представители от экономических отделов (агрономического, статисти­ческого и т.п.) губернской земской управы, по избранию этих отделов,общим числом всего не более трех;
4) член окружного суда по избранию общего собрания отделений суда имировой судья по избранию уездного мирового съезда губернского го­рода;
5) представитель министерства земледелия, назначаемый министром зем­леделия;
6) сведущие лица, приглашаемые председателем губернского комитета справом совещательного голоса.
XVI. В состав уездных земельных комитетов входят:
1) четыре члена, избираемые уездным земским собранием, и один, изби­раемой городской думой;
Примечание. До организации уездного и городского самоуправления на основе всеобщего избирательного права эти члены избираются вре­менными уездными и городскими исполнительными комитетами;
2) по одному представителю от каждого волостного земельного комитета,а при отсутствии их — волостного земского собрания.
Примечание. До введения волостного земства эти члены избираются существующими волостными исполнительными комитетами;
3) земский агроном и земский статистик, избрание их товарищей, если та­ковых в уезде несколько;
4) мировой судья, по избранию уездного мирового съезда.
Примечание. В уездах, где нет земского агронома, земского статис­тика и мировых судей, соответствующие лица могут быть приглашаемы самими земельными комитетами;
5) сведущие лица, приглашаемые председателем уездного комитета с пра­вом совещательного голоса.
XV. Волостные земельные комитеты состоят из трех членов и трех заместите­лей к ним, избираемых волостным земским собранием.
Примечание. До введения волостного земства порядок избрания чле­нов волостного комитета определяется уездным земельным комитетом в соответствии с местными условиями.
47
XVI. В члены земельных комитетов могут быть избираемы (приглашаемы) всеправоспособные граждане без различия пола и независимо от их имуще­ственного положения и местожительства в момент избрания (приглаше­ния).
XVII. Уполномоченные Главного земельного комитета пользуются в заседани­ях местных земельных комитетов правом решающего голоса.
XVIII.Представители уездных комитетов пользуются правом решающего голо­са в заседаниях волостных, а представители губернских в заседания во­лостных и уездных земельных комитетов.
XIX. Заведование текущими делами местных земельных комитетов и приведе­ние их постановлений в исполнение возлагается на избираемого самимикомитетами председателя или на образуемое ими с этой целью коллеги­альные исполнительные органы (земельные управы).

XX. Государственные и общественные учреждения, должностные лица и ми­лиция обязаны оказывать земельным комитетам и их исполнительнымчленам свое содействие в осуществлении возложенных на них обязаннос­тей.
XXI. Расходы по содержанию земельных комитетов относятся на общегосу­дарственные средства на счет кредита, открываемого с этой целью Вре­менным правительством.
Министр-председатель кн. Львов
Министр земледелия А. Шингарев
Управляющий делами Временного правительства Влад. Набоков
ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 2. Л. 1—4 об. Заверенная копия.
№ 48
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Елатомскому уездному комиссару о самоуправстве населения села Починок
23 апреля 1917 г.
Согласно разрешению особого совещания по топливу7 уполномоченный по заготовке дров в Тамбовской губернии приобрел у Богдановых лес на сруб около села Починок. Командированному в имение Богдановых лесничему Корчинскому местное население препятствует производить работы. Примите все меры, дабы беспрепятственно могла производиться съемка лесной дачи лесничим Корчинским, равно беспрепятственно свезен купленный лес. Укажи­те местному населению, что в данное время необходимо для нужд государства громадное количество древесного топлива, что большинство железных дорог за недостатком угля, столь необходимого нашему флоту, должно перейти на дровяное отопление. Телеграфируйте о принятых мерах.
Комиссар Давыдов На документе помета: ^Отправлена 23 апреля 1917 г.*.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 19. Л. 191. Отпуск.
№ 49
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Лебедянскому уездному комиссару в связи с получением телеграммы из Сезеновского монастыря и от землевладельцев
48
Любимова и Алтуфьева с жалобой на Лебедянский волостной комитет, снимавший с работ в имениях военнопленных и требованием принять меры
23 апреля 1917 г.Комиссар Давыдов
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 36. Л. 61. Телеграфный бланк.
№50
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова министру земледелия в Петроград о расследовании причин беспорядков в имении Перовского Кирсановского уезда, о превышении полномочий местными исполнительными комитетами
24 апреля 1917 г.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 145. Отпуск.
№51
Сообщение губернского комиссара Ю.В. Давыдова
Тамбовскому уездному комиссару о принятии мер в связи
с телеграммой землевладельца Жерве о беспорядках в имении
24 апреля 1917 г.
Сего числа мною получена из Тереоки1* от Жерве следующая телеграмма: «Прошу принять экстренные меры для водворения порядка в моем Львовском имении. Рабочие не слушают управляющего, волостной комитет вносит анар­хию. Пропадет посев и ценные лошади. Лично выехать в Петроград невоз­можно отсутствием билетов. Жерве».
Уведомляя об этом, прошу Вас принять зависящие меры по существу теле­граммы г. Жерве и о последующем мне сообщить.
Губернский комиссар [подпись]^* Правитель канцелярии [подпись]
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 113, 114. Незаверенная копия.
1 * Териоки — дачное место близ Петрограда, где, вероятно, проживал помещик. 2* Подписи отсутствуют.
№ 52
Прошение землевладельца Лебедянского уезда Николая Писарева на имя министра-председателя Временного правительства Г.Е. Львова с просьбой о помощи в прекращении произвола, чинимого над частновладельцами местными земельными комитетами
24 апреля 1917 г.
Ваше Сиятельство, Господин Министр-Председатель Георгий Евгеньевич!
Имею честь обратиться к Вам с покорнейшей просьбой, принять меры для облегчения участи землевладельцев, над которыми чинят произвол волостные и отчасти уездные комитеты.
49
Стесняют ход полевых работ агитациями, снятием рабочих и повышенной платой до размеров, не соответствующих рабочему полевому труду, а равно и 8-ми часовой день не может быть применен в сельскохозяйственной практике и может послужить громадным тормозом своевременной уборке хлеба, так как по пословице «летний день год кормит». Затем в данное время берут военноп­ленных и раздают их в другие руки, а хозяйства остаются без рабочих, не имея возможности теперь косить, и это вызывает нарушение работ, и ничего не предвещает убедительного.
Это явление очень нежелательное для общего блага. Говорит это Вам зем­левладелец небольшого достатка.
Прошу извинить за беспокойство.
С почтением к Вам дворянин
Лебедянского уезда Тамбовской губернии Николай Писарев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 36. Л. 101, 101 об. Автограф.
№ 53
Телеграмма министра земледелия губернскому комиссару о незаконных действиях крестьян в деле лесных заготовок
29 апреля 1917 г. Правительственная
Получаются сведения, что крестьяне чинят препятствия сплаву заготовлен­ных лесных материалов, местами требуют незаконные поборы за разрешение сплава. Ввиду опасности пропустить возможность весеннего сплава, убеди­тельно прошу срочно: употребить всю силу вашего влияния и связей, внушить гражданам недопустимость подобного самоуправства, разъясняя государствен­ное значение лесных заготовок для дела обороны страны, отопления городов, заводов, для строительства разоренных войной районах. Вследствие расстрой­ства транспорта речной сплав имеет исключительную важность. Прошу пере­дать настоящую, горячую просьбу во все волостные и сельские комитеты места речного сплава лесных материалов.
На документе помета: «Разосланы в Елатомский и Темниковский уезды. Министр земледелия прислал телеграмму. Комиссар Давыдов*.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 39. Л. 113. Телеграфный бланк.
М54
Письмо губернского лесоохранительного комитета губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о неправомочности сельских исполнительных комитетов в недопущении к заготовке лесных материалов владельцев дач и о надлежащих разъяснениях об этом местному населению
29 апреля 1917 г.
В лесоохранительный комитет поступают заявления от частных лесовла-дельцев и чинов надзора казенного лесного ведомства за частновладельчески­ми лесами, что местные сельские исполнительные комитеты, одни своей влас­тью, а другие, ссылаясь на распоряжения уездных исполнительных комите­тов, приостанавливают или совсем не допускают к заготовке лесных материа­лов владельцев дач, имеющих на это разрешение от лесоохранительного коми-
50
тета. Считая такого рода явления в данный переживаемый момент нарушаю­щими правильное течение хозяйственной жизни страны, что заготовка лесных материалов имеет общегосударственное значение, особенно при настоящей ост­роте вопроса в топливе и таковую по обстоятельствам времени требуется не только сокращать, а усиливать в моменты кризиса в топливе, я покорнейше просил бы Вас, Милостивый Государь, о соответствующем распоряжении уездным комиссарам о надлежащих разъяснениях местному населению и ис­полнительным комитетам о том вреде, который ими наносится не столько вла­дельцам, сколько интересам страны, тем более, препятствия на рубку леса не должны иметь места в тех дачах, где она разрешена лесоохранительным коми­тетом, цель которого ограждать леса от истребления и восстановлять^ * в них правильный порядок всего лесного хозяйства.
Зав. делопроизводством комитета [подпись]^*
За секретаря Чекин
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 471, 471 об. Подлинник.
1* Так в документе.
^ Подпись неразборчива.
№ 55
Рапорт начальника Токаревской милиции Тамбовского уезда Д. Телелюева судебному следователю 4-го участка того же уезда о самовольном установлении дешевых цен на рынке покупателями и расхищении товаров
29 апреля 1917 г.
29 сего апреля во время базарного дня громадная толпа в числе около 1500 человек мужчин и женщин, в числе которых было несколько солдат, на базаре проявила самовольные установления дешевых цен на предметы продо­вольствия и первой необходимости, и затем покупка перешла в расхищение, принявшее стихийный характер, и когда на базаре часть была распродана и расхищена, а часть увезена с базара обратно, то толпа двинулась к мануфак­турному магазину Романова, где требовала продажи товара по дешевой цене и равной оценки, состоящей до военного времени.
Мною, милицией и членами исполнительного комитета Баланиным и Ка­раваевым были приняты меры к нерасхищению товара, а также к улажению вопроса об удешевлении цен на товар, Романов, в избежание погрома, пришел к соглашению понизить цены на товар для продажи приблизительно на 40%, но толпа покупать ничего не стала и стала расходиться, у магазина стояли не­сколько подвод на лошадях и из всего этого и из выкриков толпы видно было, что требование понижения цен на товар было лишь предлогом и причиной к начатию погрома.
Собраны следующие сведения: утром часов в восемь проживающие в с. То-каревке Трофим Тимофеев Клинков, Василий Григорьев Золотое и Василий Егорович Сидоров, проживающие в дер. Старой Грязной Кочетовской волости, Иван Кошелев и Никита Кошелев, проживающий в селе Росляи той же волости, Алексей, фамилия будет установлена, проживающий в д. Безукладовке той же волости Егор Федорович Белобородов, собрали около себя толпу и установи­ли цены: на картофель 50 коп. мера, на пшено 2 руб. 50 коп. мера, на муку ржаную 1 руб. 70 коп. пуд, на пшеничный печеный хлеб 15 коп. за фунт, после чего в момент1* было преступлено к отобранию этих продуктов от вла-
51
дельцев по указанной цене желающим купить; все эти продукты в момент были разобраны и, пользуясь давкою толпы, деньги почти совсем не уплачивались, затем такое же отобрание1* товаров распространилось на мыло, мануфактурный и галантерейный товары и, когда таковые частью были разобраны и частью уве­зены с базара, то толпа во главе с проживающим в д. Павловке Алексеем Ива­новым Ермаковым и солдатом из д. Мухалово, к установлению личности которо­го приняты меры, направились к Романову, где и руководили толпою, но благо­даря принятым мерам, с большими усилиями, не было допущено погрома.
Как в настоящее время выяснилось, пострадали:
Торговец пшеном, проживающий в Токаревке, Фрол Семенов Капустин, проживающие в том же селе торговцы печеным пшеничным хлебом Сафрон Ефимов Розвезев, Николай Андрианов Волков, торговка мылом Варвара Ро­дионова и торгующий подсолнухом Гавриил Алексеев Колпаков, и проживаю­щий в с. Кочетовке той же волости Александр Семенов Родионов, а остальные за разъездом с базара не выяснены; к выяснению потерпевших, а также и лиц, принимавших участие в этом погромном расхищении и агитировавших к по­грому, собираются сведения и производится дознание, о чем доношу.
Исполняющий должность начальника милиции Д. Телелюев Член Токаревского исполнительного комитета [подписър-*
ГАТО. Ф.66. Оп. 1. Д. 5247. Л. 14—14об. Подлинник рукописный.
' Так в документе. 2* Подпись отсутствует.
№ 56
Протокол собрания граждан Польно-Конобеевской волости Шацкого уезда от 1 мая 1917 г. с резолюциями о войне, о лесах и землях, о передаче церковных ценностей на нужды армии, с приветственными телеграммами Совету солдатских депутатов г. Шацка и Совету крестьянских депутатов Шацкого уезда
/ мая 1917 г. Присутствовало свыше 4000 граждан
Резолюция о войне:
Свободное собрание граждан П.-Конобеевской волости признает: «Пока наши братья, отцы и дети находятся под угрозой германских и австрийских пулеметов и пушек, пока в Германии и союзных с ней странах вопросы войны и мира решает кровавый кайзер Вильгельм и противонародная буржуазная партия, пока трудовой люд во враждебных нам странах не завоевал решаю­щей силы голоса, победы и мира, до тех пор русскими армиями война должна вестись с напряженной энергией, преследуя не завоевательные цели и покоре­ние других народов, а защиту молодой русской победы и свободы и право на самоопределение других народов. В связи с этой резолюцией собрание постано­вило произвести во всех селениях волости сбор муки и других хлебных и зерно­вых продуктов и денег на нужды русской армии, причем постановлено хлебные продукты отправить на фронт с особыми делегатами волости, а деньги отправить в Бюро помощи русским военнопленным с той целью, чтобы на них были приоб­ретены посылки для русских военнопленных в Германии и других неприятель­ских странах. На каждой посылке должно быть обозначено: «Защитнику рус-, ского народа от свободных граждан Польно-Конобеевской волости».
52
Постановлено просить товарищей солдат присутствовать на собрании, по возвращении на фронт в свои части, передать братский привет и заявление: «Братья, отцы и дети, защищайте молодую русскую свободу и закрепляйте позиции революции там, на фронте, мы будем делать то же здесь — не выда­вайте нас, мы Вас не выдадим».
Резолюция о земле и лесах
Собрание граждан Польно-Конобеевской волости признает недопустимым и угрожающим делу развития народной свободы всякие погромы и самоволь­ные и самочинные попытки грабежа, захват частновладельческих имений и зе­мель, но вместе с тем собрание, стоя на точке зрения победы революции и принимая во внимание резкое обострение продовольственного и дровяного во­проса, признает законным правом освободившегося народа систематический захват частновладельческих земель через исполнительные комитеты не в соб­ственность, а во временное пользование народа впредь до решения и законов Учредительного собрания.
Собрание признает за волостным исполнительным комитетом, представля­ющим интересы трудового крестьянства, стоящим наиболее близко к крестьян­ской жизни, право на систематический стройный1* захват частновладельчес­ких земель и лесов во временное пользование народа до узаконений Учреди­тельного собрания при непременном условии, если только волостной комитет в своих действиях и постановлениях руководится тем, что переходящие досто­яния, как земля и лес, являются общегосударственным достоянием и контро­лю пользованием трудовым крестьянством землей и лесами, приводя примеры бережливости, системы и аккуратности1*.
Собрание граждан Польно-Конобеевской волости постановило:
Все священные церковные суммы, за исключением небольшого остатка, не­обходимого для поддержки самых несущественных нужд, сосуды, золотые ризы с икон отдать на дело защиты свободы и свободной родины через по­средство волостного исполнительного комитета в самом скором времени.
В конце собрания единогласно было принято:
Послать приветственные телеграммы Совету солдатских депутатов г. Шацка и [Совету] крестьянских депутатов Шацкого уезда и просить под­держать в борьбе за интересы трудового крестьянства.
Подлинный за надлежащими подписями.
За комиссара помощник [подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 391, 391 об. Копия
** Так в документе. 2* Подпись отсутствует.
№ 57
Регестп
Телеграмма Усманского уездного комиссара Охотникова губернскому комиссару о сложении с себя обязанностей уездного комиссара и о передаче должности своим помощникам Русанову и Ломину до избрания нового комиссара
3 мая 1917 г.
Уездный комиссар Охотников ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 70. Телеграфный бланк.
53
№ 58
Регест
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Кирсановскому уездному комиссару о самоуправных действиях волостных исполнительных комитетов в имениях частновладельцев
3 мая 1917 г.
И. д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 166. Отпуск.
№ 59
Телеграмма землевладелицы Лезиной из Москвы губернскому комиссару о самоуправных действиях крестьян в соседнем имении Потапьевской волости Елатомского уезда и об опасениях в сохранности своего имущества
3 мая 1917 г.
Из имения соседки Потапьевской волости сняты крестьянами пленные, 85 штук скота остаются без присмотра. Прошу возвратить пленных и охра­нить имущество.
Лезина ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 3. Телеграфный бланк.
№ 60
Препроводительное письмо1* исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова к распоряжению министра земледелия всем волостным и сельским комитетам о незаконном вмешательстве в жизнь кооперативов
4 мая 1917 г.
Объяснить всем волостным, сельским комитетам распоряжение министра земледелия: «Из многих мест от кооперативов, ведущих поставки хлеба, иных продуктов для армии и страны, поступают жалобы на то, что местные волост­ные и сельские комитеты незаконно вживаются в жизнь2* кооперативов, созы­вают самовольно собрания товариществ, требуют немедленного смещения слу­жащих по выбору и найму. Прошу срочно разъяснить комитетам, что коопе­ративы являются совершенно самостоятельными учреждениями и подчиняют­ся лишь постановлениям своих общих собраний и порядок созыва которых точно определен их уставами и законом и что вмешательство волостных коми­тетов в дела кооперативов совершенно недопустимо».
И. д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 466. Телеграфный бланк.
** И препроводительное письмо, и телеграмма министра переданы по телеграфу. 2* Так в документе.
54
№ 61
Предписание исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова уездным комиссарам о незаконности действий волостных и сельских комитетов, запрещающих рубку леса частным владельцам
4 мая 1917 г.
Прошу объяснить волостным, сельским комитетам, что нельзя запрещать частным владельцам рубку леса, заготовку лесных материалов. От запрета по­страдают не столько владельцы, сколько государство и население. За недо­статком угля, нефти железные дороги три четверти своей потребности должны покрыть дровами. Расстройство железнодорожной перевозки нанесет непопра­вимый удар обороне, положению нашей армии на фронте. Дрова нужны горо­дам и деревне. В строительных материалах нуждается казна для шпал, по­стройки заводов, воинских бараков, населению для возобновления домов после пожаров, бывающих каждое лето. Если рубить только казенные леса, то лесное хозяйство, принадлежащее всему народу, в корне будет подорвано. Сейчас местами рубят уже пропорцию девятьсот двадцать четвертого года.
И. д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 473. Отпуск.
№ 62
Предписание исполняющего дела губернского комиссара
К.Н. Шатова Кирсановскому уездному комиссару о невзимании
волостных сборов с частновладельческих земель
7 мая 1917 г.
Согласно телеграммы министра внутренних дел от 3 мая за № 197, сооб­щенной Вам того же числа за № 1646, указано, что волостные сборы не долж­ны взиматься с частновладельческих земель до учреждения волостного земст­ва, причем министр указывает, что постановления о волостных сборах, как не­законные, не подлежат исполнению, между тем, согласно заявлению земле­владельца Кирсановского уезда Владимира Николаевича Салтыкова, к нему предъявлено совершенно незаконное требование со стороны Калугинского во­лостного комитета об уплате волостного сбора. Право реквизиции принадле­жит уездному продовольственному комитету, ни в коем случае это право не предоставлено волостным исполнительным комитетам, Калугинский же во­лостной комитет Кирсановского уезда, согласно того же заявления землевла­дельца г. Салтыкова, желает реквизировать у него скот, не позволяет прода­вать его лошадей. Прошу принять срочные меры к устранению таких требова­ний со стороны Калугинского волостного комитета, причем наилучшим спосо­бом пояснить этому комитету незаконность его требований было бы команди­рование кого-либо из Кирсановского исполнительного комитета на место. О принятии Вами мер телеграфируйте.
И. д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 171, 171 об. Отпуск.
55
№ 63
Предписание исполняющего дела губернского комиссара
К.Н. Шатова Елатомскому уездному комиссару о неправомочных
действиях Мало-Кустормского волисполкома
8 мая 1917 г.
Представленное Вами 27-го —28-го апреля за № 532 сообщение Мало-Кус­тормского волостного исполнительного комитета о том, что последний при­знал нецелесообразным постановление губернского земского собрания о вос­прещении вывоза из Тамбовской губернии крупного рогатого скота и мяса ба­ранины и свинины, вынес свое постановление о непроведении в жизнь и отме­не постановления губернского земского собрания, сообщаю для сведения и объявления названному волостному комитету:
Все губернии, в том числе и Тамбовская, получили каждая определенный наряд на принудительную, путем реквизиции, поставку для армии крупного рогатого скота, баранины и свинины. Если допустить свободный вывоз из гу­бернии, то реквизиция будет идти своим чередом, но кроме того, масса скота будет вывезена для продажи в другие губернии, так как теперь каждая губер­ния стремится закупить чужой скот для продовольствия и поставку на армию, а свой сохранить. Все губернии сделали запрет вывоза скота, и если Тамбов­ская такое все воспрещение вывоза отменит, то останется и вовсе без скота.
Ввиду таких обстоятельств я прошу постановление Мало-Кустормского ко­митета, как основанное на незнакомстве с положением дел поставки скота в армию, отменить и в жизнь не проводить.
И.д. губернского комиссара [подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 60, 61. Незаверенная копия.
' Подпись отсутствует.
№ 64
Регест
Телеграмма товарища министра внутренних дел Щепкина из Петрограда губернскому комиссару о разгроме в Кирсанове имения Рейтерн и о принятии срочных мер к предотвращению грабежей других имений
13 мая 1917 г.
Военная за МВД Щепкин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 31. Отпуск.
№ 65
Из журнала заседания постоянного совета объединенных дворянских обществ от 14 мая 1917 г. — о моральном и имущественном ущербе, наносимом земельными и продовольственными комитетами хозяйственной жизни в силу своей некомпетентности
14 мая 1917 г.
Предлагаю довести до сведения правительства, что органы, установленные на местах: земельные и продовольственные комитеты как волостные, так и
56
уездные, организованные из случайно, часто неправильно, избранных лиц, не имеющих представления о руководящих их деятельностью законах, произво­дят разруху в сельскохозяйственной жизни страны, произвольно вторгаясь в частноправовые отношения, наносят колоссальный вред как имущественно, так и морально, в корне разрушая сознание права в народных массах.
В. Андреевский? ГАТО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 9498. Л. 50. Автограф.
№ 66
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному комиссару о жалобе частновладельца Кукурина, заключающейся в снятии рабочих крестьянами и о принятии мер
15 мая 1917 г.
Комиссар Давыдов ,ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 185. Отпуск.
М 67
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Елатомскому уездному комиссару1* о недопустимости потравы лугов частновладельцев
15 мая 1917 г.
Крестьяне [деревень] Петрослободки, Вознесенки, Раковки, Соловьяновки травят луга посевного клевера имения Демидовой при Котельнах. Прошу при­нять меры убеждения крестьян, указав крайнюю нужду армии в сене.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 87. Отпуск.
'* В документе в качестве адреса указана ст. Сасово, находившаяся на террито­рии Елатомского уезда. Судя по содержанию этого и целого ряда других докумен­тов, здесь располагались уездные органы власти.
№ 68
Телеграмма землевладельца Евгения Бутлера из Москвы губернскому комиссару о принуждении его крестьянами с. Никольского Спасского уезда к разделу паровой земли
16 мая 1917 г.
Общество крестьян села Никольского Спасского уезда принуждает меня сдать паровую землю под угрозой самовольного раздела, устанавливая через волостной комитет разорительно низкую цену, убедительно прошу телеграф­ного распоряжения местным властям разъяснить обществу возможность сдачи части пара лишь при условии согласия владельца по добровольной сделке без вмешательства волостного комитета, так как и без аренды всю землю могу об­работать сам, прошу указать обществу последствия самоуправства.
Евгений Бутлер ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 115. Телеграфный бланк.
57
№ 69
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному комиссару о снятии милицией военнопленных в имении Буровщина землевладельца Зайцева, о недопустимости подобных вмешательств согласно указанию министра внутренних дел, о решении подобных вопросов исключительно продовольственными комитетами
17 мая 1917 г. Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 188. Отпуск.
№ 70
Телеграмма священника Скворцова Кочетовского прихода Спасского уезда Тамбовскому архиепископу Кириллу9 о помощи в сохранении причтовой земли
17 мая 1917 г.
Прихожане отбирают причтовую землю. Помогите. Кочетовка Спасского
уезда.
Священник Скворцов Секретарь Чернеевский
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 165. Заверенная копия.
№ 71
Телеграмма товарища министра земледелия Хрущева губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о незаконных действиях Кирсановского уездного и волостных исполнительных комитетов
18 мая 1917 г.
По имеющимся сведениям, постановлениями Кирсановского уездного, во­лостных комитетов отбираются у землевладельцев пленные, работы в хозяйст­вах прекращаются, поля остаются незасеянными. Комиссар бездействует. Прошу срочно принять установлению законной деятельности уездного комите­та, предотвращению недоразумений, содействовать миролюбивым соглашени­ям, передачи споров на решение земельных комитетов, образованных законом 21-го минувшего апреля, и возврату землевладельцам необходимых для работ пленных1
За министра земледелия Хрущев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 190. Телеграфный бланк.
** На документе резолюция: «Кирсановскому уездному комиссару с просьбой по­дробно сообщить о всех явлениях, описанных в телеграмме и мерах, им принятых. 19 мая. К. Шатов» (написано от руки).
58
№ 72
Телеграмма заместителя председателя Особого совещания по заготовке топлива Я. Пряднина из Петрограда губернскому комиссару о чинимых препятствиях крестьянами Елатомского уезда частновладельческой лесной даче Юрина
Не позднее 19 мая 1917 г.
Уполномоченный заготовкам дров" в Тамбовской губернии Юрин телегра­фирует, что в купленной им лесной даче Богданова, Елатомский уезд, в 15 верстах от пристани Починки крестьяне не допускают рубки леса, меры воздействия на крестьян безуспешны. Ввиду важности заготовки дров для дела обороны прошу немедленно принять возможные меры предотвращения указанного явления. О последующем телеграфировать.
Заместитель председателя осотопа Я. Пряднин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 19. Л. 194.
№ 73
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Елатомскому комиссару о немедленном освобождении Мойсова10, арестованного Истлеевским волостным комитетом, с предупреждением о предании членов комитета суду за самоуправство
19 мая 1917 г.
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 96. Отпуск.
№ 74
Регест
Телеграмма управляющего Конобеевских имений Воронцовой-Дашковой в Шацком уезде Мурашко губернскому комиссару о принуждении его волостным комитетом к сдаче кассы имения, лесных материалов по низким ценам, о бессилии восстановить порядок и о сложении с себя ответственности за убытки
19 мая 1917 г.
Управляющий Конобеевских имений Воронцовой-Дашковой Мурашко ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 147. Телеграфный бланк.
№75
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Сотницкому волостному комитету Шацкого уезда о недопущении насильственного захвата земли помещицы Астаповой
19 мая 1917 г.
Прошу Комитет не допускать, чтобы крестьяне насильственно захватывали землю помещицы Астаповой, а старались бы достигнуть добровольного согла-
59
шения. Правительство решило принять строгие меры против захватов, так как они мешают разрешить земельный вопрос, сеют вражду между крестьянами отдельных обществ.
И. д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 169.
№ 76
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Кирсановскому уездному комиссару об отмене постановления Булыгинского волостного комитета, воспрещающего землевладельцам продавать скот, инвентарь без разрешения комитета
20 мая 1917 г.
Булыгинский волостной комитет воспретил землевладельцам продавать скот, инвентарь без разрешения комитета, обращения к уездному комиссару об отмене запрещения успеха не имели. Прошу принять меры об отмене та­кого постановления, разъяснить крестьянам, что землевладельцы имеют право свободно распоряжаться своим движимым имуществом.
И. д. комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 196. Заверенная копия.
№ 77
Регест
Телеграмма Капниста из Петрограда губернскому комиссару о беспорядках в имении Караул Кирсановского уезда
20 мая 1917 г. Капнист ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 201. Телеграфный бланк.
№78
Регест
Телеграмма товарища министра внутренних дел Урусова губернскому комиссару о жалобах землевладельцев на снятое с работ в их имениях военнопленных, о воспрепятствовании со стороны крестьян самочинных действий, о принятии мер к укреплению власти, об организации охраны экономии
20 мая 1917 г. Товарищ министра Урусов
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 556. Отпуск.
60
№ 79
Регест
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Елатомскому уездному комиссару1* о неправомочных действиях Новоберезовского волостного комитета, давшего разрешение на вывоз в Москву поросят без ведома земства, обязанного контролировать реквизицию скота для армии
21 мая 1917 г. И. д. комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 106. Отпуск.
** В качестве адреса указана ст. Сасово.
№ 80
Телеграмма Кирсановского уездного комиссара Зотова губернскому комиссару Ю.В. Давыдову об отсутствии беспорядков в имении Караул Богдановской волости
21 мая 1917 г.
На запрос Ваш о беспорядках в Карауле, Богдановской волости, сообщаю, в дополнение последнего телеграфного сообщения, что мною получена от уп­равляющего имения Чичериной в Карауле телеграмма следующего содержа­ния: «Все благополучно, никаких беспорядков нет и не было».
Уездный комиссар Зотов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 207. Телеграфный бланк.
№ 81
Регест
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Кирсановскому уездному комиссару о беспорядках в Карауле, о принятии срочных мер
22 мая 1917 г.
И.д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 203. Заверенная копия.
№ 82
Аннотация
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова в Петроград графу Капнисту
22 мая 1917 г.
В телеграмме содержится уведомление графа Капниста о том, что от­носительно беспорядков в Карауле запрошен Кирсановский уездный комис­сар.
И.д. губернского комиссара Шатов
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 205. Заверенная копия.
61
№ 83
Предписание исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Кирсановскому уездному комиссару Зотову по обстоятельствам дела, изложенного в телеграмме члена Государственной думы Н.Л. Маркова первого, связанного с беспорядками в его имении Вяжля1*
23 мая 1917 г.
Надпись на телеграмме члена Государственной думы Маркова первого, присланной Временным управлением по делам милиции: «Почти два месяца в Кирсановском моем имении Вяжле идут аграрные беспорядки, местный уезд­ный и губернский комитеты беспомощны, не могут прекратить. Ведя большое сельское хозяйство на своем инвентаре, значительное скотоводство, встречаю со стороны волостного комитета систематические поощрения крестьянам к за­хвату моей земли, оставляемой с осени к засеву, к своду пленных и рабочих из имения, лишая таким образом меня фактической возможности своими сред­ствами убрать поспевающий урожай ржи и стремясь вовсе уничтожить мое хо­зяйство. Оставляют мне под посев озимой в 1917 году всего 50 десятин, при этом весь мой скот предназначен к разделу, каждому крестьянину выдается ярлык на право взятия такового. Обращаюсь к правительству с просьбой не­медленно охранить и сберечь мое хозяйство, иначе, избегая опасной самоза­щиты, придется бросить ценное культурное имение на произвол анархии. Член Государственной думы Николай Львович Марков первый».
[подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 211, 211 об. Заверенная копия.
1 На документе резолюция: «Препровождаю Вам для расследования и завися­щих распоряжений, прося о последующем меня уведомить. И.д. губернского комис­сара К. Шатов».
2* Подпись неразборчива.
№ 84
Предписание исполняющего дела губернского комиссара
К.Н. Шатова уездным комиссарам об исполнении постановления
Временного правительства об учреждении земельных комитетов
24 мая 1917 г.
Прилагая при сем 2 экземпляра постановления Временного правительства об учреждении земельных комитетов, прошу Вас принять срочные меры к воз­можно быстрейшему образованию в Вашем уезде земельного комитета в соста­ве, определенным ст. XIV постановления.
Все более и более распространяющаяся неурядица в земельных отношени­ях вызывает необходимость в неотложном создании общественных органов, на которые правительственная власть могла бы опереться в принятии мер к урегу­лированию земельных и хозяйственных отношений, так как без учреждения пос­ледних охранение общего порядка и спокойствия становится невозможным.
Ввиду этого, сделав распоряжение о созыве первого собрания уездного зе­мельного комитета, которое должно быть открыто Вами лично, прошу о дне заседания уведомить меня по телеграфу.
И.д. губернского комиссара Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 570, 570 об. Отпуск.
62
№85
Сообщение губернского комиссара Ю.В. Давыдова начальникам Тамбовской, Козловской, Борисоглебской и Моршанской городской милиции о телеграмме землевладелицы Анны Сосульниковой об убийстве в с. Арбеньево Инжавинской волости землевладельца К.В. Летунова, прислуги и краже денежных документов
25 мая 1917 г.
Анна Сосульникова телеграфировала мне из Инжавина Кирсановского уезда 29 мая, что в с. Арбеньевском произошло дерзкое убийство, жертвой ко­торого стали землевладелец Константин Васильевич Летунов и два человека прислуги, совершена кража денежных документов.
Сообщая об этом, прошу принять меры к розыску убийц и похищенного.
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 222. Отпуск.
№86
Предписание правителя канцелярии губернского комиссара землевладельцу И.И. Арапову о запрещении продажи имущества в имении без разрешения волисполкома
25 мая 1917 г.
Строго Вам предписываем, Экстальский волостной исполнительный коми­тет, чтобы вы не имели бы права из своего имения продавать имущество ка­кого бы оно рода и вида ни было, живое, мертвое и недвижимое, без разреше­ния волостного комитета, за что будете строго отвечать.
Правитель канцелярии [подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 158. Заверенная копия.
** Подпись отсутствует.
X» 87
Постановление судебного следователя 4-го участка Тамбовского уезда по делу о расхищении товаров на базаре в с. Токаревка
28 мая 1917 г.
28 мая 1917 года судебный следователь 4-го участка Тамбовского уезда, рассмотрев настоящее дознание и, принимая во внимание, что лица, расхитив­шие на базаре в селе Токаревке товары, не обнаружены и нет никаких данных к их обнаружению, постановил: на основании 277 статьи Установления уго­ловного суда, настоящее дело через участкового товарища прокурора предста­вить в окружной [суд] с ходатайством о прекращении за необнаружением ви­новных.
И. д. судебного следователя [подпись]^* ГАТО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 5247. Л. 20. Подлинник рукописный.
Подпись отсутствует.
63
№ 88
Регест
Телеграмма из Петрограда товарища министра внутренних дел Щепкина губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о незаконности распоряжения Кирсановского уездного комитета общественной безопасности о предоставлении помещиком Вяжлинской волости членом Государственной думы Марковым в пользование крестьян по их требованию 210 десятин яровых посевов
30 мая 1917 г. За МВД Щепкин ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 223. Телеграфный бланк.
№ 89
Телеграмма губернского комиссара
Борисоглебскому уездному комиссару о беспорядках крестьян
в имении Лебедевой
30 мая 1917 г.
По сведениям министерства земледелия граждане, смежные с имением Ле­бедевой Борисоглебского уезда, угрожают сжечь саженый лес, приступить к [его] рубке, произвольному захвату земли, отобранию инвентаря. Уездный комитет бездействует. Прошу принять меры прекращения самоуправства. Дать комитету необходимость охраны лесов, являющихся достоянием государ­ства. О последующем сообщите.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 35. Л. 171. Отпуск.
№ 90
Телеграмма Борисоглебского уездного комиссара губернскому комиссару о реальном положении дел в имении Лебедевой
Не ранее 30 мая 1917 г.
Сведения министерства земледелия по делу Лебедевой не соответствуют действительности. Председатель уездного комитета выезжал говорить жало­бу1*. Никаких эксцессов нет. Уездный комитет совершенно приостановил рубку леса с 1 мая. Весь лес взят на учет, рубка производится всякий раз [с] распоряжения уездного комитета.
Уездный комиссар Сладковцев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 35. Л. 172. Телеграфный бланк.
1*Так
в документе.
64
№ 91
Телеграмма землевладельца Малевинского из Петрограда министру-председателю Временного правительства князю Львову1* о защите его имения в с. Полтевых Пеньках Елатомского уезда от разорения крестьянами
31 мая 1917 г.
В Елатомском уезде, Полтевых Пеньках, толпою решено отбирать у по­мещиков пленных, землю, скот. Это разорит помещиков, лишит государство большей половины хлебов. Просим помощи.
Малевинский
На телеграмме резолюция: «Тамбов. Комиссару Правительства». ГАТО. Ф. 1058. On. 1. Д. 20. Л. 206. Телеграфный бланк.
** В документе — премьер-министру.
№ 92
Регестп
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Кирсановскому уездному комиссару И. Зотову об отмене незаконного постановления уездного комитета, обязавшего землевладельца Маркова отдать крестьянам 210 десятин яровых посевов
31 мая 1917 г. Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Д. 21. Л. 225. Отпуск.
М 93
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова уездным комиссарам о посылке Тамбовским Советом рабочих и солдатских депутатов на места инструкторов для организации крестьян на поддержание законности и порядка
/ июня 1917 г.
Тамбовский Совет рабочих и солдатских депутатов по моей просьбе по­слал по губернии опытных инструкторов для организации крестьян в целях охранения законности и порядка. Прошу оказать им содействие, сделать об этом распоряжение уездным властям.
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 595. Отпуск.
3 — 8148 65
№ 94
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова всем комиссарам о проведении первого заседания земельных комитетов, об избрании их председателей и представителей от них в губернский земельный комитет
/ июня 1917 г.
[На] первом заседании земельного комитета надлежит избрать председате­ля и одного представителя в губернский земельный комитет. Прошу принять все меры [для] ускорения созыва уездного комитета.
Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 2. Л. 598. Отпуск.
№ 95
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова министру внутренних дел об обстоятельствах ареста землевладельца Д. И. Зилоти
Позднее 1 июня 1917 г.
В дополнение к телеграмме от 1 июня за № 1913 имею честь сообщить, что из полученных от Козловского уездного комиссара сведений о причине ареста землевладельца Д.И. Зилоти усматривается, что последний, а с ним еще три лица (волостной милиционер и два крестьянина) были арестованы не Советом рабочих и солдатских депутатов, а по настоянию некоторой груп­пы лиц на собрании граждан Волчковской волости Козловского уезда 23 мая.
Как видно из произведенного помощником начальника Козловской уезд­ной милиции расследования, Зилоти был арестован за то, что: 1) указывал на то, что собрание граждан Волчковской волости вынесло постановление о пожертвовании на нужды войны 1000 рублей без участия в этом решении землевладельцев, тогда как их следовало бы пригласить, так как деньги были собраны благодаря обложению всей земли, находящейся в районе волости, в том числе и частновладельческой; 2) заявлял, что народ не может ограничи­вать землевладельцев в правах пользования и распоряжения земельной соб­ственности; 3) заявлял, что не отдаст своей земли народу, пока не последует распоряжение Правительства и 4) что будто бы Зилоти придерживается ста­рого режима, что граждане усматривают из того, что Зилоти отказал, якобы, в выдаче беженского пайка беженцу Снитко и в пособии родителям призван­ного на военную службу солдата.
Так как приведенные основания ареста Зилоти незаконны, как равно и незаконны были и основания ареста остальных трех лиц, то мною сообщено об этом прокурору Тамбовского окружного суда с передачей ему произведен­ного расследования для привлечения к уголовной ответственности виновных в незаконном лишении Зилоти и других свободы.
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 140, 140 об. Телеграфный бланк.
66
№ 96
Постановление Борисоглебского волостного исполнительного комитета от 3 июня 1917 г.
3 июня 1917 г.
[Комитет] в составе 14 членов оного, в присутствии председателя коми­тета А.Ф. Дмитриева, сего числа, соображая1 обстоятельства нахождения на сельскохозяйственных работах у землевладельца Даниила Никитьевича Манаенкова военнопленных австрийских подданных, в числе 24 человек, на­ходит, что военнопленные австрийцы у землевладельца Даниила Никитьеви­ча Манаенкова находились и находятся на сельскохозяйственных работах по цене в месяц в пользу земской управы четыре руб. (4 руб.) и в пользу воен­нопленных лично того же четыре руб. (4 руб.), а всего восемь руб. (8 руб.), что причитается на каждого пленного по 27 коп. в день.
Между тем цена на рабочие руки между населения Братковской волости в настоящее время состоит три руб. (3 руб.) на день каждому рабочему, и тогда рабочих совершенно нет, в особенности в семьях этих солдаток, у ко­торых мужья мобилизованы на войну и не осталось совершенно никого.
Ввиду таких обстоятельств входя в положение военнопленных по случаю дешевой платы за несенный труд, в особенности положение солдатских семей, оставшихся без работников, комитет находит необходимым находя­щимся на сельскохозяйственных работах у землевладельца Даниила Никитье­вича Манаенкова военнопленных австрийских подданных, в числе 24 чело­век, считать необходимым снять и распределить по семьям нижних чинов призванных на войну, оставшихся без работников, по ценам более подходя­щим, что военнопленные за свой труд получают у Манаенкова в сие время, а по сему, постановил:
Находящихся на сельскохозяйственных работах у землевладельца Дании­ла Никитьевича Манаенкова военнопленных австрийских в числе 24 человек, по приведенным обстоятельствам снять и распределить по семьям солдатских семей, оставшихся без работников, по подходящей плате за их труд, о чем сообщить на распоряжении земской управе и землевладельцу Манаенкову для сведения.
Председатель управы [подпись]2* Заведующий военнопленными [подпись]
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 35. Л. 247, 247 об., 248. Копия.
1 * Так в документе.
2* Подписи отсутствуют.
№ 97
Телеграмма землевладельца Циммермана губернскому комиссару с просьбой о защите и охранении имения от действии депутата и крестьян
3 июня 1917 г.
В имении Петровском Княже-Богородицкой волости при ст. Сампур крес­тьяне, возбуждаемые солдатом, называвшим себя депутатом с Карпат, прожи­вающим в с. Коптеве Хитровской волости, сняли всех полевых рабочих, наме-
з' 67
рены снять служащих, поставив имение в безвыходное положение, прошу за­щиты и охранения от могущих возникнуть серьезных осложнений.
Циммерман.
На документе резолюция правителя канцелярии губернского комиссара: «Тамбовскому уездному комиссару на распоряжение»-.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 178. Подлинник.
№ 98
Письмо председателя губернского земельного комитета Гроздова11 уездным1* комиссарам о выработке мер, направленных против земельной политики Союза землевладельцев и их посредников-кадетов
5 июня 1917 г.
Обращаясь к Вам лично в силу того соображения, что письмо, попавши прямо в руки человека, горячо принимающего к сердцу земельные дела, дает большой результат, мы убедительно просим Вас удовлетворить нашу следую­щую просьбу. Ввиду открытого похода Союза землевладельцев через кадетов на земельную политику Главного земельного комитета и министерства земле­делия, нужно мобилизовать все силы для контратаки. Этот таран мы видим в сборке следующих материалов:
1. Акты обследования поместий, где была обнаружена продажа племенногоскота на убой.
2. Акты обследования, обнаружившие продажу инвентаря на вывоз.
3. Акты обследования, открывшие припрятанный продукт, порчу продук­тов.
4. Опустошительные порубки леса. Обесценивание имений.
5. Сознательное возбуждение антогонизма между группами крестьянскогонародонаселения2*.
Желательно было бы получить документы, могущие служить основой при­влечения к судебной ответственности, интересные в смысле опубликования.
[подпись]^* ГАТО. Ф. Р- 946. Оп. 1. Д. 22 а. Л. 286, 286 об. Отпуск.
** Письмо направлено Козловскому уездному комиссару Наумову, Щацкому — Набатову, Борисоглебскому — Полянину и председателю земельного комитета — Ильину, Усманскому — Комякову, Спасскому — Новикову.
2* Так в документе.
3* Подпись неразборчива.
№ 99
Регест
Телеграмма священника Максима Гурьева из Елатьмы Тамбовскому и Шацкому архиепископу Кириллу об отобрании сельским комитетом с. Иванчино церковной земли и ее разделе между крестьянами
5 июня 1917 г. Священник Максим Гурьев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 138. Заверенная копия.
68
№ 100
Письмо Тамбовского и Шацкого архиепископа Кирилла губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о самовольном отобрании сельским комитетом с. Иванчина причтовой земли и о принятии неотложных мер по защите интересов духовенства
6 июня 1917 г.
Ваше Превосходительство, Милостивый Государь, Юрий Васильевич.
Препровождая при сем телеграмму (в копии) из Елатьмы от священника села Иванчина Максима Гурьева о самовольном отобрании сельским комите­том церковно-причтовой земли, имею честь покорнейше просить Ваше Превос­ходительство принять неотложные соответствующие меры к защите интересов духовенства вверенной мне епархии.
Призывая на Вас благословение Божие, с совершенным почтением и пре­данностью имею честь быть
Вашего Превосходительства Милостивого Государя Покорнейшим слугою Архиепископ Кирилл
На документе резолюция: «Сообщить Елатомскому комиссару. 8/VI. К. Шатов». ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 137. Подлинник.
№ 101
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова в Петроград графу Капнисту с сообщением о том, что никаких беспорядков в имении Караул не было
6 июня 1917 г. Комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 209. Отпуск.
№ 102
Телеграмма Совета объединенных землевладельцев Тамбовского уезда12 министру внутренних дел о нарушении прав землевладельцев и недопустимости насильственных действий со стороны крестьян и местных властей
8 июня 1917 г.
Совет объединенных землевладельцев Тамбовского уезда доводит до ваше­го сведения, что повсеместно по уезду допускаются захваты даже спаханых паровых полей и садов, потравы садов, уничтожение арендных сделок, неза­конное распоряжение [о снятии] рабочих по найму и военнопленных с остав­лением по одному [на] полтораста десятин посева, крестьянам же даются пленные без норм, на эти действия крестьян продовольственные и исполни­тельные комитеты не только не реагируют, но по большей степени поощряют чинимые насилия, каковым содействуют и представители уездной милиции и властей, все это подтверждается официальными документами, совет, опасаясь при создавшихся условиях за возможность предстоящей уборки хлебов1*, убе­дительнейше просит Временное правительство немедленно принять меры к ог-
69
раждению прав землевладельцев и защитить их от насильников, разъяснив через губернских и уездных комиссаров уездным, волостным продовольствен­ным и исполнительным комитетам о недопустимости насильственных действий и предупредив о необходимости привлечения к уголовной и гражданской от­ветственности должностных лиц, превышающих данные им Временным прави­тельством полномочия.
Председатель совета Загряжский^ ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 38. Л. 369, 370. Телеграфный бланк.
1* Так в документе.
№ 103
Регест
Телеграмма губернского комиссара Ю.Д. Давыдова Шацкому уездному комиссару и уездному исполнительному комитету с просьбой объяснить волостным комитетам незаконность захватов земель отрубщиков и купленных отдельными крестьянами участков
10 июня 1917 г. Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 187. Телеграфный бланк.
№ 104
Выписка из протокола общего собрания губернского исполнительного комитета от 10—11 июня 1917 г. — о предложениях министерства внутренних дел по поводу аграрных правонарушений
10-11 июня 1917 г.
...Ознакомившись по телеграмме Петроградского агентства с предложения­ми министерства внутренних дел, касающимися аграрных правонарушений, губернский исполнительный комитет поручает своему президиуму телеграфи­ровать министру земледелия Чернову1'*, что осуществление предположений министра внутренних дел в столь категорической форме, как об этом сообщает телеграфное агентство, может повести к понижению авторитета местных обще­ственных организаций и к осложнениям в местной жизни.
Секретарь Тамбовского Совета рабочих и солдатских депутатов Литовский
ГАТО. Ф.Р- 946. Оп. 1. Д. 8. Л. 11. Заверенная копия.
№ 105
Протокол организационного собрания Тамбовского уездного земельного комитета от 11 июня 1917 г. — о необходимости создания комитета, его целях и задачах, о выборах состава комитета
// июня 1917 г.
Присутствуют: 36 представителей от волостных земельных комитетов, 4 представителя от Тамбовского уездного исполнительного комитета и почет­ный мировой судья.
70
Председателем собрания избран Я.Н. Устинсков^5. Товарищем председателя В.Ф. Колпаков^. Секретарем С.И. Кобызев.
Заслушан доклад Я.Н. Устинскова, в котором отмечено, что временно функции уездного земельного комитета выполнял уездный исполнительный комитет; теперь является необходимым создание постоянного специального органа ввиду крайней сложности земельного вопроса. Настоящее собрание и будет являться этим органом. Задачи уездного земельного комитета опреде­лены в постановлении Временного правительства1*. Теперь же является не­обходимым преподать2* волостным земельным комитетам ряд указаний и ин­струкций.
После доклада возникли прения, из которых выяснилось, что на местах назрело много вопросов, требующих немедленного разрешения.
Ввиду этого собранием приняты следующие положения:
1. Волостные земельные комитеты берут на учет во всех сельских хозяй­ствах живой и мертвый инвентарь, за исключением рогатого скота.
2. Продажа инвентаря, взятого волостными земельными комитетами научет, производится только с разрешения волостного земельного комитета.
3. Всю землю сдают в аренду только через волостные земельные комите­ты.
4. Волостные земельные комитеты устанавливают арендную плату наземлю, причем комитеты должны принять во внимание качество земли и еерасположение.
5. Спекуляция с землей (передача земли с целью наживы) недопустима.
6. Обратиться с ходатайством к Временному правительству о предостав­лении уездным и волостным земельным комитетам права расторжения в ин­тересах государства и трудящихся масс в нужных случаях арендных догово­ров на землю.
7. Земли у отрубщиков или других мелких владельцев в том случае, еслиими самими обрабатываются, отбираться не должны.
8. Не допускать к хищению казенных и частновладельческих лесов со сто­роны кого бы то ни было; в то же время не должно производиться препят­ствий к рубке леса с разрешения властей для заготовки топлива и лесныхматериалов, причем рубка и вывоз материалов производится под контролемволостных земельных комитетов.
9. Не препятствовать сдавать в аренду землю гражданам других волостей;улаживание возникших по этому поводу недоразумений ложится на обязан­ности земельных комитетов этих волостей.

10. Исполнительным органом волостного земельного комитета являетсяпредседатель комитета, его товарищ с приглашенным делопроизводителем.
11. Очередные заседания волостного земельного комитета происходятеженедельно, причем на этих заседаниях председатель комитета делает до­клад о деятельности за истекшую неделю; чрезвычайные же заседания созы­ваются по мере надобности; копии протоколов заседаний волостных комите­тов непременно посылаются в уездный земельный комитет.
12. Сельскохозяйственные стачки и установленные таксы на рабочие рукипризнать нежелательными.
Затем приступлено к избранию членов уездной земельной управы. Реше­но избрать председателя комитета и управы, его товарища и трех членов управы.
Избранными оказались:
71
Председателем уездного земельного комитета и земельной управы Я.Н. Устинсков, товарищем его В.Ф. Колпаков, членами уездной земельной управы: Семен Иванович Кобызев, Иван Кондратьевич Кирсанов, Павел Алексндрович Ломоносов.
Представителем в губернский земельный комитет избран Яков Никифоро-вич Устинсков.
Председатель собрания Я.Н. Устинсков Секретарь С. Кобызев
ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 9. Л. 37, 37 об. Заверенная копия.
** См. документ № 47. 2* Так в документе.
№ 106
Письмо губернского комиссара Ю.В. Давыдова председателю Кирсановского исполнительного комитета В.Т. Окуневу17 о достоверности фактов, изложенных в телеграмме Кирсановского Совета союза сельских хозяев, направленной в Главное Управление по делам милиции 30 мая 1917 г.
12 июня 1917 г.
Прошу Вас выяснить и сообщить мне, насколько отвечают действительнос­ти изложенные в прилагаемой при этом телеграмме Совета союза сельских хо­зяев обстоятельства:
«Кирсановский Совет союза сельских хозяев считает необходимым довести до Вашего сведения, что неправильно избранные уездные волостные комите­ты, нисколько не понимая своих прав и обязанностей, идут вразрез с предна­чертаниями Временного правительства и расстраивают сельскохозяйственную жизнь снятием военнопленных и русских рабочих, по очень низким ценам от­бирают землю и луга, допускают травлю сеяных лугов скотом, местами не до­пускают продажу скота, желают реквизировать племенной скот, кое-где рубят леса для себя, а владельцам не разрешают рубить. Все эти действия комитетов подрывают авторитет Временного правительства и наносят непоправимый ущерб государству. Ввиду надвигающейся уборки покосов и хлебов просим Временное правительство телеграфно сделать распоряжение как губернскому, так и уездному комиссарам об отмене незаконных распоряжений. Товарищ Председателя Совета Н. Дураков, члены Совета Савостьянов, Р. Перелыгин, Дубовицкий, Летунов».
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 258. Отпуск.
№ 107
Предписание губернского комиссара Елатомскому уездному комиссару о принятии мер к соблюдению законных прав церковного причта с. Иванчино в связи с отобранием у него земли
12 июня 1917 г.
Священник с. Иванчино Елатомского уезда Максим Гурьев телеграфно со­общил архиепископу Тамбовскому и Шацкому, что местный сельский комитет
72
5-го июня самовольно отобрал церковную причтовую землю и разделил между обществом.
Прошу принять меры к ограждению законных прав причта с. Иванчина.
За губернского комиссара [подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 139. Отпуск.
1 Подпись отсутствует.
№ 108
Регест
Телеграмма заместителя министра внутренних дел Урусова18 из Петрограда губернскому комиссару о жалобе землевладелицы Усманского уезда Вельяминовой на требование продовольственного комитета сдать имение в его ведение, что может привести к гибели племенного скота и конного завода
12 июня 1917 г.
Заместитель министра внутренних дел Урусов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 114. Отпуск.
No 109
Докладная записка машиниста водокачки ст. Торбеево Монина начальнику Сасовского участка тяги о беспорядках, чинимых крестьянами с. Салазгор на территории водокачки
12 июня 1917 г.
Имею честь довести до вашего сведения, что мне угрожает опасность от местных крестьян села Салазгор, мордвы, которые находятся в шести верстах от водокачки, а земля их находится кругом1* водокачки в пару. В этом пару местные крестьяне села Салазгор пасут скот рогатый и лошадей, приезжают и живут по целым неделям сот до пяти человек и делают на водокачке что хотят. Находятся день и ночь на водокачке, ломятся в паровое отделение, а выгнать их я не в силах — мне угрожают избиением. Дрова берут сколько им требуется для костров, говорить им нельзя, они меня убьют; производят цель­ный день купание лошадей возле самого фильтра так, что воду делают одну грязь1*, а вода стоячая, приходится качать грязную, которая идет для пи­тания паровозов, для питья пассажиров и для армии. Еще я замечаю 3 лица, которые появляются каждую ночь то в военной форме, то в штат­ской, а личность та же самая. Они затеются спросить огня (закурить), то спросят дорогу куда-нибудь, ждут на плотине и вокруг пруда, а чего они выслеживают, я не могу знать. 12 июня я был принужден вытребовать по телефону местную команду солдат с ружьями, чтобы разогнать толпу народа, которая собралась человек до 300 на водокачку, так что нельзя было выйти из парового отопления — угрожают избить. Когда я стал передавать по телефо­ну, они поняли в чем дело, часть их скрылась, а часть осталась, а когда уви­дели заблестевшие штыки, все бросились на лошадей и ускакали; некоторых солдаты поймали и попотчевали прикладами, но этот испуг на них не подей­ствовал. Солдаты ушли, и они через несколько часов опять стали собираться и еще более стали угрожать.73