четверг, 31 июля 2008 г.

3 Крестьянское движение в Тамбовской губернии

Самовольные порубки со стороны населения воспрещаются. В частновладель­ческих лесах идет усиленная рубка, местами хищническая. Правильного лес­ного хозяйства нет. Постановлено уездным комитетом производить рубку леса только с разрешения лесного департамента, хищническую рубку приостано­вить.
Разрешена рубка леса беднейшим крестьянам в имении Гагариной и пого­рельцам на их неотложные нужды.
Производится подсчет леса особыми счетчиками, работа почти закончена.
Предположено ввести расценки на лесной материал, какие были приняты в казенных лесах в 1914 году.
Относительно казенных земель постановлено: передавать их в аренду малоземельным на 1 год по расценке высшей, чем земли частных собственни­ков. В уездном комитете работы очень много. В настоящее время организова­но 32 волостных комитета, приходится направлять их работу. Вся мелкая аренда проходит через волостные земельные комитеты. Разъездов очень много. Для решения дел между отдельными волостями и даже другим уездом во избежание столкновений нужно быть на местах членам управы. Примири­тельные камеры сорганизованы, но помещики к ним мало обращаются. Под­нимается вопрос об увеличении членов управы, а между тем финансовая сто­рона земельных комитетов не выдерживает критики. Волостные комитеты по­лучают от 50 до 150 руб. в месяц на всю организацию.
Полянин просит губернский земельный комитет обсудить следующие во­просы:
1) Об отмене и нарушении договоров, о чем ходатайствовать перед Вре­менным правительством.
2) Об увеличении кредитов на земельные комитеты.
3) О порядке распределения казенных земель и их расценки, а также рас­ценки на лес.
4) При близком соприкосновении помещичьей земли с крестьянскимиусадьбами необходимо сдавать крестьянам саженей на 200 прилегающуюземлю.
Куксов: Действительно ли запахан крестьянами весь пар в имении Сафо­нова?
Полянин; Владелец имения пришел к соглашению с крестьянами.
Куксов: Где разрешена рубка леса?
Полянин: В имении Гагариных и Волконских для нужд города 200 дес. леса.
Чернов: Какова работоспособность волостных земельных комитетов?
Полянин: Состав исключительно крестьянский. Интеллигентные силы — учителя, врачи, агрономы не пользуются доверием и в комитеты не прошли. В общем комитеты малодеятельны, но есть очень хорошо поставленные коми­теты.
Балашев: Желательно ли установить расценки на лес однородной для всего уезда. Расценку можно получить в управлении государственных иму-ществ?
Полянин: Расценка намечается однородная на корню, а получается по так­сам.
Балашев: Шапкинская лесная дача может ли быть распределена между уездами?
Полянин: Может быть распределена при взаимном соглашении на собра­нии заинтересованных волостей.
Юрин: Эксплуатацией леса ведают комитеты по топливу. Об этом было постановление.
132
Полянин: Желательно, чтобы работа комитетов по топливу шла в контакте с земельными комитетами по вопросу эксплуатации леса.
Юрин: Постановлениями исполнительного комитета в Борисоглебском уезде о нарушении договоров создалось тяжелое положение.
Спрашивается, не предмет ли компетенции губернского земельного коми­тета.
Сообщения с мест закончены и объявлен перерыв.
После перерыва поставлен на обсуждение вопрос о юридическом положе­нии земельных комитетов.
A.M. Наумов, поддерживая внесенное им предложение, говорит, что зе­мельные комитеты не имеют в настоящее время прав, а лишь обязанности. Как относиться земельным комитетам к циркулярам и резолюциям, если они не имеют силы закона. Земельные комитеты не имеют права нарушать догово­ра. В случае нарушения действия комитетов могут быть обжалованы. Необхо­димо, чтобы Временное правительство издало обязательную декларацию по аграрному вопросу, обязательную для земельных комитетов, населения и ко­миссаров. Нужно, чтобы Тамбовский губернский земельный комитет вынес определенную резолюцию, сообщив таковую Временному правительству, Со­вету солдатских и крестьянских депутатов.
Полянин поддерживает предложение Наумова. Нельзя сохранить полноты власти земельных комитетов, о чем не раз заявляло министерство, при лише­нии комитетов права нарушать договора. Постановление о сохранении догово­ров не жизненно.
Полянин предлагает немедленно послать делегацию в Петроград для выяс­нения положения. Просит Временное правительство издать декрет об отмене договоров и прекращении всех судебных дел за нарушение договоров.
Флеровский говорит, что отношение Временного правительства к аренд­ным договорам определено постановлениями Временного правительства от 21 апреля и инструкцией министерства земледелия от 16 июля34. В настоящее время дисциплина должна поддерживаться земельными комитетами. Проведе­ние в жизнь законопроекта министра Чернова внесет определенность в работу земельных комитетов.
В жизнь уже вошли общие положения законопроекта министра Чернова. Во избежание анархии необходимо, чтобы земельные комитеты получили за­конную силу. Следует ходатайствовать о скорейшем утверждении законопро­екта министра Чернова.
Юрин: Из докладов о работе земельных комитетов выяснилось, что аренда установлена по средним ценам. В Борисоглебском уезде все договоры отменены.
По положению от 25 апреля земельные комитеты должны придерживаться действующих законов и распоряжений Временного правительства.
В сложных вопросах уездные комитеты должны быть инструктированы от губернского земельного комитета.
Сидоров: Инструкция от 25 апреля функции земельных комитетов ясно не определяет: земельный комитет есть законодательный орган, он может изда­вать распоряжения, он же судебный орган, но вместе с тем никаких прав. Приходится в решении многих вопросов руководствоваться, как подсказывает совесть и время. Лица, не желающие взять на себя всей ответственности, ко­леблются, решения получаются шаткими и не поддерживаются комитетом.
Необходимо подать Временному правительству от всех губернских земель­ных комитетов коллективное заявление об утверждении законных прав зе­мельных комитетов.
133
Гроздов: Правительство само юридически не обоснованно, но полноту власти оно имеет.
Земельным комитетам необходимо исполнять уже изданные постановления Временного правительства. На основании распоряжений Временного прави­тельства издан приказ № 2, просили прочесть во всех сходах. Это земельны­ми комитетами не исполнено. Земельные комитеты не знают до сих пор своих прав, предоставив решение земельных вопросов другим организациям. Бори­соглебский комитет не исполнил постановлений губернского земельного коми­тета об арендных ценах. Если ликвидировать эту точку зрения и существую­щие законы исполнять, то опора комитетов будет прочная.
Инструкции Временного правительства обязательны для земельных коми­тетов. Всякое постановление земельного комитета'по вопросу о договорах, как и всякое другое действие земельного комитета, должно быть мотивировано до­статочными с точки зрения общественной целесообразности основаниями и тогда может отпасть вопрос о законности. Необходимо самим регулировать свою работу, давать правильное освещение текущей жизни, посылать протоко­лы своих заседаний в Главный земельный комитет. Ведь закон творится на местах.
Флеровский: Возражение Гроздова не основано на праве. Говорилось, что земельным комитетам предоставлена власть, но ведь в пределах действующих законоположений. Гроздов говорит, что Борисоглебский комитет тем испортил свои постановления, что они не мотивированы. Но суд их примет только тогда, когда они законны. Земельные комитеты должны опираться на закон. Инструкция министра Чернова не обязательна, так как она противоречит дей­ствиям Правительства, так как она действует только в подведомственном Чер­нову ведомстве. Циркуляр же Чернова и другие отнюдь не обязательны. За действия земельных комитетов ответит только председатель комитета, а не его члены и население. Законопроекту министра Чернова соответствует земельное положение Тамбовской губернии, и хлопоты об его утверждении могут уско­рить проведение законопроекта в жизнь.
Полянин: На каком основании Гроздов полагает, что Борисоглебский ко­митет выносит необоснованные постановления?
Гроздов: Не исполняются требования положения о земельных комитетах и вытекающие из них постановления Главного земельного комитета и Тамбов­ского губернского земельного комитета, нет мотивированных постановлений.
Скляднев: Изданные отдельными лицами циркуляры — это не закон. Не­обходимо выяснить дальнейшие рамки работы земельных комитетов, иначе они распадутся.
Гроздов: Откуда получаются инструкции — из материалов с мест. Нужно всякое жизненное положение, всякое новое условие работы сообщать для вы­работки постановлений на основании фактов из жизни.
Земельные комитеты в число своих обязанностей не включали исполнение постановлений Временного правительства. Нет постоянной связи с Главным земельным комитетом и комитетами губернскими и ездными, нет обращения в Главный земельный комитет по возникающим вопросам. Нужно остановиться только на исполнении уже существующих законов.
Вольский: Всем желательно было бы, чтобы все постановления исходили от Временного правительства. Необходимо, чтобы инструкции приняли форму закономерных актов, о чем просит Временное правительство. Пока все мате­риалы, которые уже имеются, как-то: распоряжение № 2, циркуляр министра Чернова, Церетели пересмотреть и выработать нормы, при которых можно ра­ботать планомерно в Тамбовской губернии. В этом поможет уже полученный в работе опыт.
134
Наумов поддерживает проведение в жизнь законопроект министра Чернова.
Бобынин: Одни говорят, что инструкций и постановлений не достаточно для работы.Земельного комитета и предлагают проведение в жизнь законо­проекта Чернова, другие считают настоящее положение земельных комитетов юридически обоснованным.
Вопрос ставится на голосование. Принято большинством против одного ходатайство о проведении законопроекта министра Чернова.
Для редактирования резолюции по этому вопросу избрана комиссия: На­умов, Флеровский и Полянин.
По предложению Вольского о рассмотрении имеющихся постановлений и инструкций, чтобы выработать общие указания для работы земельных коми­тетов.
Наумов предлагает передать эту работу губернской земельной управе и сделать предметом рассмотрения следующей сессии губернского земельного комитета.
Вольский: Эта работа не займет много времени, так как распоряжение № 2 уже принято губернским земельным комитетом, следовательно, нужно рас­смотреть только инструкцию Чернова.
Гроздов предлагает эту работу поручить комиссии.
Бобынин ставит вопрос на голосование. Принято поручить комиссии. В комиссию избраны Толстых, Овчинников, Сидоров, Шаров, Фадеев, Лапшин.
Эго августа.
В начале заседания оглашается резолюция, выработанная комиссией о про­ведении законопроекта министра Чернова: Тамбовский губернский земельный комитет в заседании 8-го августа, заслушав доклад делегатов от 11 уездных комитетов, вынес следующую резолюцию: постановление Временного прави­тельства об учреждении земельных комитетов, предоставляя право земельным комитетам действовать почти исключительно в пределах действующих зако­нов, совершенно не соответствует уже сложившимся со временем переворота земельным отношениям, вполне же соответствует требованиям момента зако­нопроект министра земледелия Чернова о предоставлении всех земель в рас­поряжение земельных комитетов с распространением действия этого закона на отношения, установившиеся и в прежнее время. Между тем, циркулярные распоряжения министерства, постановления и инструкции, издаваемые гу­бернскими и уездными земельными комитетами не имеют силы закона, а по­тому являются необязательными для суда и третьих лиц.
Земельные комитеты, являясь правительственными органами, вынуждены в своей деятельности руководствоваться принципами целесообразности и необ­ходимости, а не требованиями закономерности; при таких условиях земельные комитеты переходят в положение органов революционных и самочинных, вы­нужденных нарушать существующие законы. Такое положение приводит зе­мельные комитеты в тупик и, по существу, не должно быть терпимым.
На основании указанных обстоятельств губернский комитет просит Вре­менное правительство о скорейшем утверждении означенного закона министра земледелия Чернова, так как дальнейшая задержка в утверждении этого зако­на, а тем более, его полное отклонение, неизбежно вызовет среди населения смуту и анархию, а также издать правила, точно устанавливающие права и обязанности земельных комитетов, — ставится на баллотировку.
Резолюция принята большинством 9 голосов против 5, при одном воздер­жавшемся. Воздержавшийся от голосования Н.И. Сатин представляет особое мнение:
Прослушавши доклады представителей уездных комитетов, я прихожу к заключению, что все эти учреждения, хотя и государственные, по составу
135
своему и по деятельности являются чисто классовыми, отстаивающими исклю­чительно крестьянские интересы, и партийно —социалистическими, проводя­щими свою политическую программу. Все делегаты указывали на достижение ими соглашений между спорившими крестьянами и помещиками. Достигалось это, однако, тем, что последние были вынуждены оставлять свои земли не в виде компромисса ради успокоения, а вследствие производимого над ними давления, вынуждено. Хотя правительство высказывалось против установле­ния обязательных для всех норм расценки рабочих рук, таковые происходили почти всюду и нашлись комитеты (Борисоглебские), выработавшие поистине чудовищные нормы, как более 100 руб. в день при молотьбе и 25 р. в день ра­боты мужчине и женщине во весь летний период. Что комитеты [работают], не руководясь справедливостью, явствует из того, что в Усманском уезде крестьяне сами находили установленную цену рабочего дня в 8 руб. в отноше­нии нанимающих крестьян слишком высокой, но признавали ее нормальной при найме помещиками. Особенно откровенно действовали Моршанские коми­теты, стремящиеся к безвозмездному отчуждению земли от Учредительного собрания, предупреждая решения последнего: они сдавали владельческие земли по цене платимых за них повинностей (государственный и земский на­логи), причем делегат так и выразился, что ни один владелец земли на руки ни копейки не получил. Считать все это добровольным соглашением сторон по меньшей мере странно. Один из представителей указал, что крестьяне стре­мятся выкурить помещиков из имений, и они очень удивляются, что все при­нимаемые ими меры не достигают этой цели. Если у нас нет погромов, проис­ходивших в 1905 году, то нельзя, однако, утверждать, чтобы было вполне спокойно, а захваты земли, не говоря уже о повсеместном увозе чужого сена и выбивании скотом выгонов и отав (вместо вторичного укоса), процветали всюду. Все это, конечно, не может не отразиться пагубно на предстоящем уро­жае. Верно то, что земельные комитеты проводили в жизнь кое-что из цирку­ляра министра Чернова, но не верно, будто это вызывало успокоение, резуль­татом явилась дальнейшая анархия и многие из сознательного крестьянства видят — куда это ведет и не дождутся, когда начнут действовать у нас зако­ны. Вопреки мнению Козловского делегата, будто, циркуляр министра Пеше-хонова вызывал анархию, возьму на себя смелость утверждать, что именно этот циркуляр, напоминающий о существовании законов, ввел в деревне неко­торое отрезвление, быть может, для поощряющих захваты и не особенно при­ятные. Конечно, издавать свои распоряжения и законы гораздо легче, чем вы­ступать примирителем сторон, но этим распылением власти мы все время и страдаем; ведь анархия развивается именно не соблюдением законов и за от­сутствием единой твердой власти. Что касается потери авторитета, то таковая происходит при замене закона произволом, откуда бы последний ни исходил. Если имеются старые законы, несовместимые с новым строем, завоеванным революцией, и сами собой отпадающие, то отсюда еще не следует, что должен быть изменен каждый почему-либо не нравящийся нам закон. Эта последняя творческая деятельность должна быть предоставлена Учредительному собра­нию, то есть всему народу; наша же роль должна заключаться в том, чтобы примирениями спорящих сторон довести страну до этого собрания, а собира­нием не достающих статистических сведений облегчить его деятельность.
Ввиду всего вышеизложенного я нахожу, что нужно просить Временное правительство не об утверждении выработанной Черновым инструкции, а как раз об обратном.
Полянин просит проголосовать его предложение о посылке делегата в Пет­роград для поддержки принятой резолюции.
136
Бобынин предлагает поручить поддержку резолюции делегату, который поедет в Петроград от губернского земельного комитета на заседание Главного комитета 25-го августа с/г.
На голосование ставится немедленная посылка делегата. Большинством 11 против 4 немедленная посылка делегата отвергается.
Большинством 10 против 5 принято предложение Бобынина — поручить под­держку резолюции делегату Тамбовского губернского земельного комитета.
Собрание преступает к обсуждению вопросов и предложений, внесенных представителями уездных земельных комитетов.
1) Предложение делегата Елатомского уездного комитета Сидорова: пере­дача функций волостных и уездных комитетов в волостные и уездные земства, сорганизованные на новых демократических началах.
Гроздов: Закон говорит, что волостные земельные комитеты должны быть избраны волостным земским собранием из 5 членов и 3 заместителей. По об­разованию волостных земств должны быть произведены перевыборы земель­ных комитетов.
Сидоров поддерживает внесенное им предложение. Предлагает самое тес­ное совместительство работы земств и земельных комитетов. В новое земство пройдет лучший элемент деревни. Часть средств земства должна быть ассиг­нована на земельные комитеты, да и расходы на земельные комитеты сокра­тятся, при одной общей канцелярии.
Овчинников: Сидоров возбудил вопрос о ликвидации земельных комите­тов.
Наумов вносит предложение снять внесенное предложение с очереди и не обсуждать.
Гроздов ставит предложение Наумова на голосование. Большинством голо­сов предложение не обсуждать вопрос принято.
Предложение делегата Моршанского земельного комитета Овчинникова запретить до определенного срока сентябрь — октябрь заключения арендных сделок на пахотную землю и луга для выяснения всей площади земли и лугов, подлежащих передачи в аренду.
Гроздов: В этом предложении два вопроса: как урегулировать арендные сделки и каким принципом руководствоваться земельным комитетам. В насто­ящее время возможна сдача в аренду земли только на один год.
Поступает предложение возбужденного вопроса не обсуждать.
Гроздов ставит на голосование — обсуждать ли внесенный Овчинниковым вопрос. Постановлено большинством голосов вопрос не обсуждать.
Предложение делегата Моршанского земельного комитета Овчинникова. Поручить губернскому земельному комитету сделать статистическую сводку и охарактеризовать аграрное движение по губернии.
Гроздов: Характеристика аграрного движения в губернии — это работа уездных и волостных земельных комитетов и эту работу им надо сделать. Ста­тистическая сводка переписи выяснит количество земли, ее ценность и пр. Эта работа будет сделана статистическим отделом губернского земства.
Заведующий статистическим отделом губернского земства Иванов: Глав­ный земельный комитет поставил на первую очередь освещение аграрного движения. Выработана анкета. Главным земельным комитетом принято, чтобы все статистические работы проводились через губернские статистические орга­низации. Работа этих организаций и земельных, и продовольственных коми­тетов должна проходить в контакте.
Вопрос о статистическом обследовании Иванов предлагает снять с очереди до заслушивания доклада «Подготовительные статистические работы к Учре­дительному собранию».
137
Наумов поддерживает предложение Иванова и кроме сего просит принять выступление по каждому вопросу не более двух ораторов (одного за и одного против), ограничив их 5 минутами.
Ставится на голосование: 1) отложить прения по вопросу о статистическом обследовании до заслушивания доклада — большинством голосов принято.
2) Ограничить прения двумя ораторами------- принято. 3) Ограничить время
ораторов пятью минутами — принято.
Обсуждается вопрос делегата Липецкого уезда, оставить районные земель­ные комитеты или же организовать земельные комитеты по всем волостям.
Гроздов: Согласно проекта Главного земельного комитета, утверждены зе­мельные комитеты по всем волостям. Вопрос о финансировании земельных комитетов будет предметом дальнейшего обсуждения.
Вопрос делегата Кирсановского земельного комитета Ерофеева: Выяснить отношение земельного комитета к банковским землям.
Ерофеев: В Кирсановском уезде имеется 8000 дес. банковской земли. Кир­сановский земельный комитет считает, что эти земли приходят наравне с го­сударственными в распоряжение земельных комитетов.
Флеровский: Необходимо иметь справку, куда юридически относятся эти земли и тогда ответ будет ясен.
Постановлено вопрос о банковских землях пока не обсуждать.
Предложение председателя Липецкого земельного комитета об отношениях к комитету по топливу.
Полянин считает не нужным существование комитетов по топливу, его функции входят в план работ земельного и продовольственного комитетов.
Бобынин: Комитеты по топливу существуют и с ними нужно считаться. Необходимо входить в согласие с комитетами по топливу о рубке леса. Член земельного комитета входит и в комитет по топливу.
Флеровский: В положении о комитетах по топливу не сказано, что он дол­жен сноситься с земельным комитетом и совместно разрешать вопросы.
Наумов предлагает губернской земельной управе войти в соглашение с гу­бернским комитетом по топливу и наметить общий характер взаимоотношения комитетов.
Собрание согласует предложение Наумова. Вопрос делегата Моршанского уезда Овчинникова об обеспечении заводов, работающих на оборону (свекло­сахарных, крахмальных и др.) землей.
Овчинников поддерживает свое предложение и указывает, что в инструк­ции упоминаются только свеклосахарные заводы.
Постановлено и принято собранием: заводы, работающие на оборону, должны быть наделены землей.
Принято предложение Гроздова ограничить прения.
Постановлено: Ограничить время 5 минутами.
Овчинников поддерживает предложение Скляднева и считает необходи­мым инструктировать волостные земельные комитеты. Для подготовки следу­ющих по всем вопросам инструкторов — организовать курсы.
Каменев и Шаров предлагают, что необходимо использовать все местные силы, главным образом, учительский персонал.
Гроздов: Для проведения инструкторских курсов нет людей, нет возмож­ности их финансировать в достаточной мере. Это заставило отложить курсы. Пока возможны только отдельные руководящие указания губернского земель­ного комитета уездным и волостным.
Овчинников и Скляднев: Необходимо воспользоваться помощью инструк­торов продовольственных комитетов.
138
Лапшин: Нельзя для каждого комитета создавать инструкторов; инструк­тор должен быть в курсе дела и давать ответы на вопросы комитетов.
Гроздов поддерживает предложение Лапшина. Надо привлечь все местные силы и инструкторов продовольственных и исполнительных комитетов.
Постановлено: Согласовать предложение Гроздова.
Скляднев: Как решать вопрос об аренде земли в соседних уездах? Нужно ли сноситься с земельными комитетами соседних уездов.
Полянин: Этот вопрос решается земельными комитетами соседних волос­тей. Крестьяне большей частью входят в нужды другой волости и решают этот вопрос по взаимному соглашению.
Гроздов предлагает уездному комитету в этом вопросе определять компе­тенцию волостных комитетов.
Вопрос о финансовом положении земельных комитетов.
Гроздов: Первые ассигнования на земельные комитеты были сделаны еще до организации комитетов. Эти незначительны. Вторая смета разработана Главным комитетом. Ассигнования для средней губернии (в 8 уездах, 17 во­лостей в каждом уезде). По этой средней губернии определяются ассигнова­ния на каждую губернию по действительному количеству уездов и волостей. Вторая смета представлена на утверждение Временного правительства.
Главным комитетом постановлено руководствоваться в своих ассигновани­ях этой сметой. Земельные комитеты пусть выработают свои сметы, прибли­зительно к принятой средней смете.
Каменев и Сидоров предлагают всем комитетам доставить сметы.
Наумов советует крайне осторожно относиться к составлению смет, так как денег очень мало.
Вопрос ставится на голосование: 1) Предложение выработать сметы уезд­ных и волостных земельных комитетов и представить для голосования в гу­бернскую земельную управу. Принято большинством голосов. 2) Просить де­легата губернского земельного комитета поддержать вопрос о финансировании земельных комитетов в Петрограде на собрании Главного комитета — Приня­то. 3) Скляднев предлагает губернской земельной управе обратиться к уезд­ным земствам о предоставлении уездным земельным управам открытого листа на право пользоваться земскими ставками.
Принято: Заслушав доклад Гроздова «Нормальные взаимоотношения во­лостных, уездных и губернских комитетов», установить совершенно точную регламентацию взаимоотношений нет возможности. Жизнь не дала для этого еще достаточных указаний, а выдумывать эти взаимоотношения из головы на основании только принципиальных положений и логических соображений и вмешиваться с чистой логикой в болезненно острую и небывало осложнив­шуюся ткань жизни недоступно.
Пока наметились лишь некоторые общие черты этих взаимоотношений.
1) Волостные комитеты являются первичными основными органами. Черезних и при их посредстве производятся все действия, обследования, протоколыи т.п. Они же дают основные заключения по разбору текущих дел конфлик­тов, недоразумений и проч. Без заключений волостных комитетов ни уездные,ни губернский не должны вносить своих решений.
2) Уездные комитеты являются контрольными и распорядительными орга­нами по отношению к волостным, они проверяют всю деятельность волостныхкомитетов, имеют право отмены их решений, решения более существенно важ­ные подлежат утверждению уездных комитетов (соответственно инструкции,издаваемой уездными комитетами).
3) Губернский земельный комитет является объединяющим и регулирую­щим деятельность всех земельных комитетов губернии. Ему принадлежит
139
право установления общих норм и требований по отношению к деятельности уездных и волостных комитетов; контроля и приостановления их решений с постановкой их на новое рассмотрение комитетов; заключение о целесообраз­ности и нормальности решений и действий уездных и волостных земельных комитетов; непосредственной проверкой действий местных комитетов и приос­тановки их в экстренных случаях до пересмотра в соответствующем комитете; получения от них всех необходимых сведений и отчетов.
4) Сношение губернского комитета с волостными ведутся через уездные, итолько в экстренных случаях непосредственно, с непременным сообщениемуездному.
5) Указания губернской земельной управы по текущим делам могут иметьхарактер распоряжений только в тех случаях, когда они опираются, при впол­не известной ей обстановке, на определенные постановления губернского ко­митета и высших властей. В остальных случаях указания губернской земель­ной управы могут иметь лишь значение советов.
По прочтении доклада постановлено на обсуждение: перенести ли рас­смотрение доклада в следующую сессию. Постановлено передать для рассмот­рения в следующую сессию.
На основании доклада просить губернскую земельную управу разработать инструкцию и разослать для заключения в уездные земельные комитеты.
Принято.
Гроздов: Признается ли желательным теперь же дать свои указания гу­бернской земельной управе.
Постановлено: Не давать теперь.
Заслушан доклад Гроздова «Общее направление в плане работ земельных комитетов».
Тезисы доклада:
Задачи подготовительной практической работы земельных комитетов:
1) Устранение всех сохранившихся пережитков старого строя, могущихстеснить и связать свободу решения земельного вопроса Учредительным со­бранием.
2) Предупреждение возникновения новых условий, противоречащих поня­тию передачи земли в полное и неограниченное ведение и распоряжение обще­ственно-государственного органа — Учредительного собрания.
3) Создание общественных органов распоряжения землей, могущих статьискренними и твердыми проводниками подготовительных мер для свободноговыражения воли Учредительному собранию и обеспечить ему своей поддерж­кой свободу и несвязанность решения.
Флеровский: Весь доклад направлен к тому, чтобы действия земельных комитетов направить по программе партии социалистов-революционеров.
Смысл доклада — узнать, стоят ли комитеты за социализацию земли.
Н.Н. Бобынин: Не согласен с Флеровским. Доклад — логическое следст­вие постановлений, принятых на первом заседании губернского земельного ко­митета.
Согласно законопроекту министра Чернова, до Учредительного собрания земли должны перейти в земельные комитеты. Проведение этой меры требует сочувствия всех сил деревни, эти силы нужно учесть. Теперь приходится счи­таться с противодействием и союза земледельцев; если до Учредительного со­брания частновладельческие земли не будут переданы через земельные коми­теты во временное арендное пользование, аграрная реформа может быть за­труднена. Что лучше — оставить прежнее положение или передать землю в распоряжение земельных комитетов? Если искренне желать аграрной рефор­мы, то необходимо передать землю земельным комитетам. Но как относятся к
140
этому земельные комитеты? Признается ли ими переход земли необходимым? Эти вопросы выдвигаются жизнью.
Наумов предлагает доклад принять к сведению.
Скляднев: Управа, внося доклад, должна указать, как практически про­вести его в жизнь. Этого доклад не дает.
Бобынин предлагает управе разработать способы проведения доклада в жизнь, доклад принят.
Наумов: Доклад совершенно неудовлетворительный. Это декларация пар­тии социалистов-революционеров. Нет никаких конкретных указаний, как осуществить положения доклада. Доклад не дает указаний в следующих во­просах: о разверстке земли между волостями. Говорится об увеличении уро­жайности, но в докладе нет практических мероприятий. Нет указаний о сохра­нении культурных хозяйств, в чье ведение эти хозяйства переходят. Как про­вести уравнение земли.
Полянин предлагает принять доклад к сведению.
Каменев считает преждевременным до принятия законопроекта обсуждать доклад.
Шувалов: Доклад разрешает аграрный вопрос до Учредительного собра­ния. Но ведь частная собственность не отменена и неизвестно, как пройдет аг­рарный вопрос в Учредительном собрании.
Юрин: Доклад вносит в работу элемент пропаганды.
Овчинников: Трудовое крестьянство уже требует земли и этому надо идти навстречу, это воля народа, это голос жизни. Земля должна перейти трудя­щимся, да и фактически она уже переходит в форме аренды. Арендная цена только покрывает налоги.
Лапшин: Всецело присоединяется к положениям доклада, их диктует жизнь.
Гроздов: Учредительному собранию надо обеспечить свободу решения, ко­торую более всего свяжут путы частной собственности и задолженности. Зе­мельные комитеты должны решительнее осуществлять свои права и фактичес­ки брать под свое управление все земли. Для практического проведения этого закон дает достаточно оснований. Наумов хочет, чтобы на каждый шаг был закон. Правосознание крестьянства должно перерождаться в процессе работы. В творчестве новой законности практическая работа комитетов будет иметь ко­лоссальное значение. Считаться с правосознанием необходимо, но, если коми­теты будут считаться со старым кабальным правом — это опасность для Уч­редительного собрания. Законные указания должны осуществиться в направ­лении ликвидации в сознании населения частной собственности. Нужно идти навстречу аграрному движению, регулируя его, таким путем разруха не вно­сится, а устраняется.
Надо наметить и определить, прежде всего, общий путь.
Бобынин: Как результат своей деятельности земельный комитет должен дать Учредительному собранию землю, раскрепощенную от всяких пут.
Собрание постановило: дать к следующему собранию губернского земель­ного комитета конкретное указание по докладу.
Заслушаны доклады союза лесоводов и союза землемеров и приняты к све­дению.
Доклад Бобынина «Подготовительные статистические работы для Учреди­тельного собрания».
1) Подготовительная работа распадается на две части: одна часть чистостатистическая, другая — изучение всех хозяйственных форм губернии.
2) Статистическая работа может только тогда отвечать требованиям, еслиона проведена по одному плану. Собирание всех сведений статистического ха-
141
рактера поручит губернскому статистическому отделению по бланкам минис­терства земледелия. Эти бланки затрагивают все вопросы сельского хозяйства как частновладельческого, так и общинного. Все эти материалы будут переда­ны в Главный комитет.
3) Без этих цифр приступить к разрешению земельных вопросов невоз­можно. Никаких точных данных нет. Имеются сведения за 1905 год, они не точны и не затрагивают многих вопросов, как, например, влияние закона 9-го ноября35 — неизвестно количество мелких собственников, отрубщиков, хуто­рян, чересполосица этих владений, нет сведений от крестьянских банков.
Статистическая часть подготовлена так, что теперь уже можно поставить основные вопросы статистическому отделению.
Теперь необходимо провести изучение основного вопроса: 1) отчуждение земли; 2) распределение отчужденных земель. Какие земли должны быть от-чуждены, в каком порядке — это дает изучение земельного вопроса на местах в уезде, и ответы на этот вопрос уездные комитеты должны дать на основании положения земельного вопроса на местах. Далее по анкете следует: о типах хозяйства (общинные, которые переделов не производили, и общинные с пра­вильными переделами).
Насколько жизненны коллективы — это можно отметить в местных усло­виях совместного пользования сенокосами, инвентарем и проч.
Еще важно отметить — влияние на сельское хозяйство кооперативов: сель­скохозяйственных обществ, кредитных товариществ, влияние закупочных опе­раций и для северного района — влияние молочных артелей. По всем этим данным должны быть установлены земельные начала в Тамбовской губернии.
Для местного обсуждения может быть принят проект вопросов, выработан­ных Главным земельным комитетом под названием «Общий план работ зе­мельных комитетов».
Проект обследования может быть дополнен вопросами, нужными по мест­ным условиям.
Иванов: Перепись началась с 1-го июня.
При разграничении владений принято: все земли до 50 дес. считаются крестьянскими. Учитывается по бланку каждая община.
Разделение частновладельческих хозяйств: мелкое — до 50 дес. земли, среднее — до 400 дес. и крупное — от 400 дес. Перепись предполагается за­кончить к 15 сентября. На 1 сентября в Петрограде собирается совещание по разработке материалов по статистике. Желательно получить определенное за­дание или предположение Тамбовского губернского земельного комитета.
Каменев: В бланках необходимо дополнить %% отношения усадебной земли к общему количеству земли. Использование усадебной земли.
Юрин: Дополнить исследования промыслов, хотя бы основных.
Бобынин: Это есть в параграфе 13 проекта.
Юрин: Каким порядком будет произведено обследование по проекту.
Гроздов: Это план собирания конкретного, близкого к местным ячейкам материала, начиная с волостных комитетов.
Вольский: При обследовании необходимо учесть время. На какое это время рассчитано. Совершенно необходимо, учитывая все положение, чтобы аграрная реформа прошла зимой.
Из всего подлежащего обследованию надо выделить: 1) вопрос о владени­ях, не подлежащих раздроблению — культурные имения, 2) о пределах от­чуждения — ниже какого владения пределы не будут касаться. 3) К кому и как земли данного уезда должны перейти. План этого передела должен быть на месте — эту предварительную разработку должны использовать уездные земельные комитеты. Распределение между собой крестьяне должны сделать
142
сами, избегая переселения. Все должно быть фактически готово к тому, чтобы распределить и закрепить землю.
Юрин: При исполнении предложения Вольского все-таки статистические сведения должны быть. Но во всех местах потребность в земле удовлетворит­ся частновладельческими землями, а это связано с переселением.
Чернов: Когда будет закончена сельскохозяйственная перепись, все нуж­ные сведения будут получены. Бланки составлены исчерпывающе, дают все сведения по сельскому хозяйству и сведения исторические.
Всероссийская с.-х. перепись на все вопросы дает точный ответ, на обязан­ности волостных и уездных комитетов узнать местные условия и качества земли.
Необходимо дополнить анкету вопросами местного значения. Нужно дать ра­боту землемерам, которые теперь прикомандированы к земельным комитетам.
Гроздов: По рекомендуемому вопросу ответы должны дать земельные ко­митеты, а не отдельные лица.
Бобынин: Не согласен с Вольским, он слишком сокращает вопрос. Ведь это материалы для Учредительного собрания и чтобы в законном порядке про­вести реформу, надо отметить все детали аграрной реформы. Каждый вопрос захватывает деталь аграрной реформы. Иначе бесконечное количество толко­ваний, а это исказит закон.
Для дополнения проекта статистической комиссией требуется только выяс­нить местные условия. Ошибка Чернова, что все дает статистическое обследова­ние. Оно не дает ответа по вопросу комиссии, как с чем поступить. К октябрю перепись даст только сырой материал, на сводку уйдет очень много времени.
Чтобы сказать, какой будет наша земельная реформа, необходимо ответить на вопросы проекта. Угодно ли будет принять, чтобы вопросы проекта были отпечатаны и разосланы в земельные комитеты. После дополнений их — воз­вратить в губернский земельный комитет. Совещание волостных комитетов для обсуждения дополнений соберут уездные комитеты.
Вольский просит обсудить его предложение: минимум земельных реформ может быть вызван крайней необходимостью. Необходимо установить, как быстро провести реформу в жизнь.
Гроздов: Вольский предлагает принять план для спешного проведения зе­мельной реформы при неблагоприятных для ее детального проведения обсто­ятельствах. Если этот план провести через население, как удержать его от не­медленного проведения и как уладить отношения между самими крестьянами. А в конспиративной тайне держать про случай нет смысла. Предлагает откло­нить заявление Вольского.
Полянин: Намеченный в предложении Вольского вопрос о наименьшем раздроблении — принятие в прошлом заседании губернского земельного ко­митета. Сохранение культурных хозяйств принято тоже в прошлом заседании. В Борисоглебском уезде это уже проводится.
Бобынин: Проведение в жизнь предложения Вольского повторит 1905 год. Вносить его на обсуждение земельных комитетов рискованно.
Собрание отклоняет предложение Вольского.
Заслушан доклад Гроздова «План практических мероприятий»5*.
Тезисы общего плана работы.
Задачи подготовительной работы земельных комитетов:
1) Устранение всех сохранившихся пережитков старого строя, могущихстеснить и связать свободу решений Учредительного собрания.
2) Предупреждение возникновения новых условий, противоречащих поня­тию передачи земли в полное и неограниченное ведение и распоряжение обще­ственно-государственного органа — Учредительного собрания.
143
3) Создание общественных органов распоряжения землей, могущих статьискренними и твердыми проводниками подготовительных мер для свободноговыражения воли Учредительного собрания и обеспечить ему своей поддерж­кой свободу и несвязанность решений.
4) Подготовление3* статистического, описательного и др. материала пофактической разработке земельной реформы.
Тезисы по охране:
1) Все делопроизводство по охране сельскохозяйственных ценностейдолжно вестись официальным порядком с обязательным составлением прото­колов актов на все случаи нарушения общегосударственных интересов.
2) Первою мерою должно быть взятие на учет всех сельскохозяйственныхценностей во всех без исключениях сельских хозяйствах, кому бы они ни при­надлежали. Учет должен быть сопровожден характеристикой ценностей.
3) По взятии на учет должен быть поставлен вопрос о мерах к улучшениюв отношении и к отдельным случаям и общему положению сельскохозяйствен­ных ценностей и производства.
4) Необходимо установление периодической отчетности по состоянию взя­того на учет. Сроки и формы отчетности должны быть намечены волостнымии уездными комитетами и согласованы с губернским.
5) Непосредственные меры охраны и соблюдения взятого на учет опреде­ляются по условиям местной необходимости волостными комитетами и согла­суются с уездными.
6) Ответственность за соблюдение установленных мер за сохранность взя­тых на учет ценностей ложится на соответствующие комитеты и на непосред­ственных виновников.
Тезисы по урегулированию распределения земли, предупреждению спеку­ляции и расхищения:
1) Общие задачи и направления регулирования и распределения земли на­мечены постановлениями первой сессии и в докладе о плане работ земельныхкомитетов.
2) Всякий переход земель совершается не иначе, как по постановлению во­лостного земельного комитета, решающего вопрос не только формально, но обя­зательно по существу, с точки зрения общественной пользы и целесообразности.
3) При решении вопросов о передаче земли комитеты должны обязательноуказывать, что земля дается новому пользователю отнюдь не в собственность,а лишь во временное пользование.
4) Соблюдение общегосударственных интересов и выставление соответст­вующих условий должны ни в коем случае не упускаться из виду комитетамипри решении вопросов о передачи земли.
5) В число условий, определяющих необходимость передачи земли другимпользователям должна быть включена забота об освобождении земли от лежа­щих на ней долгов и платежей.
6) Главное право на получение земли в первую очередь должны иметь хо­зяева, лишившиеся заработка в передаваемой земле (оплодотворявшие еесвоим трудом), затем малообеспеченные землей, далее семьи воинов и семьи,пострадавшие от войны и других несчастий.
7) Считаясь со всеми этими условиями, необходимо согласовать их с обще­государственной задачей сохранения производительности сельского хозяйства,сбережения культурных хозяйств, нормального использования с.-х. инвентаряи рабочих сил, увеличение количества продуктов урожая.
8) В интересах более правильного согласования этих условий, представля­ющих значительную сложность, но насущно необходимых, непременно долж­ны учитываться соображения и заключения волостных комитетов по этой
144
части, которые надо представлять на заключение уездных комитетов и сооб­щать губернскому.
9) С точки зрения соблюдения указанных в предыдущих пунктах условий необходимо пересмотреть все случаи перехода земель с 1-го марта и составить о каждом переходе соответствующий акт.
По первому вопросу доклада: 1) о запротоколивании3* всех жалоб.
Фперовский: Как для частновладельцев, так и для крестьян порядок дол­жен быть общий, чтобы жалобы не сыпались непосредственно в высшие ин­станции.
Гроздов: Обесценивание своего имущества помещиком дает право земель­ному комитету вмешаться в распоряжение помещиков (напр., рубка леса, про­дажа племенного скота и проч.). Но каждое действие земельных комитетов должно быть запротоколено, мотивированно. Это дает возможность ответить на все жалобы помещиков в высшие инстанции.
Первый пункт доклада поставлен на голосование. Постановлено — при­нять к сведению.
Флеровский предлагает земельным комитетам посылать опровержения в газеты при сообщении неверных сведений об аграрных беспорядках.
Гроздов предлагает посылать эти опровержения через губернский комитет.
Бобынин: Только копию опровержения посылать в губернский земельный комитет.
Принято — согласовать предложение Бобынина.
Флеровский просит Главный комитет установить, чтобы все жалобы на от­дельных лиц и комитеты посылались в инстанционном порядке.
Принято согласовать предложение Флеровского.
Ставится вопрос о сделках от имени губернской земельной управы. Вносит предложение Гроздов. При рассмотрении вопроса о совершении сделок на имения по закону, опубликованному в правительственном «Вестнике» №104/150 от 14 июля губернская земельная управа запрашивает следующие сведения: 1) описание имения, 2) задолженность имения, 3) причина залога и 4) отношение населения.
С этими сведениями ходатайство отправляется на заключение в уездный земельный комитет. После получения заключения уездного комитета — кто имеет право внести свои окончательные заключения о разрешении или отказе залога — губернская земельная управа или губернский земельный комитет?
Каменев: Предоставить решение только губернскому земельному комитету.
Скляднев и Овчинников присоединяются к мнению Каменева.
Бобынин: Разрешение губернской земельной управы или губернского зе­мельного комитета не окончательное. Можно установить руководящую точку зрения — разрешать только в крайних случаях. В губернский земельный ко­митет поступают на разрешения только те дела о залогах, по которым губерн­ская земельная управа дала положительный ответ.
Наумов: Раз губернская земельная управа посылает прошение на заключе­ние уездных комитетов, то можно предоставить решение залоговой операции губернской земельной управе.
Флеровский: В правах губернской земельной управы закон не предусмат­ривает разрешения этих заключений губернской земельной управе, о расшире­нии ее прав в этом вопросе придется возбуждать ходатайство.
Гроздов: В положении о губернском земельном комитете право рассмотре­ния этого вопроса губернской земельной управой предусмотрено. Ставится на голосование вопрос: кто дает заключение — губернский земельный комитет или губернская земельная управа.
Принято: Заключение по сделкам дает губернский земельный комитет.
145
Полянин от голосования воздерживается, так как считает необходимым прекратить всякие сделки на землю и вносит особое мнение:
«Ввиду того, что постановление Временного правительства, опубликован­ное в «Вестнике Временного правительства» в № 104/150 от 14(27) июля 1917 г. о продаже и залоге земель, явно противоречит духу времени и буду­щему закону о землепользовании, ввиду того, что продолжение земельных сделок такого рода может возбудить негодование в народе и вызвать беспоряд­ки, мы считаем, что губернский земельный комитет должен опротестовать этот закон, а не обсуждать меры, каким образом его должно проводить в жизнь, мы от голосования отказываемся».
Обсуждается внесенное Поляниным предложение о принудительной сдаче частновладельческих земель, соприкасающихся с крестьянскими усадьбами на расстоянии 200 сажень.
Гроздов: Для утверждения принципа не имеется достаточных оснований.
В каждом отдельном случае он должен разрешаться волостным земельным комитетом, уездным и утверждаться губернским земельным комитетом.
Полянин: Внесенное предложение диктуется необходимостью. Крестьяне донельзя стеснены в своих усадьбах, во многих местах частновладельческие земли подходят к крестьянским усадьбам. Необходимо земли на 200 саж. от усадьбы принудить сдавать в аренду.
Поставлено на голосование: возбужденный вопрос должен разрешаться в инстанционном порядке.
Принято.
Собрание объявлено закрытым.
Председатель В. Гроздов
Члены: А. Куксов
Чернышев
Юрин
ГАТО. Ф. 946. Оп. 1. Д. 8. Л. 108-127. Подлинник.
'* В заседании приняли участие 37 человек, представители губернских и город­ских учреждений и организаций, партий, их них 29 человек с решающим голосом, 8 — с совещательным.
2" В документе заявление отсутствует.
3* Так в документе.
4* Так в тексте, речь идет об арендной плате под урожай 1917 г., назначенной в 1916 г.
5* См. док. № 164.
№ 162
Заявление граждан села Анненского Софьинской волости Кирсановского уезда в губернский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов о грабеже крестьянами села при пособничестве сельского комитета имущества землевладельца Сосульникова, о присылке для прекращения беспорядков солдат и об аресте зачинщиков
7 августа 1917 г.
Заявление
Граждане деревни Анненской под предводительством председателя сель­ского комитета Ивана Алексеева Маслова и членов его: Дмитрия Григорьева Каверина, Лариона Алексеева Маслова, Алексея Евстеева Киселева, Алексея
146
Ефимова Маслова, Михаила Алексеева Маслова, Федора Денисова Реброва 21 июля с/г. самовольно развезли у землевладельца Константина Васильева Сосульникова ржаные копны в количестве 166, несмотря на увещевания и убеждения о недопустимости и незаконности подобных действий как со сторо­ны волостного продовольственного комитета, так и командированного губерн­ским советом члена Муравьева и убеждения со стороны члена продовольствен­ного комитета Иванова и предложения последних гражданам деревни Аннен-ской вернуть немедленно всю увезенную рожь, также прекратить все потравы сеяных лугов, граждане деревни Анненской ответили категорическим отказом, и в данное время, а в особенности после освобождения Кирсановским Советом из-под ареста председателя Ивана Алексеева Маслова, продолжают еще силь­нее вытравливать у всех Сосульниковых сеяные луга, также и рожь остается дома у всех расхитивших ее. После отъезда вооруженной команды были ос­тавлены члены Кирсановского Совета для окончательного прекращения всех производимых насилий. Но эти члены, не добившись успеха к разрешению всех создавшихся грубых насилий, вскоре уехали. И вот теперь Масловы го­ворят, что действительно мы победили и что есть в России только народное право, а поэтому что захотим, то и сделаем. И как по отношению к нам, крес­тьянам, так и по отношению к имуществу названных землевладельцев, не встречая себе препятствий, все разрастаются и увеличиваются.
Товарищи солдаты, убедительнейше просим у вас немедленной помощи к прекращению всех беспорядков и защиты нас, так как Масловы требуют, уг­рожая всякими словами, чтобы мы немедленно тоже травили у владельцев все луга, говоря, что не бойтесь, Кирсановский Совет и его члены сумеют всегда отстоять нас всех от Тамбовского Совета, от этих подлинных буржуев.
Товарищи солдаты, все трагические события, переживаемые нашей много­страдальной родиной, побуждают нас, солдат, помимо того, что назвать этих бессознательных врагов нашей родины Масловых и других, с ними принимав­ших участие в грабежах, помимо всего этого требовать от Вас убрать по край­ней мере четверых самых главных главарей, стоящих во главе все разрастаю­щегося этого аграрного движения, по нашему глубокому убеждению просим арестовать Ивана Алексеева Маслова, Михаила Алексеева Маслова, Лариона Алексеева Маслова и Дмитрия Григорьева Каверина. Иначе усиливающиеся беспорядки дойдут до того, что не только отавы, но и озимые побеги и хлеба будут расхищены под руководством вышеназванных лиц бессознательными гражданами деревни Анненской.
Еще раз просим вас, товарищи, принять немедленные, самые решительные меры к прекращению всех вышеизложенных бесчинств и беспорядков, так как члены Кирсановского Совета нам помочь не смогут, а, наоборот, они разжи­гают и побуждают наших граждан ко всем насилиям, что и видно из нашего прошения на имя Тамбовского Совета от 6-го августа, а также и из других фактов, которые удастся обнаружить при следствии тщательном на месте.
За неграмотностью старший унтер-офицер Васильев^*
Т. Мухин Николай Ребров
С подлинным верно:
Секретарь Тамбовского губернского бюро Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов^*.
ГАТО. Ф. Р.-17. Оп. 1. Д. 14. Л. 9, 9 об. Заверенная копия.
'* Так в тексте.
2* Подпись неразборчива.
147
№ 163
Телеграмма Шацкого уездного комиссара Стахеева губернскому комиссару Ю.В. Давыдову об обострении положения в уезде и необходимости присылки войск для водворения порядка
9 августа 1917 г. Срочно.
Положение в городе спокойное. В уезде обостряется. Продолжается рубка леса. [Происходит] обезоружение1* частных лиц. В одном месте развезено по дворам сено, заготовленное на армию. Для водворения порядка необходима немедленная присылка войсковой части. Иначе будет анархия.
Комиссар Стахеев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 20. Телеграфный бланк.
' Так в документе.
Ко 164
Доклад заместителя председателя губернского земельного комитета Гроздова -«План практических мероприятий» на заседании губернского земельного комитета
9 августа 1917 г.
В основе плана практических мероприятий должно лежать отношение к охраняемому имуществу, как к ценности, в настоящий критический момент имеющей большое и важное значение для государства. Общегосударственные интересы должны стоять выше всех частных интересов отдельных лиц, учреж­дений, обществ, волостей и губерний. Борьба с нарушением общегосударст­венных интересов должна быть поведена по всей линии, со всеми, кто бы эти интересы ни нарушил.
До сих пор эта борьба велась путем общих мер, общих постановлений. Ныне пора продолжить это до преследования более близкого, до непосредст­венного привлечения к ответственности каждого нарушителя. Пора кончить бесплодное составление общих постановлений о недопустимости тех или иных действий, нарушающих интересы государства, постановлений, в кото­рых большей частью не указывалось даже самих случаев, по поводу которых эти постановления выносились, не говоря уже об именах виновных наруше­ния. Надо перейти к точному, официальному, надлежащим порядком засви­детельствованному установлению всех случаев преступного нарушения обще­государственных интересов и соответствующему привлечению к ответствен­ности кого следует.
Для интересов демократии необходимость перехода к такой постановке борьбы с нарушением общегосударственных интересов, помимо того, что это нарушение более всего вредит интересам самой демократии, устанавливается еще тем, что господствующая по широте и количеству распространяемых эк­земпляров буржуазная пресса, особенно в более определенно кадетских орга­нах (например, «Русские Ведомости»), без стеснений помещает все вздорные клеветнические измышления своих землевладельцев-корреспондентов про от­ношение крестьян к ним. А уже случаи действительно допущенных крестья­нами ненормальных действий эта пресса смакует и расписывает на все лады.
148
С другой стороны, владельцы не допускают никакой возможности влиять на правительство, шлют ему десятки телеграмм самого ужасного характера, заваливают тучей жалоб, которым придают вид самой подлинной достовер­ности, приглашают всех своих старых друзей-собутыльников, сохранивших и не сохранивших свои посты старых чиновников, угощают и подмазывают их по старой сноровке (надо надеяться, в последний раз) и снабжают их всяки­ми подписями свои клеветы-жалобы. И так как демократия не привыкла таким путем свои интересы отстаивать, то правительство слышит только их голос, знает только то, что они в жалобах и газетных корреспонденциях пишут. У него и создается впечатление, что действительно крестьянство ужасы творит и на каждом шагу общегосударственные интересы нарушает. Ничем иным, как только этим можно объяснить известные телеграммы Цере­тели и Пешехонова, в которых они так решительно и беспощадно обруши­лись на крестьянство, ни словом не обмолвились о более преступном отноше­нии цензовиков. Одностороннее освещение цензовиками аграрного движения вредно и в отношении достижения задач демократии. У всех слагается мне­ние, что, в самом деле, крестьяне — это какие-то разорители-анархисты. — «Как же — говорят: только и слышно: разорили, разграбили, разбирают и т.п., а другого ничего не слыхать. Если бы было со стороны крестьян что-либо хорошее, так писали бы. А не пишут, значит, они только плохое и делают». Такие результаты ложного клеветнического освещения аграрного движения отталкивают от крестьянства многих из тех, кто были бы, если бы знали настоящую правду, его союзниками.
Бороться с этим можно только тем, что на все случаи земельных недора­зумений, на все факты недопустимого отношения к общегосударственным ин­тересам надо иметь точно установленный материал и сообщить его как пра­вительству, так и прессе, в опровержение сообщений цензовиков.
Когда все будут знать, что крестьянство не потакает нарушителям обще­государственных интересов, не пропускает без внимания таких случаев, когда клеветники будут ожидать, что их клевета встретит должный отпор и за нее им придется отвечать, они будут осторожнее и умерят свое клеветническое усердие. Тогда и преступное отношение к общегосударственным интересам владельцев выплывает на широкий свет и всем станет ясно, что им дорого отечество, пока им в нем сыто живется. Всем станет ясно, что эти культур­ные, образованные, понимающие значение отечества и сознающие свои по­ступки люди, по кадетскому учению, цвет нации, способны на поступки, много хуже крестьянских.
Значит, основным правилом ведения дел по охране сельскохозяйственных ценностей должно быть составление официально запротоколенных актов.
Первым мероприятием по охране сельскохозяйственных ценностей долж­но быть взятие их всех на учет. Учет должен охватить все, имеющееся в во­лости, кому бы ни принадлежало, и должен включить не только простой перечень, но и характеристику: в каком состоянии, как используется, что не­обходимо для улучшения, достаточно ли это по состоянию хозяйства, к ко­торому принадлежит и т.д. Такой учет тем более необходим, что он может иметь при полноте и точности значение как материал по разработке вопроса о земельной реформе к Учредительному собранию.
По взятии на учет должен быть поставлен неприменнеишим образом во­прос о мерах к улучшению этих ценностей. Эти меры должны разрабатывать­ся и в виде тех или иных непосредственно в данный момент возможных дей­ствий, и в виде какого угодно широкого плана общего улучшения сельскохо­зяйственного производства. Чем будет полнее и глубже разработан этот план,
149
тем легче будет, опираясь на него, разработка общегосударственного плана по мелиорации (улучшению сельского хозяйства), начиная от мер, могущих быть сейчас же осуществленными, до огромных, глубоких работ на более или менее длительный период.
Далее, необходимо установление той или иной периодической отчетности по состоянию взятого на учет. Возможные сроки представления такой отчет­ности, ее формы, выработка единообразных бланков и т.д. должны быть на­мечены волостными и уездными комитетами и согласованы с губернским.
Наконец, практические мероприятия по окарауливанию, огораживанию, уходу, обеспечению всем необходимым и самому заведованию сельскохозяй­ственными ценностями должны определяться местной необходимостью и ус­танавливаться волостными комитетами и согласовываться с уездными.
Непосредственная ответственность за соблюдение этих мер и сохранность оберегаемых ценностей ложиться на комитеты и на непосредственно винов­ных в нарушении этого лиц.
ГАТО. Ф. Р.- 946. Оп. 1. Д. 8. Л. 101, 101 об., 102. Отпуск.
№ 165
Постановление Гладышевского сельского исполнительного комитета Абакумовской волости Тамбовского уезда от 9 августа 1917 г. о провокационных заявлениях по отношению к Временному правительству жителя села М.В. Попова
9 августа 1917 г.
В присутствии милиционера Павла Мамонтова и граждан нашего обще­ства Ивана Федорова Мамонтова, Егора Владимирова Мамонтова, Алек­сандра Павловича Головачева, которые могут объяснить, согласно протокола, что наш односельчанин Михаил Владимиров Попов, 20 лет, грамотный, слу­живший на должности в городе Петрограде на Путиловском заводе, который, как видно, от военной службы отвлекался и сейчас оказался провокатором, объясняет народу, что сейчас мы не должны доверяться Временному прави­тельству, и не нужно верить министрам, как Керенскому и Чернову. Они нас все ведут к погибели, они все буржуи, а мы должны присоединяться все к партии большевиков и слушать речь Ленина. Ленин для нас произнесет1* большую пользу. Как видно, Попов делает большое возмущение, вносит [в] общество1*, а потому Гладышевский сельский комитет в присутствии означен­ных лиц постановил:
Михаила Владимирова Попова отправить в Абакумовский волостной ис­полнительный комитет на распоряжение комиссара Андриана Григорьевича Одинцова, что могут доказать о Попове граждане нашего общества и подпи-суются своими руками. А.Головачев, Иван Мамонтов, Егор Мамонтов.
Председатель П. Жариков Милиционер П. Мамонтов
ГАТО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 5248. Л. 11—11 об. Подлинник рукописный.
1 * Так в документе.
150
№ 166
Протокол дознания свидетелей, произведенного 10 августа 1917 г.
милиционером Абакумовской волости Тамбовского уезда
П. Мамонтовым по поводу высказываний граждан
с. Гладышева в адрес нового правительства и большевиков
10 августа 1917 г.
1917 года, августа 10 дня я, милиционер Абакумовской волости Тамбовско­го уезда, произвел дознание в селе Гладышеве Абакумовской волости Тамбов­ского уезда, вследствие заявления нижнего чина, служащего в Петрограде, в гвардейском егерском резервном полку Александра Павлова Головачева о том, что 8 августа 1917 года, спрошенный Головачев показал:
«Я сидел у избы гражданина села Гладышева Абакумовской волости Там­бовского уезда Степана Филиппова Куксова. В это время подходит ко мне то­варищ Михаил Владимирович Попов с Егором Владимировым Мамонтовым, проживающие в селе Гладышеве Абакумовской волости Тамбовского уезда. Я поздоровался с ними, так как Михаил Попов приехал из Петрограда. Я, Го­ловачев, спросил Попова, как спокойствие Петрограда. Он ответил, что в Пет­рограде идет смута, и притом Попов настойчиво настаивает [на том, что] нам нужно сменить новое правительство, т.е. министров, так как они все буржуи и неправильно поступают и ведут нас к гибели, но я, Головачев, сказал Попо­ву: «Хорошо, если мы сменим новое правительство, и что же у нас тогда по­лучится, полная разруха, и то мы будем назначать, то смещать. На фронте будет недовольствие, и мы тогда совсем погибнем». После этого разговора я, Головачев, сказал Попову, что ты, товарищ, неправильно говоришь. Если по вашим таким программам идти, то немцы заберут все, и будут властвовать над нами. Но Попов сказал, что с немцем лучше будет жить. После этого я ему сказал: «Если бы ты побывал в окопах, то бы не говорил этого». Но он, Попов, сказал, что не был на позициях и не буду, и служить тоже не буду. Я, Головачев, считаю его, Попова, отклоняющимся1* от военной службы, ввиду этого я, Головачев, нашел все слова Попова неправильно1* и хочу, чтобы рас­смотрели это дело, что правильно он говорил или нет, в чем и подписуюсь. А.Головачев».
Свидетель, гражданин села Гладышева Абакумовской волости Тамбовского уезда Иван Федоров Мамонтов показал: «Я прихожу к гражданину одно-сельцу1* Козьме Владимирову Мамонтову, при том был у Мамонтова Михаил Михайлов Куксов и Егор Владимиров Мамонтов. В кругу вышеозначенных лиц был гражданин Михаил Владимиров Попов и говорил, что мы должны держаться к большевикам1*, тогда наше дело пойдет лучше. Я, Мамонтов Иван, его, Попова, [спросил] насчет нового правительства и Ленина. Он го­ворит: «На черта нам нужно новое правительство. Если бы мы делали по по­воду Ленина1*, то это бы было лучше для нас». Попов говорит, что Керенско­го и Чернова убьют. Я, Мамонтов, признаю, что Попов отклоняется от воен­ной службы, в чем и подписуюсь. Иван Мамонтов».
Присутствующий в своем доме гражданин села Гладышева Абакумовской волости Тамбовского уезда Егор Владимиров Мамонтов показал:
«9 августа с.г. в 5 часов вечера я был дома, смотрю, приходит ко мне то­варищ вышеуказанных села, волости и уезда Михаил Владимирович Попов и пошли по улице втроем с Василием Тихоновичем Поповым и начали говорить промежду себя1*, так как Михаил Попов приехал из Петрограда и начал го­ворить, что мы ходили в наступление на [...]2*, но дело оказалось [так], что побили казаков и на министре Чернове мы порвали костюм1*. Я, Мамонтов, начал спрашивать Попова: «Вы ходили в наступление на буржуев и почему
151
же ни одного буржуя не избили и побили казаков, и порвали на Чернове кос­тюм36. За что порвали на Чернове костюм, что Чернов присоединяется к бур­жуазии, — я, Мамонтов, спрашиваю Попова, — а почему Чернов присоеди­няется к буржуазии?» Попов мне сказал, что Чернову на собрании большеви­ки сказали, что нам нужна земля. Землю нужно отобрать у буржуазии37. Чер­нов при собрании выяснил насчет земли, что надо у буржуазии всю землю отобрать и передать крестьянам. Он упомянул об этом, и все министры уходят из собрания и говорят: «Если Чернов будет об этом говорить о земле, то мы больше министрами не будем. Кто хочет пусть и правдают1*». Чернов начал их просить, что о земле никогда не будет поминать. Попов говорит, что нам новое правительство не нужно, нам нужно к большевикам, т.е. к партии Ле­нина, тогда у нас будет порядок, тогда только мы возьмем и землю, [а] если будет новое правительство, то никогда мы земли не увидим, а Попов говорит: «Новое правительство не будет. Мы пойдем на них и побьем всех. Жалко, мы не убили Чернова». Я, Мамонтов, сказал Попову: «Пошел бы на службу, и узнал бы, как берут деньги в Петрограде», но Попов сказал, что я служить не буду новому правительству. Я, Мамонтов, сказал Попову: «Если вы не будете служить, хорошо было бы по-вашему, если бы вы не будете служить, то и другой, и третий, и так дальше, тогда бы ничего у нас не получилось, и взяли бы нас немцы в свои руки, тогда бы нам было очень плохо», но Попов сказал: «Лучше будет, как сейчас, при новом праве»1*. Попов настойчиво настаивает, что нам совершенно новое правительство не нужно, к сему и подписуюсь. Егор Мамонтов».
Обвиняемый, гражданин села Гладышева Абакумовской волости Тамбов­ского уезда Михаил Владимирович Попов, 19 лет отроду, объяснил:
«Я не соглашаюсь идти с новым правительством. Мое доверие только Со­вету солдатских рабочих депутатов, в чем и подписуюсь. М. Попов».
На документе имеется помета: «Настоящий протокол, с личностью Михаила Вла­димирова Попова, представляю Абакумовскому волостному комиссару Тамбовского уезда.
Милиционер П. Мамонтов». ГАТО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 5248. Л. 12, 12 об., 13, 13 об. Подлинник рукописный.
** Так в документе.
^ Одно слово неразборчиво.
№ 167
Протокол Особого совещания коннозаводчиков
от 13 августа 1917 г. о необходимости принятия срочных мер
к поддержанию государственного коннозаводства
и об укомплектования армии конским составом
13 августа 1917 г.
В совещании этом принимали участие помощник губернского комиссара, член совета государственного коннозаводства, он же местный коннозаводчик генерал А.Ф. Грушецкий, начальник Тамбовского управления земледелия и государственных имуществ Н.Т. Юрин, представитель от управления по ре­монтированию армии полковник А. В. Попов, управляющий тамбовской ко­нюшней государственного коннозаводства полковник Бураго, тамбовский гу­бернский ветеринарный инспектор Б.Г. Захарченко, член Тамбовской губерн­ской земской управы, он же и представитель Тамбовского губернского земель-
152
ного комитета В. Гроздов, зоотехник губернского земства К. К. Вебер, зоотех­ник при местном Управлении земледелия и государственных имуществ А.А. Васильев, заведующий ветеринарным отделом при губернской земской управе ветеринарный врач Г. Жебунев, ветеринарный врач Тамбовского гу­бернского земства В.Я. Буйлов, 3 представителя из 12 приглашенных от всех уездных земских управ заведующих животноводством в уездах, 2 представи­теля из 12 приглашенных от уездных продовольственных комитетов, 47 кон­нозаводчиков и их доверенных и коневодов Тамбовской губернии из 165, при­глашенных в заседание, а всего 66 человек, представитель от Тамбовского гу­бернского продовольственного комитета в заседание не явился.
Владимир Григорьевич Дыбов открыл совещание, указав цель созыва на­стоящего совещания и в кратких словах охарактеризовав современное тяжелое положение коннозаводства вообще, также разрушение коневодных хозяйств и конских заводов в Тамбовской губернии, огласил упомянутую выше телеграм­му1* и просил совещание принять участие в рассмотрении намеченных в этой телеграмме мер к поддержанию и сохранению коневодства в губернии и тесно связанного с ним укомплектования армии конским составом, кроме того, про­сит подвергнуть обсуждению некоторые мероприятия для сохранения коне­водства, намеченные особой подготовительной комиссией, в которой принима­ли участие: В.Г. Дыбов, А.Ф. Грушецкий, А.А. Бураго, К.К. Вебер, Б.Г. За-харченко и Н.Г. Жебунев.
Затем В.Г. Дыбов открыл прения по изложенному.
После всестороннего рассмотрения и обсуждения вопросов, предложенных упомянутой телеграммой и выработанных подготовительной комиссией допол­нений к ней, совещание признало: 1) Первый пункт телеграммы о том, что «состав конских заводов и коневодных хозяйств никакой реквизиции и назна­чению к исполнению каких-либо повинностей — не подлежит», принять пол­ностью со следующим дополнением: «состав конских заводов должен быть разделен на племенной, заводской и пользовательный. Из пользовательного состава владельцы по своему усмотрению: а) выделяют нужное количество племенных лошадей для освежения завода и б) тех лошадей, которые призна­ны ими излишними или непригодными для завода, беспрепятственно прода­ют».
Предложение представителя губернского земельного комитета В. Гроздова о дополнении этого постановления словами, «что каждая лошадь с завода про­дается с ведома земельных комитетов» — большинством всех, против трех — отклонено.
Предложение А.А. Бураго и других членов совещания о дополнении при­нятого следующим: «при продаже половины племенного состава завода, на­чальник или его доверитель обязан отобрать временно, по крайней мере за месяц до этих операций, поставить в известность Главное управление государ­ственного коннозаводства» — принимается совещанием единогласно.
2) Второй пункт телеграммы, что «недопустимость насильственного изъ­ятия с работ как военнопленных, так и вольнонаемных служащих в именияхконских заводах» принимается совещанием единогласно, но признано необхо­димым, согласно заключения подготовительной комиссии, ввести норму необ­ходимого числа рабочих для завода, причем признано, что минимальное числорабочих для завода коннозаводчики имеют право считать одного человека натрех жеребцов, одного на 5 маток, одного на трех тренированных лошадей иодного человека на восемь голов молодняка до 2-х лет».
3) Третий пункт телеграммы А.А. Рымарев и другие коннозаводчики Мор-шанского уезда дополнили, что во многих коневодных хозяйствах крестьянесамовольно захватили сенокосы и скошенное сено и в настоящее время страв-
153
ливают отаву на лугах, на которых обыкновенно пасутся лошади завода, вы­гоняя на пастьбу не только лошадей, крупный рогатый скот, но даже отары овец, а как известно, после этого луга становятся совершенно негодными для пастьбы на них лошадей. Вследствие же малокультурности населения, в боль­шинстве случаев не приняты ветеринарно-санитарные меры, сельские стада являются большой угрозою для коневодческих заводов, занося и распростра­няя на заводы разные повально-заразительные болезни домашних животных и что все жалобы местным комитетам на такое самоуправство крестьян ни к чему не привели, почему и просят совещание возбудить ходатайство об ограж­дении заводских хозяйств от указанного самоуправства.
Совещание единогласно постановило: ВОЗБУДИТЬ ПО ЭТОМУ ЗАЯВ­ЛЕНИЮ СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ХОДАТАЙСТВО.
Затем по предложению подготовительной комиссии и поправкой ветери­нарного врача В. Я. Буйлова принято совещанием по третьему пункту теле­граммы следующее постановление:
«Взятые без согласия владельца имения или завода лошади из конного со­става, или имущества завода, а равно кормовые средства завода, должны быть немедленно возвращены владельцу. Причем, если взятый корм растрачен, то подлежащая продовольственная управа, за счет захватчиков должна бесплат­но возместить заводу все количество взятого или стравленного корма. Необхо­димое же количество для завода кормов, при их недостатке, продовольствен­ная управа применительно минимальным нормам предоставит ссуду по уста­новленным твердым ценам».
4) Докладываются совещанию следующие выработанные подготовитель­ною комиссию годовые минимальные нормы кормов для заводов в среднем на одну лошадь независимо от возраста: овса — 75 пудов, сена — 120 пуд., гру­бых кормов (одной соломы и мякины яровой и озимой овса) 120 пуд. и под­стилки (ржаной соломы) 100 пудов.
Совещание эти нормы признает, как минимальные, временные и вынуж­денные благодаря тяжелому переживаемому времени. Причем избирает осо­бую комиссию из следующих лиц: П.М. Матвеева, К.К. Вебер, А.А. Бураго, А.Ф. Грушецкого, Е.Е. Сатина, А.Е. Сатина, В.Я. Буйлова, П. Савельева для выработки норм, которыми может быть заменен 1 пуд овса на 1 пуд сена. Эта комиссия предложила совещанию следующее:
«Овес должен быть основным сильным кормом, именно в том количестве, как установлено правительством, но только для военного времени в количест­ве 75 пудов на лошадь, каковое количество не может быть реквизировано. В случае же недостатка овса у уездной продовольственной управы, каждый не­достающий пуд его может быть заменен 30 фунтами ржаной муки, или 30 фунтами жмыхов, или 50 фунтами пшеничных отрубей. Основным объ­емистым кормом следует считать сено, в количестве не менее 120 пудов на го­лову в (без различия возраста), но тоже только для военного времени; в слу­чае же недостатка этого количества, один пуд сена меняется соломенной сеч­кой в равном количестве, прибавляя на 5 фунтов соломы по одному фунту ржаной муки».
Совещание это заключение комиссии принимает с поправкою вместо: «5 фунтов соломы — по 1 фунту ржаной муки, — на 7 фунтов яровой и на 5 фунтов озимой соломы по 1 фунту ржаной муки».
По заявлению некоторых членов, совещание, ввиду недостатка во многих местах сена, и в особенности овса, и захвата сенокосов, потравы лугов, при­знает необходимым возбудить ходатайство об освобождении от реквизиции не только овса и сена, но также и подсобных кормов, как-то: яровой соломы,
154
яровой озимой мякины, а равно и колоса, как необходимым для сохранения заводов.
5) Докладывается совещанию выработанный подготовительной комиссиейпроект по указанной в министерской телеграмме организации объездов част­новладельческих имений, конских заводов и коневодных хозяйств в губернии,следующего содержания:
«Желательно учредить при губернском комиссаре особую совещательную комиссию из представителей по одному: 1) от местного губернского земства, 2) от местного губернского продовольственного комитета, 3) от г.г. конноза­водчиков по избрании ими, 4) от управления по ремонтированию армии, 5) от Государственного коннозаводства и 6) от Министерства внутренних дел. Ко­миссия эта имеет заседания под председательством губернского комиссара или его заместителя по вопросам, касающимся коневодства в губернии. Из этой комиссии представители от Государственного коннозаводства, от управления по ремонтированию армии, от Министерства внутренних дел, от земских зоо­технических организаций и представителей коннозаводства и коневодов совер­шают по мере надобности объезды конских заводов и коневодных хозяйств Тамбовской губернии, причем в таких объездах принимает участие представи­тель подлежащего уездного продовольственного комитета».
Совещание принимает это предложение с добавлением, чтобы в комиссии при комиссаре участвовали два представителя от коннозаводчиков Тамбовской губернии.
Такими представителями избраны: Петр Михайлович Матвеев и Иван Иванович Арапов.
6) Докладывается совещанию заключение подготовительной комиссии повопросу о целесообразности, по средствам широкого распространения срединаселения губернии особого обращения о необходимости полного сохраненияконеводных хозяйств и конских заводов, как имеющих важное государствен­ное значение, во избежание опасных последствий уничтожения конского со­става в Тамбовской губернии. Совещание признает целесообразность такогорешения, для составления текста которого избрало из своей среды комиссиюиз следующих лиц: В.М. Андреевского, Е.Е Сатина, А.Ф Грушецкого,Н.Г. Жебунева, В.Я. Буйлова, А.И. Сатина и К.М. Иловайского, поручивэтой комиссии в возможно непродолжительном времени представить текст вупомянутую выше комиссию при губернском комиссаре.
7) Евгений Евгеньевич Сатин предлагает совещанию возбудить пред кемследует ходатайство об обеспечении продовольственными комиссиями коне-водственных хозяйств не только по выработанным нормам для конских заво­дов, но и овсом в нужном количестве для будущего посева, так как по случаюнеурожая в настоящем году во многих хозяйствах овса не хватит не только напрокорм конского состава заводов, но и на обсеменение полей, а это последнееобстоятельство приведет к тому, что в будущем году хозяйство может остатьсясовершенно без овса, что может повести к нежелательным последствиям.
После детального обсуждения этого вопроса совещание единогласно по­становило: ВОЗБУДИТЬ СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ХОДАТАЙСТВО О ПРЕДЛОЖЕНИИ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫМ КОМИТЕТАМ ОБЕСПЕ­ЧИТЬ ПОСЕВ ОВСА В БУДУЩЕМ ГОДУ В КОНЕВОДНЫХ ХОЗЯЙСТ­ВАХ.
8) Петр Михайлович Матвеев предлагает совещанию возбудить ходатай­ство пред кем следует о разрешении одному и тому же владельцу конского за­вода беспрепятственно провозить в районе уезда корм для заводских лошадейиз одного имения или хутора, в котором имеется корм, в другое, в которомкорма не имеется, или же перевод заводских лошадей.
155
Владимир Николаевич Салтыков, поддерживая это предложение, допол­няет его предложением о возбуждении ходатайства о решении также: «при от­правке лошадей и подвод на ярмарки, бега — брать необходимое количество корма для этих лошадей,что в настоящее время не разрешается».
Евгений Евгеньевич Сатин присоединяется к последним предложениям и дополняет о возбуждении ходатайства и беспрепятственном разрешении при­воза корма (сена из имений) в города для прокорма конных заводских лоша­дей, находящихся по той или другой причине в городе.
Василий Васильевич Хавелко присоединяется к этим последним предложе­ниям, вносит свое предложение о возбуждении ходатайства о разрешении перевозки корма исключительно для своих заводских лошадей из одного име­ния или хутора в другие, находящиеся в разных губерниях.
Представитель Тамбовского губернского земельного комитета В. Гроздов высказывается против возбуждения подобных ходатайств, так как они проти­воречат существующим законоположениям и распоряжениям Временного пра­вительства, по которым все корма должны быть на учете местных волостных продовольственных комитетов, и каждый владелец обязан доставлять этим ко­митетам подробные сведения об имеющихся у него кормовых средствах с ука­занием количества их, а при свободной перевозке кормов из одного места в другое волостные комитеты будут лишены всякой возможности вести учет кормам. При этом присовокупляется, что при возбуждении пред этими коми­тетами подобных ходатайств, ходатайствующие не встретят со стороны коми­тетов препятствий к удовлетворению таких ходатайств.
В. В. Хавелко, А.А. Рымарев, Н.Н. Репьев, Е.Е. Сатин и многие другие указывают, что подобные ходатайства в большинстве случаев не удовлетворя­лись комитетами и что комитеты большей частью не являются исполнителями предначертаний Временного правительства, а приняли на себя законодатель­ную власть. Причем г. Репьев указал на тот случай, когда председатель во­лостного комитета руководил захватом кормов, производством потрав и т.п. деяниями. В заводе Репьева, когда был реквизирован комитетом овес, он стал кормить заводских лошадей соломенною резкою, сдобренную раствором са­харной черной патоки. Волостной комитет, узнав об этом, реквизировал пато­ку и таким образом лишил возможности Репьева кормить своих лошадей и этим суррогатом. Такое действие комитетов клонится не к поддержанию кон­ских заводов в губернии, а к совершенному уничтожению их.
По всесторонним обсуждениям этих последних предложений (г-на Мат­веева, Салтыкова, Сатина и Хавелко) совещание признает большинством всех против трех необходимым возбудить ходатайство о том, чтобы, во 1-х, необходимое количество, не превышающее установленных норм для конского состава каждого завода кормов, свободно перевозить из имений и хуторов, принадлежащих одному и тому же владельцу вне зависимости от пределов во­лости, уезда и губернии, а также разрешался бы перевод заводских лошадей из мест, заводы которых не обеспечены кормом; во 2-х, при отправке из заво­дов лошадей на ярмарки, бега и прочее, разрешать брать необходимое коли­чество корма и провозить его по назначению, а равно разрешать беспрепятст­венный провоз корма в город для кормления собственных заводских лошадей, находящихся там по той или иной причине.
9) Евгений Евгеньевич Сатин довольно подробно останавливается на во­просе о захвате у него в имении, и во многих других местах местными граж­данами, во многих случаях, в присутствии волостных комитетов не только кормовых средств, но даже заводских лошадей, а также о снятии с завода ра­бочих, вольнонаемных и пленных, полагая, что пленные предназначены ис­ключительно для полевых работ. Все жалобы на такие беззаконные действия,
156
принесенные во все инстанции и даже местному губернскому комиссару, не привели ни к какому результату; прошло уже более 2-х месяцев, и жалобы ос­таются даже без ответа. Подобные случаи подтверждаются в совещании и мно­гими другими участниками совещания и даже коневодом крестьянином Там­бовского уезда Невежиным. Ввиду сего Е.Е. Сатин предлагает совещанию довести об этом до сведения Временного правительства, прося защиты от ус­тановившегося произвола и разъяснить, в особенности волостным комитетам, что им законодательных функций не предоставлено, лишь только — исполни­тельные и при этом доложил совещанию проект телеграммы.
В. В. Хавелко предлагает совещанию выразить также благодарность Вре­менному правительству за его желания оградить и поддержать коневодства и за то, что создало возможность собраться коннозаводчикам и обсудить в на­стоящем совещании критическое положение коневодственных хозяйств и кон­ских заводов Тамбовской губернии.
Совещание принимает оба положения и избирает особую комиссию из членов совещания: Е.Е. Сатина, А.В. Бланк и А.Ф. Грушецкого для редакти­рования текста означенной телеграммы.
Комиссия эта представила проект двух телеграмм, которые были заслуша­ны и одобрены совещанием со внесением некоторых дополнений.
Содержание первой телеграммы принято в следующей редакции:
«Петроград. Господину министру-председателю. Совещание коннозаводчи­ков и коневодов Тамбовской губернии, выслушав сообщение с мест о непра­вильных действиях местных продовольственных, земельных и исполнитель­ных комитетов, пришло к убеждению, что означенные комитеты в громадном большинстве случаев присваивают себе законодательные функции и весьма часто уклоняются от исполнения распоряжений правительства, о чем совеща­ние считает свои долгом довести сведения и просит указать комитетам на от­ветственность за неисполнение распоряжений правительства».
Текст этой телеграммы принимается совещанием согласно.
Содержание другой телеграммы:
«Петроград. Господину министру-председателю. Совещание коннозаводчи­ков и коневодов Тамбовской губернии, собравшись по распоряжению господи­на министра внутренних дел для обсуждения вопроса о сохранении конных заводов в губернии, выражает Временному правительству чувства глубочай­шей признательности за акты правительства о коневодстве, составляющем главную отрасль животноводства и главное богатство Тамбовской губернии».
По оглашению содержания последней телеграммы В. Я. Буйлов высказы­вает предпосылки ее, исходя из того положения, что на обязанности Времен­ного правительства, по долгу его службы, лежит забота о благе отечества, о его благосостоянии, а в том числе и забота о сохранении отечественного кон­нозаводства. Это есть долг, а за исполнение обязанностей служебного долга — благодарить не следует.
После такого заявления г. председателя совещание ставит вопрос на голо­сование о посылке последней телеграммы. Совещание большинством всех про­тив трех лиц находит нужным послать телеграмму, при этом просит г. пред­седателя совещания послать обе эти телеграммы по назначению от имени со­вещания.
10) Член Тамбовской губернской земской управы и губернской земельной управы В. Гроздов просит председателя совещания поставить на обсуждение следующее его предложение: «Совещание признает желательным не прибегать к действию Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов при разре­шении недоразумений между населением и коноводными хозяйствами».
157
Это предложение поставило многих членов совещания в недоумение, кото­рые просили г. Гроздова дать некоторое пояснения, чем вызвано это предло­жение.
Г. Гроздов заявил, что из прений и заявлений, выслушанных в совещании, видна тенденция гг. коннозаводчиков не признавать в их делах компетенции указанных Советов и игнорировать их.
На это некоторыми из членов совещания было замечено, что Советы — уч­реждения, произвольно появившиеся и законом не установленные, не имею­щие никакой законной власти, затем при обсуждении целого ряда специаль­ных вопросов на совещании никто из присутствующих не обмолвился словом о Советах рабочих и солдатских депутатов и откуда г. Гроздов вывел заклю­чение предлагаемое, а поэтому и просят прекратить прения по тому предложе­нию.
Совещание подавляющим большинством не признает возможным обсуж­дать предложение г. Гроздова, как совершенно не относящееся к предметам, поставленным на обсуждение совещания.
11) Тот же г. Гроздов просит председателя совещания поставить на обсуж­дение другое его предложение: «Вввиду того, что некоторые постановлениясовещания противоречат пункту б положения о земельных комитетах и распо­ряжениям министерства земледелия, возлагающим на земельные комитеты ра­боту о сохранении культурных хозяйств (в том числе и коневодных) и ответ­ственность за непринятие мер, признать необходимым ходатайствовать об изъ­ятии коневодных хозяйств из действия пункта 6 положения о земельных ко­митетах и о снятии этих хозяйств с ответственности земельных комитетов».При этом г. Гроздов, между прочим, присовокупил, что настоящее совещаниеявляется малодемократичным и по своему составу не соответствует духу и те­чению времени.
Председатель совещания возразил, что на совещание были приглашены и представители губернского и всех уездных продовольственных комитетов, представители Тамбовской губернской и всех уездных земских управ, а также и представители губернского земельного комитета, т.е. около 30 лиц, которые должны были явиться в настоящее совещание представителями демократии; но не вина совещания в том, что из этого числа приглашенных явились на со­вещание около 8 человек.
Затем г. председателем были оглашены п.п. 6 и 7 приведенного г. Гроздо-вым положения, после чего совещание постановило: «ПРЕКРАТИТЬ ПРЕ­НИЯ ПО ПРЕДЛОЖЕНИЮ Г. ГРОЗДОВА, И ВОПРОС ОБ ЭТОМ СНЯТЬ С ОЧЕРЕДИ».
12) Группою членов совещания доложено, что опытные, прослужившие понескольку лет на конных заводах смотрители и старшие маточники призыва­ются на военную службу, что является для завода весьма обременительным,так как в настоящее время представляется почти невозможным найти не толь­ко опытных смотрителей и маточников для завода, но даже и простых рабо­чих.
Александр Иванович Сатин разъясняет, что согласно циркуляра отдела по организации посевной кампании министерства продовольствия за № 17, от­срочки от призыва могут быть предоставлены военнообязанным лицам, зани­мающим должности на частных конских заводах старших смотрителей и ма­точников, лишь призыва 1899 года и старше, т.е. 39 лет и старше, почему предлагается совещанию возбудить пред кем следует ходатайство о предостав­лении отсрочек по исполнению воинской повинности хотя бы маточникам и смотрителям частных конских заводов, зарегистрированных Главным управ­лением государственного коннозаводства.
158
Обсудив всесторонне это вопрос, совещание постановило: ВОЗБУДИТЬ СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ХОДАТАЙСТВО О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ОТ­СРОЧЕК ПО ИСПОЛНЕНИЮ ВОИНСКОЙ ПОВИННОСТИ СМОТРИ­ТЕЛЯМ И МАТОЧНИКАМ, ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИХ ВОЗРАСТА И КАТЕГОРИИ, ПРОСЛУЖИВШИМ НА ЗАВОДЕ НЕ МЕНЕЕ [...]2*
13) Совещание постановляет: копии настоящего журнала разослать всемконнозаводчикам Тамбовской губернии для сведения.
14) Совещание выражает благодарность В.Г. Дыбову за организацию сове­щания и ведение настоящего совещания.
15) Председатель благодарит собравшихся гг. членов совещания за их се­рьезное отношение к вопросам, которые подверглись обсуждению, и объявля­ет совещание закрытым.
Председатель собрания Дыбов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 40. Л. 471-481. Подлинник.
'* В подлинном заголовке документа сказано, что совещание созвано согласно те­леграммы зам. министра внутренних дел от 20 июля 1917 г. по вопросу о необходи­мости принятия срочных мер к поддержанию государственного коннозаводства и тесно связанного с ним вопроса укомплектования армии конским составом.
2* Далее неясный текст.
№ 168
Письмо заместителя председателя губернской земельной управы В. Гроздова в редакцию газеты «Дело деревни»38 о принятии предложения об опубликовании распоряжений и указаний управы
14 августа 1917 г.
Губернская земельная управа с большим удовольствием принимает крайне лестное предложение Ваше помещать на страницах газеты ее распоряжения и указания руководящего характера. Для работы земельной управы крайне не­обходимо быть в тесном единении с такими авторитетными в глазах крестьян­ского населения организациями, как партия социалистов-революционеров и Совет крестьянских депутатов.
Кроме того, Ваше предложение дает возможность губернской земельной управе доводить ее руководящие указания до сведения волостных земельных комитетов, т.к. крайний недостаток денежных средств и технических возмож­ностей1* не давал возможности ей размножать ее циркуляры в достаточном количестве для волостей.
Губернская земельная управа будет посылать Вам все свои распоряжения и указания руководящего значения как по общим вопросам, так и по отдель­ным делам. Очень просим помещать это в особом отделе.
Просим также найти возможность посылать газету во все волостные и уездные земельные комитеты, а также по 5 экземпляров в министерство зем­леделия и в Главный земельный комитет и по 1 во все губернские города Ев­ропейской России и в Омск, Красноярск, Томск, Новониколаевск в Сибири по адресам земельных комитетов. Мы со своей стороны будем просить о вы­сылке Вам стоимости газеты.
Заместитель председателя губернской земельной управы В. Гроздов ГАТО. Ф. Р- 946. Оп. 1. Д. 22 а. Л. 58, 58 об.
Так в документе.
159
№ 169
Телеграмма землевладелицы Козен со станции Богоявленск губернскому комиссару о погромных действиях крестьян д. Анниной Никольской волости Козловского уезда
14 августа 1917 г. Срочно.
Крестьяне деревни Анниной Козловского уезда Никольской волости схва­тили начальника милиции, связали, били милиционеров, усадьбу грабят, при­мите решительные меры.
Козен ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 244. Телеграфный бланк.
№ 170
Регест
Препроводительное письмо губернского земельного комитета министру земледелия к резолюции заседания комитета от 8-го августа 1917 г. о необходимости принятия закона о земле и утверждении правил для земельных комитетов
16 августа 1917 г.
За председателя В. Гроздов За секретаря А. Афанасьев
ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 8. Л. 39. Отпуск.
№ 171
Телеграмма исполняющего должность Щацкого уездного комиссара Стахеева губернскому комиссару Ю.В. Давыдову о смене старой волостной администрации, приостановке делопроизводства волостных правлений и об ограждении собственности от крестьянских захватов
16 августа 1917 г.
В городе сегодня спокойно. В уезде почти все волости сменили старшин, уволили писарей, во многих случаях не заменив их новыми. Увольнение пи­сарей местами остановило все делопроизводство правлений по выдаче посо­бий семьям призванных, по реквизиции хлеба и скота и других неотложных дел. В имении Линберг крестьяне производят порубку леса. Не имея в своем распоряжении никаких средств ограждению собственности, прошу ваших указаний.
Исполняющий должность комиссара Д. Стахеев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 21. Телеграфный бланк.
160
№ 172
Постановление судебного следователя 2-го участка Борисоглебского уезда о передаче дела по обвинению граждан Сычева и Поворинского в непризнании законных распоряжений власти Тамбовскому окружному суду для прекращения следствия за отсутствием состава преступления
16 августа 1917г.
1917 года августа 16-го дня судебный следователь 2-го участка Борисоглеб­ского уезда, рассмотрев настоящее дело, нашел:
Ветеринарный фельдшер Сычев и псаломщик Поворинский обвиняются в преступлении, предусмотренном 2 частью закона от 6-го июля 1917 года39, т.е. в публичном призыве к неисполнению законных распоряжений власти.
Произведенным о данном случае следствием установлено только:
1. В отношении Сычева и Поворинского, обоих вместе, что они требовалиувольнения от должности секретаря продовольственного комитета Березовско­го, как отпускного солдата, каковое требование, однако, основывалось на рас­поряжении от 21-го июля 1917 года за № 463 Борисоглебского уездного обще­ственного комитета и
2. В отношении одного Сычева еще в том, что он говорил, что комитет дей­ствует неправильно, реквизируя хлеб вместе с богатыми и для бедных, но го­ворил это не где-либо, а в самом комитете.
Таким образом, действия Сычева и Поворинского никоим образом не могут быть подведены под действие 2 части закона от 6-го июля 1917 г. как требующего публичного призыва к неисполнению законных распоряжений власти, чего в действиях Сычева и Поворинского совершенно не усматривает­ся.
На основании всего вышесказанного и руководствуясь 277 ст. Уголовного Уложения ПОСТАНОВИЛ: настоящее дело через г. участкового товарища прокурора представить в Тамбовский окружной суд на предмет прекращения следствия за отсутствием состава преступления.
И.д. судебного следователя [подпись]^* И.д. судебного следователя [подпись]^*
Справка: судебных издержек и вещественных доказательств нет. ГАТО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 4858. Л. 19, 19 об. Подлинник.
1 Подпись неразборчива.
№ 173
Прошение Елатомского уездного комиссара А. Ермолаева
на имя губернского комиссара об освобождении от должности
17 августа 1917 г.
По расстроенному здоровью не могу занимать должность Елатомского уездного комиссара, а поэтому прошу Вас освободить меня от этой должности.
Елатомский уездный комиссар А. Ермолаев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 221. Подлинник.
6 — 8148 161
№ 174
Циркуляр губернского комиссара начальникам городской и уездной милиции Тамбовской губернии с разъяснением правового положения служащих частной милиции
22 августа 1917 г.
В последнее время ко мне обращаются землевладельцы губернии с хода­тайствами об учреждении в имениях на их средства частновладельческой ми­лиции.
МВД не встречает с своей стороны препятствий к удовлетворению подоб­ного рода ходатайств, а посему я считаю долгом преподать нижеследующие руководящие разъяснения:
1. Учреждаемые на частные средства должности по милиции имеют назна­чением поддержание порядка, спокойствия и безопасности в пределах техместностей, для которых охрана предназначается. Чины, входящие в составчастновладельческой милиции, не могут быть направляемы в другие местнос­ти;
2. Упомянутые в ст. 1 чины, в отношении употребления в дело оружия,действуют на основаниях, указанных в инструкциях об употреблении оружияслужащими в милиции при исполнении служебных обязанностей, утвержден­ной 3 июня 1917 г. за министра внутренних дел товарищем его князем Урусо­вым.
3. Означенные в ст. 1 чины милиции подчиняются начальникам милициина основаниях V раздела Временного Положения о милиции и состоят в веде­нии его.
4. В отношении ответственности определения и увольнения со службы,упомянутые в ст. 1 чины милиции подчиняются общим, установленным дляправительственной милиции, правилам.
5. Размер вознаграждения чинов частновладельческой милиции определя­ется начальниками милиции за счет средств тех лиц, в имениях коих учреж­дается милиция, с тем непременным условием, чтобы суммы, ассигнуемые насодержание этой милиции, вносились в местные казначейства для зачисленияв депозиты начальников милиции не менее как за три месяца вперед.
6. Просьбы об учреждении на частные средства отдельных должностей помилиции подаются начальникам милиции и разрешаются ими по соглашениюс городскими и уездными земскими управами по принадлежности.
7. При сформировании частновладельческой милиции таковая снабжаетсяоружием и огнестрельными припасами из имеющегося у начальника милициизапаса, причем последнее с уплатою по принадлежности стоимости их по осо­бому расчету Артиллерийского управления, а первое отпускается лишь навремя существования милиции и при расформировании ее подлежит отобра­нию.
8. Упразднение учреждений и расформирование милиции предоставляетсяначальникам милиции: а) при отказе учредителей от дальнейшего предостав­ления средств и б) в случае признания начальником милиции дальнейшего су­ществования милиции не вызываемым необходимостью.
За губернского комиссара помощник его Рыбковский
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 14. Л. 59, 59 об. Подлинник.
162
№ 175
Телеграмма Спасского уездного комиссара А.П. Хохлова губернскому комиссару, в Совет рабочих и солдатских депутатов и в губернский земельный комитет о конфликте между крестьянскими обществами сел Новые Выселки и Селища на почве засева спорной земли
22 августа 1917 г.
Между обществами Новых Выселок и Селища из-за посева спорной земли возникли беспорядки, грозящие большими жертвами с обеих сторон. Необхо­димо срочно немедленно прибытие в Спасск из Тамбовской [губернии] пяти­десяти кавалеристов с целью предупредить ужасное кровопролитие. Телегра­фируйте ответ, откуда высланы войска, медлить нельзя.
Комиссар Хохлов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 26. Л. 228. Телеграфный бланк.
№ 176
Телеграмма исполняющего должность Шацкого уездного комиссара Стахеева губернскому комиссару о положении в уезде
22 августа 1917 г.
В городе тихо. В уезде спокойно, кроме имения Волконского, где крестья­не обезоружили черкесов и требуют увольнения некоторых служащих, запре­щают продавать продукты окрестным селам. Для уговоров послан представи­тель исполнительного комитета и милиционеры.
Исполяющий должность уездного комиссара Стахеев ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 35. Телеграфный бланк.
№ 177
Письмо губернского земельного комитета в Управление делами Главного земельного комитета о согласованности действий в руководстве земельными делами с губернским земельным комитетом
23 августа 1917 г.
Прилагая при сем полученное нами извещение Тамбовского губернского исполнительного комитета, позволяем себе отметить, что нас крайне удивила эта посылка извещения непосредственно, минуя нас и даже совершенно не по­сылая такового нам, в исполнительный комитет, а также и наказов и инструк­ций уполномоченным (отмененным Главным земельным комитетом) и предста­вителям министерства земледелия. На наш взгляд, в интересах большего единства работы и в целях большего согласования ее, безусловно необходимы исключительно прямые и непосредственные сношения Главного земельного комитета с местными комитетами и, во всяком случае, осведомлении их о всех сообщениях и распоряжениях, даваемых в губернию помимо их.
Позволяем себе еще отметить, что имеющиеся случаи даваемых непосред­ственно из Главного земельного комитета справок и указаний говорят о необ­ходимости крайней осторожности в этом отношении.
6* 163
Страшно трудная задача — уладить отношения между возбужденным на­селением и упорным владельцем — иногда это требует весьма большого труда, такта и времени, иногда, чтобы предохранить имение от опасности разгрома и т.п. эксцессов, приходится идти на те или иные компромиссы. Еще более трудная работа по улажению недоразумений между самими крестьянами. И когда, наконец, с огромными трудами достигнуто с тем или иным компромис­сом так или иначе удовлетворившее стороны соглашение, вдруг клином вреза­ется чисто формальное или отвлеченно принципиальное разъяснение из цент­ра. А из центра не приедут дело улаживать, и приходится или бросать на про­извол судьбы, сваливая ответственность моральную за столкновения и эксцес­сы на центр, или же мало-мало дискредитировать центр: «А чего они там знают. С общей точки зрения из петроградского далека решают» и т.п. Это, несомненно, и для центра и для нас совершенно нежелательно. Но когда стоит выбор: или столкновение, могущее широко разнуздать и вызвать разлив экс­цессов в округе и по губернии, могущее вызвать кровопролитие, или аннули­рование неудачного вмешательства центра, судите сами, что делать.
Поэтому мы готовы вполне определенно настаивать, чтобы все сношения с местами велись через нас, и, во всяком случае, нам присылались копии разъ­яснений, даваемых центром помимо нас в случаях экстренной необходимости.
Мы у себя в губернии, зная гораздо ближе положение дел, все же вот таким неудачным образом врезались раза два—три в работу уездных комите­тов, решили раз навсегда действовать через них и только в крайних случаях, когда имеем возможность выяснить самое дело и политику, принятую в нем, или подобного рода дела уездных комитетов, при срочной экстренности позво­ляем себе давать распоряжение прямо в волости. Тем более это рискованно из далекого Петрограда.
Убедительнейше просим принять во внимание эти наши соображения и урегулировать взаимоотношения с нами.
За председателя Бобынин Секретарь Ф. Чернышев
ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 22 а. Л. 78, 78 об. Подлинник.
№ 178
Телеграмма Усманского уездного комиссара Русанова губернскому комиссару об аресте крестьянами окрестных сел князя Вяземского и об убийстве его на ст. Грязи, о погроме имения Вельяминовых, о недостаточности воинской силы в уезде
24 августа 1917 г. Экстренно.
Вчера утром по набату в имении Вяземского собрались крестьяне окрест­ных сел. Толпа в 5000 арестовала Вяземского.
Вечером выехал помощник с 20 солдатами. Стоявший у Вяземского ранее патруль дезорганизован. Сегодня утром помощник донес, что толпа отказа­лась освободить Вяземского, в дальнейшим согласившись освободить с усло­вием немедленной отправки на фронт, под давлением, угрозами толпы, угро­жавшей помощнику, последний вынужден был согласиться. Сегодня Вязем­ский был отправлен под конвоем милиционеров и выборных толпы. Ввиду на­чавшегося сегодня утром грабежа имения, предвидя опасность отправления Вяземского в путь, я лично выехал экстренно с 40 солдатами, начальником милиции через Грязи. За несколько минут до моего прибытия оказалось, что
164
на станции Грязи Вяземский был подвергнут жестокому самосуду толпы, сол­дат проезжавшего эшелона, вследствие которого и местной толпы был зверски замучен и убит. Получены сведения, что среди крестьян ведется агитация про­тив меня, и что вечером сегодня начался погром имения Вельяминовых, отряд солдат с начальником милиции отправил в имение Вяземского. Сейчас сам вернулся в Усмань. По телефону получил донесение, что конный отряд дра­гун не достаточен. Прошу срочно выслать не менее 200 надежных конных сол­дат, желательно казаков 100 на место происшествия и 100 в город Усмань. Ко­мандировать председателей совета, комиссариата. Прокурору сообщено теле­графно, ввиду создавшегося положения в уезде и невозможности для меня нести обязанности комиссара вследствие избрания меня председателем комис­сии по выборам, прошу уволить меня в отставку. На 27-е созываю исполни­тельный комитет, которому заявлю о необходимости выбора комиссара. Войс­ка высылайте экстренно.
Комиссар Русанов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 152-154. Телеграфный бланк.
№ 179
Телеграмма председателя Усманской уездной земской управы Охотникова и товарища председателя уездного исполнительного комитета Романовского губернскому комиссару о присылке в уезд вооруженных сил в связи с арестом и отправкой на фронт князя Вяземского, разграблением имения Лотарево
24 августа 1917 г.
Вяземский вывезен солдатами местных сел куда-то через Грязи на фронт, княгиня арестована в селе Коробовке в качестве заложницы, сильно больна. Лотарево разграблено, приступают к соседнему имению Вельяминовых. Ко­миссар Русанов выехал два часа тому назад на место с 50 солдатами, не вну­шающими никакого доверия. Против него там сильное раздражение. Лотарев-ский патруль в 30 человек обезоружен и перешел на сторону крестьян. Необ­ходимы серьезные ответственные вооруженные силы и немедленно.
Председатель управы Охотников Товарищ председателя исполнительного комитета Романовский
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 154-155. Телеграфный бланк.
№ 180
Протокол допроса прокурором Тамбовского окружного суда Лизольским представителя Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов рядового 61-го пехотного запасного полка Г.М. Ражева от 24 августа 1917 г.
24 августа 1917 г. 24 августа 1917 г. № 8602. Прокурор Лизольский.
24 августа 1917 года в камеру прокурора Тамбовского окружного суда явился представитель солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, рядовой 61-го пехотного запасного полка Гаврила Михайлович Ражее и объяснил сле­дующее: «16—17 августа в Кирсановском уезде, около станции Умет, в име­нии Веретенникова, при деревне Васильевке Оржевской волости в большом,
165
человек до 40, собрании крестьян граждан, я, Ражев, уговаривал не нарушать порядка и не совершать самочинного захвата яблок. Против меня, возражая, выступил крестьянин Леонтий Федоров Глухов и заявил, что он не признает Временного правительства и считает нужным поступать по-своему, не обращая внимание на распоряжения Временного правительства. Кроме меня, Глухова, слышал и может подтвердить Алексей Алексеевич Калугин, мещанин г. Кир­санова, проживающий в том же городе, по Романовской улице, в собственном доме. Гаврила Ражев».
Прокурор Лизольский
На документе резолюция прокурора Лизольского: «Препровождается к судебному следователю участка Кирсановского уезда по 2 п. постановления Временного прави­тельства от 6-го июля сего года*.
ГАТО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 5014. Л. 4. Подлинник.
№ 181
Прошение владельца Терновской экономии В.А. Перемежко-Галича на имя Липецкого уездного комиссара о безрезультатных попытках милиции навести порядок в экономии, о самовольных действиях крестьян
24 августа 1917 г.
На заявление мое от 8 с./м. и 18 с./м. являлась в деревню Терновое Ро­мановской волости милиция. Применена была давно испытанная, но всегда дающая нулевой результат, система увещевания и уговаривания. Так же и на этот раз примененная система, верная себе, дала опять нулевой результат.
Все осталось по-старому. Уговариваемые, не отрицая своих действий, про­должают ежедневно пасти всех лошадей деревни на жнивьях и лугах имения Терновое, также среди дня с камнями в руках производят набеги на посадки картофеля в усадьбе, каковой уносится мешками, но прибавились еще пра­вильные стратегические в несколько колонн набеги на фруктовый сад, это уже по ночам.
Атаки были в ночь с 22 на 23 с./м. и с 23 на 24-е. Последняя окончилась поражением камнем головы сада гражданина Долженкова Гавриила.
Пора же признать, что наша милиция аналогична швейцарской гвардии Римского Папы и что для водворения и поддержания порядка мало и не до­статочно быть социалистом, надо быть специалистом этого дела. А вместе с тем вооруженной силой, обыск в деревне Терновое и привлечением хранящих в погребах яблок антоновки по 169 статье [Уложения] о наказаниях с примене­нием меры уклонения от суда в виде немедленного ареста при тюрьме сразу пре­кратили бы ночные по всем правилам стратегии облавы на яблоки антоновку.
Проповеди помощника комиссара Орлова и помощника [начальника] ми­лиции Приклонского дают все больше и больше пышные сады1*.
Владимир Александрович Перемежко-Галич
На документе помета: «Господину Тамбовскому губернскому комиссару для сведе­ния: 1917 г. августа дня №. Липецкий уездный комиссар Секретарь».
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 22. Л. 15, 15 об. Копия.
' Так в документе.
166
№ 182
Протокол допроса обвиняемого М.В. Попова, привлеченного к дознанию в качестве обвиняемого по 403 статье Устава Уголовного судопроизводства от 25 августа 1917 г.
25 августа 1917 г.
1917 года августа 25 дня. Исправляющий должность следователя Тамбов­ского окружного суда Тамбовского уезда 4-го участка, допрашивал нижепо­именованного в качестве обвиняемого и он на первоначальные распросы по 403 ст. Устава. Уголовного судопроизводства показал:

Вопросы:
Ответы:
1. Имя, отчество и фамилия
Михаил Владимиров Попов
2. Возраст
20 лет
3. Место рождения (губерния, уезд, волость, село или деревня)
с. Гладышево Абакумовской волости
4. Место приписки (город или волость)
с. Гладышево
5. Постоянное место жительства (временное пребывание)
Временно в с. Гладышеве, а постоянно в Петрограде, Нарвская застава, Огородный пер., д.№ 22, кв. 6.
6. Рождение (законное или незаконное)
Законное
7. Звание (состояние, сословие, чин и где служил, имеет ли знаки отличия и какие)
Крестьянин
8. Народность и племя
Великоросс
9. Религия
Православный
10. Какое получил образование или вообще знает ли грамоту
Грамотный
11. Семейные отношения (женат, вдов, живет в разводе, имеет детей, и сколько, если малолетний, то живет ли при родителях, сирота, подкидыш и т.п.)
Холост
12. Занятие или ремесло
Рабочий Путиловского завода
13. Степень имущественного обеспечения
Один душевой надел
14. Особые приметы (глух, слеп, нем и т.п.)

15. В каких отношениях состоит к постра­давшему от содеянного преступления

16. Сведения о судимости обвиняем.
Не судился
17. В каком положении находится по исполнению воинской повинности
Ратник 2 разряда
[Подпись]^
ГАТО.Ф. 66. Оп. 1. Д. 5248. Л. 17. Подлинник.
Подпись неразборчива.
167
№ 183
Из протокола дознания, проведенного судебным следователем 4-го участка Тамбовского уезда крестьянина с. Гладышево Абакумовской волости М.В. Попова — показания по существу обвинения
25 августа 1917 г.
По существу возведенного на него обвинения обвиняемый объяснил: Я не признаю себя виновным в предъявленном мне Вами обвинении. Я не призывал к неповиновению Временному правительству, я не говорил, что не следует идти в солдаты и что сам я не пойду на военную службу, я не говорил о смене настоящего Правительства, как состоящего из буржуев, я не говорил, что следует следовать призыву Ленина, также я ничего не говорил об убийстве Керенского и Чернова.
Разговаривая со своими односельцами1*, я только высказывал свой взгляд на настоящее положение. Не принадлежа ни к какой партии, я только гово­рил, что самая справедливая и самая лучшая партия большевиков, за которой идет весь Петербург. Я им рассказывал про вторую революцию 3-го июня, в которой я сам участвовал против Временного правительства. Я говорил, дей­ствительно, что господство Вильгельма лучше, но это я делал сравнение с бывшим царем Николаем. Более показать ничего не могу. Прочитано.
Исполняющий должность судебного следователя Балаков
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
25 августа 1917 года судебный следователь 4-го участка Тамбовского уезда, допросив в качестве обвиняемого по 3 п. закона от 6 июля 1917 г. крес­тьянина с. Гладышева, Абакумовской волости, Тамбовского уезда Михаила Владимирова Попова и принимая во внимание, что ему грозит наказание, вле­кущее за собою лишение всех прав, что принятие в отношении него меры пре­сечения, указанной в 1 и 2 пунктах 416 ст. Уложения об Уголовных наказа­ниях, не вполне гарантирует явку его к суду и следствию, ПОСТАНОВИЛ: мерою пресечения способов уклоняться от следствия и суда в отношении на­званного Попова избрать залог в сумме 300 руб., до представления коего за­ключить Попова под стражу в Тамбовскую тюрьму.
И.д. судебного следователя Балаков
Настоящее постановление мне объявлено и способ обжалования разъяснен.
Михаил Попов ГАТО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 5248. Л. 17, 17об. Подлинник.
1 Так в документе.
№ 184
Телеграмма командира патрульного отряда в имении Лотарево Усманского уезда Попова председателю губернского продовольственного комитета Бобынину о высылке инструкций о дальнейших действиях отряда в связи с убийством князя Вяземского
25 августа 1917 г.
Вчера добились только того, чтобы князь был отправлен немедленно на фронт под конвоем с уполномоченным сходом. Благополучно выехали под на-
168
блюдением прапорщика Петрова. В Грязях толпа убила князя. Княгиню отда­ли на мое усмотрение. Ночью отправил благополучно. Пока нахожусь в Лота-реве. Прибыли ваши солдаты и члены Совета. Вид войск приводит крестьян в возбуждение. Сейчас бьют набат, бегут к Вельяминову. Еду туда. У меня спокойно. Жду инструкций телеграфом в Лотарево.
Попов Правитель канцелярии Милюкин
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 158. Заверенная копия.
М 185
Регест
Телеграмма распорядителя Сотницкого сахарного завода Шацкого уезда в губпродком с сообщением об истреблении свекловичных плантаций завода крестьянами сел Светоозеро, Романово, Пятаково Шацкого уезда
25 августа 1917 г.
Распорядитель Сотницкого завода [подпись]^ ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 25. Л. 228. Отпуск.
^* Подпись неразборчива.
№ 186
Сообщение Главного управления по делам милиции министерства внутренних дел губернскому комиссару об аресте крестьянами д. Павловки Елатомского уезда гражданина Мичурина и французской подданной Видаль
26 августа 1917 г.
По сообщению гражданина Мичурина и французской подданной Видаль, а также Всероссийского союза земельных собственников, 5-го августа в де­ревне Павловке Елатомского уезда толпою крестьян Мичурин и Видаль были арестованы, после истязаний освобождены, а дом их разгромлен.
Под угрозой убийства, лишенные возможности вернуться домой, постра­давшие просят принять надлежащие меры к их защите.
Главное управление по делам милиции просит произвести расследование изложенного сообщения, в случае подтверждения снестись с прокурором суда для привлечения виновных к уголовной ответственности, принять все меры к охране личной неприкосновенности пострадавших Мичурина и Видаль и о последующем уведомить Главное управление.
За начальника Главного управления С. Половинский
Начальник отдела Кубашин
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 231, 231 об. Подлинник.
169
№ 187
Доклад районного начальника милиции 2-го участка Елатомского уезда Д. Гусева начальнику Елатомской уездной милиции А. Абросимову о самоуправстве крестьян в имениях на территории участка
28 августа 1917 г.
По имениям, имеющимся во вверенном мне участке, принадлежащих Язы­кову, фон-дер-Лауницу, Чернышевой-Кругликовой, Покровской, Воейкову, Дьяконову, Дьякову и другим, крестьяне производят самоуправство и наси­лие, как-то: творят ночные и дневные грабежи скота и инвентаря, а местами приступили к порубке лесов. Из леса, принадлежащего Языкову, чубаровски-ми крестьянами вывезено около 300 возов, часть которого мне удалось обна­ружить. Найдены в кумнах дубовые столбы от 4 до 8 вершков толщиною, которые были зарыты в солому и спрятаны по ригам. Во многих имениях взяты зерно — рожь для обсеменения, но сколько взято — владельцу даже неизвестно, так как все это делалось без ведома владельца, что продолжается и поныне. На спросы владельцев, почему они так делают, получают ответы: «По распоряжению продовольственного комитета». Что творится и что дела­ется крестьянами — трудно определить, словом они ничего знать не хотят. В имении Мичурина белым днем зарезали свинью, угнали 14 овец. На убеж­дения и разъяснения всех распоряжений Временного правительства свобод­ные граждане не обращают никакого внимания. Нужно полагать, что в неда­леком будущем эти распустившиеся граждане приступят к положительному уничтожению всех имений, что вполне можно ожидать, чего, конечно, не дай бог, если все это осуществится, то отразится не на одних владельцах, но и на всем населении и тогда неизбежна голодовка, чего граждане и добиваются, к чему и ведет подпольная агитация. Жизнь землевладельцев не безопасна. Народ озверел до невозможных размеров. Чего делать и предпринять к не­допущению всего вышепрописанного — я положительно не знаю, нужна сила, а у меня ее нет, приходилось и приходится в дальнейшем одними толь­ко протоколами, а на протоколы они все не обращают никакого внимания, даже говорят: «Напрасно г. начальник тратит бумагу, судов никаких нет и быть не может. Придут солдаты с оружием и Вас вместе с владельцами порежут», и я лично свидетельствую, что протоколы никакой пользы не приносили, мною много уже составлено протоколов по разным проступ­кам, но результатов по ним до сего времени никаких. Вот Вам случай: меня самого арестовали и побили, и дело, видимо, оставлено без всякого движения и возможно, что виновные в этом останутся безнаказанными. Носятся слухи, якобы сам следователь не находит в этом состава преступ­ления, что слышать мне, потерпевшему, крайне обидно. Свободу народ понял в противоположную сторону, т.е. для свободного грабежа и насилия и непри­знания властей.
О вышеизложенном доношу Вам и прошу ускорить зависящим от Вас рас­поряжением: 1. О посылке военной силы для подавления всех беспорядков (желательна военная сила, конная — казаки, с пехотою ничего сделать будет невозможно, автомобилей нет, земских лошадей для того тоже нет и быть не может, так как таковые меня лично возят, и то с большим трудом) и 2. За­просить, где находится дело об арестовании меня в с. Рогожке. Это обстоя­тельство дало в народе толки о безнаказанности и повело к проявлению злой
170
воли. Наступил грозный момент, предупредить который можно только бы­строй высылкой военной силы.
Начальник милиции 2-го участка Елатомского уезда Д. Гусев
На документе помета: * Настоящая копия препровождается
г. Тамбовскому губернскому комиссару и ходатайствую о присылке военных сил.
Начальник Елатомской уездной милиции А. Абросимов.
Сентября 2 дня 1917 г.*.
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 389, 389 об. Заверенная копия.
№ 188
Из протокола заседания Усманского уездного исполнительного комитета от 28 августа 1917 г. — об аграрных беспорядках в уезде, о неавторитетности у населения земельного и продовольственного комитетов, об отношении к политике Временного правительства
29 августа 1917 г. Заседание открыто в 11 час. 30 мин. дня.
Заместитель уездного комиссара Бржозовский, подсчитав явившихся чле­нов комитета, ставит на баллотировку вопрос, — правомочно ли заседание при наличности явившихся 33 человек — членов комитета. Вопрос единоглас­но решен в положительном смысле.
Допущены к участию в заседании 3 депутата, вновь избранные от полко­вого комитета 212-го полка и член Тамбовского совета рабочих и солдатских депутатов Янченко.
По предложению некоторых членов комитета решено рассматривать в пер­вую очередь вопрос о происшедших в уезде беспорядках.
Заслушан доклад о последних событиях, представленный комиссариатом собранию представителей общественных организаций 25-го августа.
Заслушаны доклады о тех же событиях помощника комиссара Бржозов-ского, инструктора продовольственной управы Попова и члена той же управы Милютина.
Кроме изложения хода событий, совпадающего в главных чертах с прочи­танным ранее докладом, Бржозовский и Милютин заявили, что ими, при по­ездке на место обсуждаемых событий, обнаружено определенное отношение со стороны граждан некоторых селений по отношению к уездному комиссару Ру­санову. Бржозовский полагает, что такое отношение к Русанову является следствием агитаций каких то неизвестных лиц.
Попов сообщает, что имения князя Вяземского и Вельяминовой объявле­ны, для успокоения населения, государственной собственностью и взяты в ве­дение земельного и продовольственного комитетов. Попов просит членов Ко­митета — представителей сельского населения обратиться на местах с призы­вом соблюдать полное спокойствие в отношении земельных реформ.
Бржозовский сообщает, что волнения распространяются и на другие части уезда. Им получены сведения о беспорядках, начавшихся в имениях Бородина и Шанина. Докладывается поступившая из Плавицы телеграмма о происходя­щих там незаконных арестах землевладельцев. Бржозовский указывает также на ходящие в народе смутные слухи о готовящихся выступлениях темных масс, о проскрипционных списках и т.п. и указывает на необходимость при­нятия решительных мер против начинающихся беспорядков и анархий —
171
иначе местные органы не будут в состоянии выполнить лежащих на них обще­ственных задач по продовольствию.
Некоторые члены комитета указали в своих речах на неправильные дейст­вия некоторых волостных продовольственных комитетов.
Попов дает разъяснения по затронутым вопросам и указывает порядок рек­визиции хлеба установлен следующий — прежде всего хлеб реквизируется у крупных землевладельцев, затем у средних, и, наконец, у мелких.
Хомаков и Попов предлагают выработанные ими резолюции по вопросу о происшедших в уезде беспорядках.
Богодаров говорит, что при поездках по уезду он вынес впечатление, что в настоящее время всякие резолюции совершенно бесплодны, а нужны какие-либо более действенные меры.
Снова затрагивается вопрос о причинах происходящих волнений. Некото­рые ораторы находят, что одною из этих причин является недавно образовав­шийся союз земельных собственников уезда.
Хомаков говорит о наличии темных сил, вносящих разруху.
Бржозовский свой доклад дополнил указанием на то, что в течение 23-го и 24-го августа ему пришлось убедиться в том, что в районе сел, принимавших участие в беспорядках: Княжей-Байгоры, Коробово, Подворки, Дебрях и Демшинка население настроено против комиссара Русанова за то, что он якобы, во 1-х, присылал до сего времени патрули для охраны Вяземского и, во 2-х, что он вообще препятствовал деятельности уездного земельного коми­тета, направленной к удовлетворению интересов крестьян, что, несмотря на то, что он разъяснял даже населению, что все патрули были посланы не ко­миссаром, а по требованию продовольственного комитета для охраны не лично одного Вяземского, а для охраны имений его и Вельяминовых, взятых во владение под контроль продовольственным и земельным комитетами, что ни одно постановление земельного комитета Русановым отменено не было, все-таки предубежденность эта явно оставалась непоколебимой.
Бржозовский видит в этом результат агитации отдельных лиц и некоторых неудачных распоряжений самого земельного комитета.
Причины беспорядков он усматривает главным образом в том, что продо­вольственный и земельный комитеты, взяв в свое ведение имение Вяземского и Вельяминова по требованию министерства земледелия, заведовали ими лишь номинально, особенно земельный комитет, который ничем не проявил своей деятельности в области этого заведования, кроме одного случая, когда им было предоставлено из имения 200 десятин для деревни Дебрей без уве­домления об этом конторы имения, жившего там эмиссара комитетов и без со­гласия продовольственного комитета, не указав даже, какая земля и где под­лежит отчуждению в их пользу, в результате чего крестьяне сами не знали, как им поступить, и в дело заведования имением была внесена излишняя пу-танность и недоразумение.
Исполатов заявляет, что Церетели и Чернов ушли из министерства и вряд ли что можно ожидать от правительства.
Председатель указывает, что Церетели ушел уже давно, а относительно ухода Чернова в настоящее время пока никаких официальных данных не име­ется.
Исполатов находит, что происходящие неорганизованные выступления объясняются остановкой в ходе организованной революции.
По мнению оратора, политика Временного правительства временами реак­ционна.
172
Председатель останавливает оратора, указывая на недопустимость подоб­ной характеристики Временного правительства, которому исполнительный ко­митет вполне доверяет и распоряжениям которого подчиняется.
Романовский и Хомаков протестуют против брошенного Исполатовым об­винения правительства в реакционности, указывая, что правительство поддер­живается, и ему доверяют центральные Советы солдатских, рабочих и крес­тьянских депутатов и что в настоящее тяжелое время, переживаемое родиной, долг гражданина — призывать всех к объединению вокруг Временного прави­тельства, как правительства спасения родины и революции.
Су хин находит, что причины волнения и беспорядков лежат не только в населении, но и в деятельности некоторых организаций, в частности земель­ный комитет — причина земельных беспорядков. Оратор хочет далее указать на примеры незаконных действий некоторых организаций, но лишается пред­седателем слова.
Попов читает предлагаемую им резолюцию по вопросу о происшедших в уезде волнениях. Для разработки резолюции избирается комиссия в составе: Попова, Дубнякова, Никифорова, Талицких и Рубцова.
Хомаков предлагает вопрос о мерах к успокоению населения и предупреж­дению дальнейших беспорядков обсудить на соединенном заседании уездного исполнительного комитета, президиумов: Совета солдатских, рабочих и крес­тьянских депутатов, полкового комитета, земельного и продовольственного комитетов, земской и городской управы, командира 212-го полка, воинского начальника и начальника милиции.
Баллотировкой единогласно решается созвать объединенное заседание ука­занных организаций и лиц в 7 часов вечера в здание городской управы.
Читается заявление комиссара Русанова (прилагаемое при сем)1* об уходе его в отставку по мотивам, указанным в его заявлении.
Председатель Бржозовский разъясняет порядок назначения комиссара и предлагает наметить записками лиц для баллотировки в кандидаты на долж­ность уездного комиссара.
В это время из редакции «Усманской газеты» приносят телеграмму мини­стра — председателя Керенского о выступлении генерала Корнилова.
Хомаков призывает к сплоченности и готовности дать отпор контрреволю­ции.
По предложению Попова обсуждение полученных известий перенесено на соединенное заседание организаций.
Помощник комиссара Бржозовский, указав на наличность ведущейся про­тив него и Русанова агитации, выражающейся, между прочим, в помещении в «Усманской газете» несоответствующего действительности письма Исполатова по поводу убийства кн. Вяземского, заявляет об оставлении им должности по­мощника уездного комиссара.
Произведен подсчет поданных записок по выборам кандидата в комисса­ры. Намеченными оказались:
Исполатов — 26 записок.
Ламин — 10 записок.
Русанов — 4 записки.
Бржозовский — 2 записки.
Из намеченных лиц баллотировался в кандидаты на должность уездного комиссара отсутствующий Исполатов, о согласии которого сообщено некото­рыми членами комитета и получил 26 избирательных и 19 неизбирательных записок и шаров. Ламин отсутствовал и согласия на баллотировку не было. Бржозовский от баллотировки отказался. Кандидатура Русанова снята ввиду его заявления.
173
Выработанная комиссией резолюция о происшедших в уезде беспорядках снимается по предложению Попова, ввиду того, что все происшедшее не более как мелочь по сравнению с надвигающимися грозными событиями.
Объявлен перерыв до 7 часов вечера.
Вечером состоялось совместное заседание исполнительного комитета и дру­гих организаций.
Председатель М. Бржозовский Секретарь собрания В. Серговский
Особое мнение
Протокол составлен явно тенденциозно. Речи "некоторых ораторов, имею­щих значение, опущены, некоторые извращены. Перед помещениями в прото­кол речи не предъявлялись для редактирования оратором, в частности, мне с ясной целью заявить о моей неблагонадежности, например, слово «реакцион­на» сочтено нужным изобразить крупным шрифтом.
Протокол не был предъявлен собранию для подписки. Копия протокола отослана уволенным со службы Романовским с подписью только Бржозовско-го и Серговского. Не помещено в протокол, что Романовским было предложе­но выразить одобрение Русанову, что собранием было отклонено. Выражения: «вряд ли что можно ожидать от правительства» или «политика Временного правительства временами реакционна» я не употреблял.
Уездный комиссар правительства Исполатов
К написанному особому мнению присоединяемся: член уездного исполни­тельного комитета Е. Малахов, член уездного исполнительного комитета учи­тель Федор Курганников, Никанор Пуганцов, Мартынов, Терехов. Присутст­вовавшие с правом совещательного голоса выше приведенное «Особое мне­ние» подтверждаем: учительница К. Щеглова, член исполнительного комитета Совета солдатских и рабочих депутатов А. Доненберг, Дьяконов, Разсаднев, В. Губин, Е. Гундоров, председатель Совета солдатских, рабочих и крестьян­ских депутатов Ф. Евсеев.
Уездный комиссар правительства Исполатов
Секретарь Соколов
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 309—311 об. Заверенная копия.
1 Не публикуется.
№ 189
Телеграмма губернского комиссара Ю.В. Давыдова Елецкому прокурору о срочном сношении с воронежским прокурором для произведения арестов подстрекателей к убийству владельца имения Лотарево князя Вяземского и о скорейшем уходе войск из деревни
29 августа 1917 г.
В имении Лотарево Усманского уезда убитого князя Вяземского водворен полный порядок, стоят войска. Желательно до ухода войск произвести арест подстрекателей к убийству из местных крестьян, имена их известны. Прошу сделать срочное сношение об этом с воронежским прокурором, чтобы судеб-
174
ные власти беззамедлительно произвели аресты, держать войска долго в де­ревне нельзя.
Губернский комиссар Давыдов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 145. Отпуск.
М 190
Из обращения совета Союза частновладельцев
к населению губернии в связи с разгромами имений
Август 1917 г.
Будущие пролетарии, русские землевладельцы, соединяйтесь. Только в огненном мщении обретешь ты утешенье свое.
При крепостном праве нашу горемычную землю и народное достояние грызли тупые крепостники-помещики по главе с царем.
После освобождение эти грызуны почти освободили землю, которая без рабского труда стала для них малоинтересною, и начали грызть государствен­ную власть и крупную промышленность.
Брошенную землю на свои кровные, трудовые деньги приобрели мы и наши родители, новые землевладельцы из всех сословий, люди бережливые и трезвые, любящие землю и умеющие устроить и сберечь хозяйство. В сель­ском хозяйстве не так важен труд жнеца и пахаря, доступный всякому пьяни­це, как труд умного, трезвого, трудолюбивого и заботливого устроителя хо­зяйства, исправного хозяина.
Очень плохо жилось нам до сих пор в нашем беззаботном и беспорядочном государстве, но в настоящее время от непосильной войны наше затхлое госу­дарство рухнуло: слетел гнида-самодержец, побежали с фронта трусливые солдаты-крестьяне.
Правда, в последний момент безжалостная судьба, как будто для смеха, призвала для спасения обреченного государства умных и честных социалис­тов, но этим приверженцам и защитникам не темного русского государства, а интернационала, приходится уже спасать собственную шкуру, которую они не жалели в борьбе с самодержавием и которой им стало жалко, когда они сами захватили верховную власть, и потому они не столько управляли народом, сколько плетутся позади, выбрасывая народу темные лозунги.
Социалисты не смеют громко сказать нашему многочисленному, как песок морской, народу, что ему, слабому, бедному, ленивому и трусливому, не сле­дует ценою собственной гибели и разорения дольше участвовать в мировом споре великих народов, дерущихся от избытка сил и презирающих нас за бед­ность и некультурность. Вместо этой горькой, но полезной правды, которую наш горестный народ услышал бы с должным смирением, как единственный выход из невыносимого положения, социалисты кричат о силе и могуществе русского пролетариата, и в смешных выражениях читают наставления и предъявляют требования великим культурным народам Западной Европы, свой же народ они убаюкивают и сбивают с толку [разговорами] о праве на даровой захват нашей земли, что возможно только при полном уничтожении собственности.
Подобный грабительский захват земли можно было бы понять и оправдать при освобождении темного народа от крепостников-помещиков, когда народ действительно имел право на награду за свои вековые муки и труды, 60 лет тому назад, но не теперь за счет неповинных людей, когда от прежних поме­щиков-крепостников не осталось почти и следа, это бессмыслено.
175
Народ, отменивший смертную казнь, как преступное убийство, и вводя­щий в свои законы другое преступление — грабительский захват, как основу своего ленивого благосостояния, как не имеющий государственного смысла, не может и не должен иметь своего государства. Как социалисты не признавали преступного самодержавия, даже когда оно пользовалось всеобщим признани­ем, так и мы не можем признать преступной, грабительской республики, хотя и жаждем республики справедливой и культурной.
При таких условиях нам не уйти от гибели, а нашим детям от голода, по­тому что мы никогда не подчинимся велениям и законам преступного государ­ства, которое хочет узаконить грабительский захват. Мы не найдем себе места в нашем бесшабашном государстве, как прежде не находили его социалисты.
Но социалисты прибегали к мести и террору, другого средства борьбы у них не было. Очевидно, по этому ужасному пути придется идти также нам и нашим детям.
...Это так неизбежно, хотя горько и ужасно: сотни тысяч обнищавших зем­левладельцев непременно выделят из своей среды десятую часть, т.е. десятки тысяч самых несчастных и пылких, а эти несчастные в одну темную ночь по­дойдут с коробкой спичек и пузырьком керосина к десяткам тысяч грабитель­ских сел и деревень, в которых скоро будут заседать в трогательном единоду­шии Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, убежавшие туда после банкротства фабрик и заводов, и произведут всероссийскую иллюмина­цию, не щадя ни домов, ни лесов, ни посевов. Темным грабителям легче будет делить темную землю.
...А мы только в этом ужасном, но неизбежно огненном мщении обретем единственное утешение свое.
Союз несчастных землевладельцев ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 22а. Л. 194. Типографский экз.
№ 191
Письмо товарища председателя губернской земской управы Ф. Чернышева губернскому комиссару о единстве действий земельных органов, исполнительных комитетов и комиссаров правительства в соответствии с распоряжением № 1 губернского земельного комитета
2 сентября 1917 г.
В интересах крайне необходимого в момент общей неопределенности поло­жения единства действий по направлению и регулированию земельных отно­шений, губернская земельная управа, согласно с распоряжением Губернского земельного комитета № 1, убедительно просит Вас сделать распоряжение по всем уездным и волостным исполнительным комитетам и комиссарам:
1) Об обязательном проведении через все соответствующие земельные ко­митеты всех дел, касающихся земельных отношений.
2) Об обязательном согласовании их мер административного характера,затрагивающих земельные отношения, с мнением земельных комитетов.
3) О передаче всех находящихся у них на разрешении дел в ведение зе­мельных комитетов.
4) О передаче всех делопроизводств по законченным делам, касающимсяземельных отношений, имеющихся в их канцелярии, соответствующим зе­мельным комитетам.
176
5) О сообщении копии всех их постановлений по такого рода делам соот­ветствующим земельным комитетам.
За председателя Ф. Чернышев Секретарь Косско-Судакевич
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 3. Л. 110, ПО об.
№ 192
Из журнала заседания Шацкого уездного земельного комитета от 5-го сентября 1917 г. — об ознакомлении с инструкцией министра земледелия40 от 16 июля 1917 г. для земельных комитетов об обязательном оформлении земельных сделок, об аренде земель через земельные комитеты
5 сентября 1917 г.
В заседание прибыли представители волостей1*.
Собрание открыто председателем уездного земельного комитета И. Д. На-батовым.
1. Заслушан доклад А. В. Шарова о поездке его в Тамбов на заседаниеТамбовского губернского земельного комитета 7-го августа 1917 г.
Принято к сведению.
2. Заслушана инструкция министра земледелия от 16 июля 1917 г. земель­ным комитетам. При обмене имений обращено особое внимание напункты 2-й и 3-й инструкции.
ПОСТАНОВИЛИ:
Взять всю землю владельцев на учет уездному земельному комитету, кото­рый ту часть земли владельца, которую он не в состоянии или отказывается обработать, передать через волостной земельный комитет более нуждающему­ся населению данной местности.
Все частные с владельцами сделки об аренде земель и лесов обществами равно и частными лицами, обязательно должны совершаться с разрешения уездного земельного комитета. Арендные деньги по уплате из них всех позе­мельных повинностей, лежащих на земле, должны поступать в депозит зе­мельного комитета...
ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 7. Л. 59. Копия.
'* Прибыли 19 представителей от волостей, от исполнительного комитета — 4 и от Совета крестьянских депутатов — 2.
№ 193
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Кирсановскому комиссару об избиении управляющего имением Сатина крестьянами, о привлечении к судебной ответственности виновных и о принятии мер для пресечения новой волны беспорядков
5 сентября 1917 г.
4-го сентября Гавриловский сход вызвал Голубева, управляющего Сатина, избили, арестовали его, грозят разогнать всех служащих.
Прошу срочно расследовать, привлечь к судебной ответственности винов­ников избиения, самовольного ареста, не допускать разорения имения. Жела-
177
тельны решительные меры, чтобы не дать развиться в деревне новой волне беспорядков, произвольных арестов.
И.д. гуком Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 21. Л. 354. Отпуск.
№ 194
Уведомление исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова в Главное управление по делам милиции о причине ареста крестьянами помещика Мичурина и о проведении дознания по его жалобе
6 сентября 1917 г.
На отношение от 26 минувшего августа за № 22911 уведомляю, что поме­щик Мичурин был арестован за то, что, желая прогнать с поля крестьянских мальчиков, пасших лошадей, исхлестал их нагайкой.
Избит был толпою вместе с гувернанткой француженкой, когда его при­шли арестовывать. Допросив Мичурина, судебный пристав возбудил дело за причинение истязаний крестьянским мальчикам. Производится дознание и по жалобе Мичурина на арест и побои. Дом разгромлен не был.
И.д. губернского комиссара Шатов Правитель канцелярии [подпись]^*
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 20. Л. 281. Подлинник.
'* Подпись неразборчива.
№ 195
Письмо председателя губернского земельного комитета В.А. Гроздова в Главный земельный комитет Н.Е. Озерецковскому от 10 сентября 1917 г. о взаимоотношениях Центра и местных земельных органов по аграрным вопросам
10 сентября 1917 г.
Уважаемый Николай Евгеньевич.
Простите, что затрудняю Вас лично, но в делах столь щекотливых лучше бывает не по бумажному порядку дело вести, а прямее.
1. Прилагаю уже известную Вам телеграмму относительно хлопот поверен­ного Лейхтенбергского — выручить обратно из ведения комитетов имение.Переписка и мотивировка направлены в главный земельный комитет через ми­нистерство земледелия. Ракитников уже видел ее.
2. В Главный земельный комитет 14-го августа за № 420 направлена жа­лоба по второй телеграмме прилагаемой. О деле я с Вами говорил.
Как бы добиться, чтобы министерство земледелия и вообще бы центры не калечили и не рвали нашей работы.
Из этого дела Вы увидите, что оно, по существу, неразрешимое, ибо и так, и иначе кому-нибудь не сладко будет. Избрали мы, по всяком выяснении, меньшее зло и меньшую опасность.
Но мы не ожидали, что и это пройдет безболезненно. Так и получилось: с одной стороны выступило (от Селищ) 100 человек, с другой (Н. Выселок) 400 человек с кольями и прочим. Послали кавалерию, комиссара, уземельком и прочее, предотвратили, уладили. (У нас еще подробностей нет.) Но, увы, на «ефтом самом месте», вот копия телеграммы, полученная губернским зе­мельным комитетом от Ракитникова (он же Рейнфельд, он же, кажется, Та­тарников), и вот копия телеграммы, полученная им же из уземельком. Зна-
178
чит, там опять сначала. И что, им надо посылать извещения жалобщикам по­мимо нас? Ведь руки опускаются. Не можем же мы гонять солдат по каждой телеграмме, посланной даже для выяснения дела.
Прямо беда. В эту сложную, полную чуткости и боли, живую ткань, кото­рую с таким трудом и напряжением удается связывать, вдруг вот врежутся, вдребезги рвут. Тяжело.
Как бы добиться, чтобы все объявления по жалобам, все извещения и справки они направляли через нас?
Окажите к этому все Ваше содействие. Еще все еще извиняюсь, что загру­жаю Вас лично этими просьбами.
Искренний мой привет. Жму руку.
Гроздов ГАТО. Ф. Р- 946. Оп. 1. Д. 22. Л. 104, 104 об. Отпуск.
№ 196
Регест
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Козловскому уездному комиссару о посылке в ночь на 11 сентября 1917 г. пятидесяти кавалеристов в уезд
// сентября Срочная.
И.д. гуком Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 256. Отпуск.
№ 197
Регест
Телеграмма исполняющего дела Козловского уездного комиссара Наумова губернскому комиссару и Совету солдатских депутатов об организованном характере крестьянских выступлений в Сычевской волости и о присылке кавалерии для их прекращения
// сентября 1917 г.
Исполняющий дела уездного комиссара Наумов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 257. Телеграфный бланк.
№ 198
Регест
Телеграмма1* владельца водяной мельницы в с. Уречном Шехманской волости Козловского уезда Ф. Рягузова губернскому комиссару о намерениях односельчан совершить погром мельницы с угрозой для жизни и о бездействии милиции
// сентября 1917 г.
Рягузов
На документе помета: ^Отправлена 11 сентября 1917 г.*. ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 290. Телеграфный бланк.
'* Телеграмма направлена из с. Шехмани.
179
№ 199
Журнал чрезвычайного заседания губернского дворянского собрания от 12 сентября 1917 г.
12 сентября 1917 г.
Собрание было открыто отношением и.д. Тамбовского комиссара прави­тельства от 12 сентября сего года'за № 3856.
В собрании было 16 лиц.
Председатель приветствовал пребывших гг. дворян. Были прочитаны 114 из 159 статей IX тома Свода законов.
Затем председатель собрания заявил, что в конце августа на станции Грязи был убит солдатами маршевой роты наш дворянин, Усманский уездный предводитель дворянства князь Борис Леонидович Вяземский, известный об­щественный деятель, образцовый сельский хозяин, краса тамбовского дворян­ства, и предложил собранию почтить память покойного вставанием и помо­литься о душе усопшего и заявить супруге покойного о нашем глубоком сочув­ствии постигшему ее горю.
Собрание почтило память усопшего князя Вяземского вставанием и попро­сило губернского предводителя выразить соболезнование его супруге.
Затем была отслужена панихида, и собрание перешло к рассмотрению до­кладов.
Доклад № 1. Об ассигнованиях на нужды войны.
Собрание, соглашаясь с докладом и заключением собрания предводителей и депутатов, постановило:
1. Продолжать деятельность лазарета, пока будет достаточно поступленийустановленного 30-копеечного сбора, если же этот источник окажется недоста­точным, то предоставить губернскому предводителю право, когда сочтет нуж­ным, войти в соглашения с другими учреждениями о передаче им лазарета.Если почему-либо будет реквизировано для других надобностей и лазаретпредложено перевести в другое помещение, то деятельность его прекратится;
2. Уполномочить губернского предводителя заложить принадлежащий дво­рянству дом в одном из кредитных учреждений по его усмотрению с тем,чтобы из полученной суммы уплатить взятые суммы под залог стипендиально­го капитала.
Доклад № 2. О призрении душевнобольных воинов, жертв настоящей войны.
Постановили: Соглашаясь с заключением губернского предводителя и со­брания предводителей и депутатов, рассмотрение вопроса отложить до более благоприятного времени.
Доклад № 3. Об общем положении дворянства.
По выслушании доклада Евгений Андреевич Загряжский прочел записку о положении землевладения. В дополнение к этому В.М. Андреевский предло­жил довести до сведения правительства, что органы, установленные на мес­тах: земельный и продовольственные комитеты, как волостные, так и уездные, организованные из случайно, часто неправильно избранных лиц, не знающих руководящих их деятельностью законов, производят разруху в сельскохозяй­ственной жизни страны, произвольно вторгаясь в частноправовые отношения, наносят колоссальный вред как имущественно, так и морально, в корне раз­рушая сознание права в народных массах. Собрание согласилось с предложе­нием г. Андреевского.
180
Председатель предложил отложить обсуждение вопроса, просить гг. За­гряжского и Андреевского дополнить свои предложения фактическими данны­ми.
Затем был объявлен перерыв до 1 часу следующего дня.
Секретарь дворянства^* [подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 29. Л. 71, 71 об. Заверенная копия.
'* Так в документе. Подпись неразборчива.
№ 200
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова в МВД о начале аграрных беспорядков в Козловском уезде 11 сентября 1917 г. и мерах по их успокоению
13 сентября 1917 г.
11 сентября начались аграрные беспорядки в Козловском уезде. Около станции Никифоровки был убит арендатор имения Похвиснева Романов за то, что военнопленный, карауливший его подсолнух, выстрелил в крестьян. Были разгромлены и сожжены усадьбы трех помещиков. Сейчас же была выслана из Козлова пехота, но оказалась неспособной усмирить беспорядки. В ту же ночь из Тамбова отправил эскадрон конницы, движение продолжало расши­ряться, разорялись и сжигались все новые усадьбы. Выслал в подкрепление еще три эскадрона — все что можно было двинуть. Беспорядки еще и сейчас не закончились, разгромлено около двадцати имений. Основа беспорядков — недоверие крестьян к тому, что аграрная реформа осуществляется. Успешное действие на этой почве приезжих агитаторов. Дальнейшие подробности сооб­щу по получению донесения узкома
И. д. гукома Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 295. Копия.
№ 201
Телеграмма Козловского отдела Всероссийского союза земельных собственников губернскому комиссару о росте погромного движения и с просьбой защиты от грабежей
Срочная 13 сентября 1917 г.
В Козловском уезде за три дня сожжено двадцать четыре имения. Убит землевладелец. Организованные грабежи, поджоги продолжаются, грозят рас­пространиться на весь уезд. Хлеб, скот уничтожаются. Местные власти, кон­ная, воинская команда, по-видимому, бессильны. Грабители частью вооруже­ны. Просим для защиты командировать надежные войска, по возможности конные.
Козловский отдел Всероссийского союза собственников ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 296. Телеграфный бланк.
181
№ 202
Телеграмма управляющего имениями княгини Белосельской-Белозерской в Козловском уезде В. Брема губернскому комиссару о погроме имений и с просьбой о восстановлении порядка
13 сентября 1917 г.
Девятнадцатого и двадцатого [августа] в Скобелевке и Ивановском имения разгромлены, скот угнали, весь хлеб увезли, постройки разобраны, дом со­жжен. Со Спасском два дня не имели сообщения. Под предлогом ареста ми­лиция увезла меня в волость, потом проводила на станцию. Почти все мое имущество ограбили. Переехал в Козлов, Сенная площадь, дом двенадцать, постараюсь скоро написать. Убедительнейше прошу о восстановлении поряд­ка.
Доверенный княгини Белосельской-Белозерской
Брем
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 345. Телеграфный бланк.
№ 203
Журнал чрезвычайного Тамбовского губернского дворянского собрания от 13 сентября 1917 г.
13 сентября 1917 г.
Собрание было открыто в 3 */2 ч. дня в составе 13 лиц. Продолжалось об­суждение доклада о положении дворянства. Евгений Андреевич Загряжский доложил составленную записку:
«Чрезвычайное губернское дворянское собрание, обсуждая ряд вопросов, тесно связанных с платежной способностью дворян — земельных собственни­ков, не могло не остановиться на всей совокупности причин, обусловливаю­щих крайне тягостное положение сельскохозяйственной промышленности в пределах Тамбовской губернии. И прежде всего собрание должно было обра­тить внимание на деятельность вновь созданных на местах органах управле­ния. Комитеты как земельные, так и продовольственные, уездные и в особен­ности волостные, организовавшиеся из случайно, часто неправильно избран­ных лиц, не имеющих руководящих их деятельность законов1* плодят разру­ху сельскохозяйственной жизни страны, произвольно вторгаясь в частнопра­вовые отношения и нанося непоправимый вред, как имущественный так и в особенности моральный, в корне разрушая сознание права и справедливости в народных массах.
Такая деятельность местных органов управления тем более вредна и вызы­вает недоумение, что в целом ряде актов Временного правительства и гг. ми­нистров мы усматриваем вполне определенно выраженное требование принять решительные меры как для охранения сельского хозяйства, так и для обеспе­чения продовольствием населения и армии. Такое наше убеждение подтверж­дается:
1. Законом об охране посевов от 11 апреля 1917 года41;
2. Инструкцией земельным комитетам министра земледелия [от] 16 июля1917 года;
3. Телеграммой Управляющего министерством внутренних дел губернскими областным комиссарам от 17 июля 1917 года о недопущении самоуп­равства в земельных отношениях и
182
4. Приказом министра продовольствия продовольственным комитетам о мерах к устранению препятствий по уборке урожая от 18 июля 1917 года.
Во всех этих актах указывается не только на насущную необходимость принятия мер охраны посевов, но также указывается на необходимость ува­жать права и имущественные интересы различных слоев землевладельческого населения. Так, например, в законе от 11 апреля 1917 года в пункте 6 гово­рится: «Арендная плата за земли, взятые под посев, поступает владельцам зе­мель». За сим в инструкции земельным комитетам министра земледелия гово­рится: «Арендная плата в случае отказа со стороны населения платить ее вла­дельцам, может вноситься уездным земельным комитетам с тем, чтобы за вы­четом налогов и платежей, лежащих на имении, остаток выплачивать владель­цу».
Между тем, что же мы видим в действительности?
Арендная плата за землю, сданную еще в прошлом 1916 году под урожай ржи, а равно и под яровой урожай сего года, тоже сданную в аренду еще в прошлом году, совершенно произвольно и беззаконно комитетами, как волост­ными, так и уездными, понижается на 50 и 75 процентов.
Но этого мало: и в этом размере арендная плата не попадает в руки собст­венникам земли.
Не беря на себя смелость утверждать, что арендная плата нигде в пределах Тамбовской губернии не поступала в руки хозяев земли, мы считаем, тем не менее, долгом удостоверить, что по целым уездам комитетами, волостными и уездными, собраны громадные суммы арендных денег, из которых ни одной копейки не попало в руки собственников. А между тем пред нами встает не­умолимый вопрос: как же быть с платежом по залогу имений, с оплатой по­доходного налога и повинностей государственных и земских? Не говоря уже по содержанию служащих в имениях и самих хозяев, и их семейств.
Допуская мысль о необходимости правильного и целесообразного исполь­зования земельной площади государства, мы не можем, однако, понять необ­ходимости дезорганизации и разорения имений, чем наносится, конечно, ог­ромный ущерб благосостоянию страны.
Истекшей весной захватывались насильственно и произвольно без догово­ра о какой бы то ни было цене земли под яровой посев сего года, сенокосы и паровая земля на урожай будущего года, точно также в настоящую минуту за­хватывается ржище2* под урожай яровых хлебов 1918 года, причем происхо­дит вакханалия произвола и растрата всеобщего достояния: крестьяне по по­становлению волостных комитетов или по их наущению захватывают лучшие земли из помещичьих полей, свои же оставляют необработанными и незасеян­ными.
Еще в телеграмме Управляющего министерством внутренних дел Церетели от 17 июля 1917 года указывалось, что угрожающее состояние народного хо­зяйства и серьезная опасность, перед которой стоит революционная Россия, требуют принятия скорых и решительных мер к прекращению всех самоуп­равных действий в области земельных отношений, причем губернским и об­ластным комиссарам вменялось в обязанность провести означенные меры при содействии местных земельных комитетов и общественных революционных организаций.
Теперь в сентябре мы видим во многих местах губернии, в частности в Козловском и Усманском уездах, весь ужас распространяющихся аграрных беспорядков, с убийствами и пожарами, являющимися прямым следствием не­исполнения правительственных распоряжений, оставшихся мертвой буквой,
183
благодаря бессилию и бездействию комиссаров, безответственности комитетов и полной безнаказанности разнузданного населения.
В настоящее время с полной ясностью обрисовывается совершенная разру­ха сельскохозяйственного дела, учитывая громадный недобор хлеба и продо­вольствия, недостаток которого, как для населения, так и для армии, ощуща­ется уже теперь. Но этого мало, гибнут ценные имения, культурные богатства, накопленные десятилетиями, гибнет самое драгоценное — сознание права ува­жения к чужой жизни и собственности».
Собрание постановило: Об изложенном довести до сведения правительст­ва, о чем просит губернского предводителя дворянства.
Секретарь дворянства [подпись]^* ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 29. Л. 72-73 об.
1 * Так в документе.
^ Ржище — по В. Далю, ржаное жниво, ржаное поле, с которого хлеб уже снят.
3* Подпись неразборчива.
№ 204
Распоряжение № 3 «Всем земельным и продовольственным комитетам и всем крестьянам Тамбовской губернии»42
13 сентября 1917 г.
Учредительное собрание созывается на 29-е ноября. Оно, несомненно, передаст всю землю трудовому народу, отменит частную собственность на землю.
Трудовое крестьянство — наследник частновладельческой земли и всего хозяйства на ней.
Но чем ближе время передачи народу земли, тем сильнее работают темные силы.
Они толкают и мутят народ жечь и громить имения, разорять их начисто и злобно радуются: «Пусть никому не достанется».
Всеми способами они вызывают народные волнения, буйства, убийства, зверства, насилия, а сами кричат всюду, что крестьянам никакой свободы да­вать нельзя, потому что они звери и дикари, — все уничтожат и сами переде­рутся.
Они теперь проникают в народ во всяком виде, прикидываются лучшими друзьями народа. Но их распознать легко: они всегда зовут народ к самым вредным средствам: избить, убить, разгромить, сжечь, уничтожить. Им хочет­ся, чтобы и народные представители в Учредительном собрании стали думать, что крестьяне — дикие разрушители, которым нельзя ничего ценного пере­дать, — все уничтожат.
Многие темные крестьяне идут за темными силами, слушают их, по их призыву губят и уничтожают свое же наследство, свое будущее достояние. Рубят без всякого удержу и разбору леса, вытаптывают и портят луга, обла­мывают сады, реквизируют на убой племенной скот, портят и ломают сельско­хозяйственные машины и другой инвентарь. А за последнее время, когда ос­вободились крестьяне от полевых работ, еще хуже пошло. В Козловском уезде более 20 имений целиком уничтожили крестьяне, уничтожили все хозяй­ственные постройки, сжигали даже хлеб. Разгромили даже сельское опытное поле, на котором сами учились по-настоящему хозяйство вести.
184
Это — преступление неискупимое и позорное. Народу нанесен огромный и непоправимый вред. После Учредительного собрания вместо ценного и на­лаженного хозяйства народу достанется погорелое место. Вместо сельскохо­зяйственной школы — обгорелые развалины.
И мало того. При погроме были допущены насилия и убийства, в имениях произведен самый бессовестный грабеж, а потом, кто награбил при дележке, друг друга бить и поджигать начали. И торжествовали все враги крестьянст­ва, кричат повсюду: «Вот, говорили: честное русское крестьянство, — а они убийцы, грабители, нельзя никакой свободы давать».
Не все крестьяне такое гнусное дело делали. Но когда провокаторы вни­мали их призыву, темные или глупые, жадные или бесчестные такое безумное преступление творили, то умные и честные этому не воспрепятствовали, не ос­тановили. Вина и позор лежит на всех нас.
Крестьянство более не должно доводить себя до этого. Надо остановить и не допускать таких преступлений. От волнений, погромов и смут погибнет и вся наша свобода. А без свободы народ и земли не увидит: ее не спрячешь, найдут и отберут. Надо охранять свободу, а провокаторам и безумцам ходу давать нельзя. Все, призывающие к погромам, волнениям, убийствам, поджо­гам, должны быть немедленно задержаны и представлены судебной власти.
Закон революционного Временного правительства возлагает обязанность охраны земельных и сельскохозяйственных имуществ на земельные комитеты, а заботу о посеве, скоте, инвентаре, продуктах хозяйства — на продовольст­венные комитеты. Но разделить этих обязанностей нельзя. Ответственность земельных и продовольственных комитетов одна и та же.
Земельные и продовольственные комитеты совместно должны немедленно произвести полный и точный учет всем, находящимся в их районе частновла­дельческим имениям со всеми угодиями и всем сельскохозяйственным имуще­ством, и, согласно инструкциям, которые будут даны губернской земельной управой, взять имения под свое ведение.
К производству учета должно приступить следующим порядком: 1. Волостные земельные комитеты должны созвать соединенное собрание всех местных общественных организаций: продовольственного комитета, волостной земской управы, Совета крестьянских депутатов, исполнитель­ного комитета и других. В это заседание необходимо пригласить, если на­ходится в волости, агронома и продовольственного инструктора.
2. На собрании избирается комиссия для производства учета и для руковод­ства всем, касающимся имения. Агрономы и инструктора обязательнодолжны войти в комиссию.
3. Комиссия уславливается с владельцем о времени производства учета и ука­зывает владельцу, какие сведения, книги и документы он должен приго­товить ко дню учета.
4. Производится учет в присутствии двух милиционеров и трех представите­лей от сельского схода ближайшего села (где несколько сел прилегают кимению, там по одному представителю от каждого). Не должно быть до­пускаемо скопление народа на учете.
5. Для учета имений с хорошо поставленным и сложным хозяйством, а такжеособенно крупных, необходимо участие агронома, которого должна коман­дировать земская управа.
6. О дне учета по каждому имению должен быть извещен уездный земельный
комитет, который может командировать на учет представителя от себя. Копия с учета должна быть немедленно переслана в уездную и губерн­скую земельные управы.
185
7. На этом же соединенном заседании всех общественных организаций надовыработать подробный и точный план всех мероприятий, которые необхо­димо будет применить к каждому имению. Этот план, в виде копии с по­становления совещания, должен быть немедленно предоставлен в губерн­скую земельную управу. Без разрешения и без инструкции губернской зе­мельной управы допускается только производство учета, не более.Примечание.
При составлении плана необходимо иметь в виду следующее обязательное требование: хозяйство в имении (т.е. улучшенные вспашка, посев, удобрение, содержание скота, инвентарь, также сады, огороды, специальные культуры — свекловицы и другие, заведения для обработки продуктов и прочее) должно быть сохранено без нарушений и даже улучшено.
8. Местное население должно быть осведомлено, что общественные народныеорганы берут на учет под свою охрану будущее народное достояние. Дляознакомления населения во всех делах исполнительные комитеты должнысозвать сходы и на них, при участии представителей земельного и продо­вольственного комитетов, должно быть прочитано и разъяснено настоящеераспоряжение. При этом населению должно быть указано, что взятое в ве­дение народной власти имущество должно находиться под охраной всегонарода, и безумцы и злонамеренные люди, которые будут наносить вредбудущему народному достоянию, должны быть серьезно наказаны, а,кроме того, будут отвечать и земельный и продовольственный комитеты,допустившие нарушение целости вверенного их попечению имущества.Всем местным властям предлагается оказывать всякое содействие при вы­полнении этого распоряжения.
Губернской земельной управе предоставляется право давать инструкции и указания в развитии и проведении данного распоряжения. К ней предлагается обращаться со всеми вопросами.
Исполнительный комитет губернского Совета крестьянских депутатов
Совет рабочих и солдатских депутатов
Губернская продовольственная управа
Бюро губернского исполнительного комитета
Губернская земская управа
Губернская земельная управа
Прокурор тамбовского окружного суда
Губернский комиссар
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 3. Л. 280. Типографский экз.1*
1 Отпечатано в Тамбове, в типографии губернской земской управы.
№ 205
Письмо губернского предводителя дворянства князя Н.Н. Чолокаева министру-председателю1* о приостановке действия распоряжения № 3, вступившего в противоречие с воззванием правительства от 21 апреля 1917 г.
Позднее 13 сентября 1917 г.
Газета «Тамбовский Земский Вестник» 13 сентября сообщает, что Тамбов­ская губернская земельная управа для прекращения аграрных беспорядков, разгромов частновладельческих имений постановила 14 сентября передать их в распоряжение земельных комитетов. Опубликованным 21 апреля 1917 года воззванием Временного правительства разрешение земельного вопроса предо-
186
ставляется Учредительному собранию. Постановлением Временного прави­тельства об учреждении земельных комитетов, пунктом седьмым статьи вось­мой губернским земельным управам предоставляется лишь возбуждение перед Главным земельным комитетом вопросов об изъятии земельных и сельскохо­зяйственных имуществ из распоряжения частных лиц, действия которых на­правлены к обесценению таких имуществ. Нет ни закона, ни распоряжения Временного правительства, предоставляющих местным земельным комитетам непосредственное право отбирать в их распоряжения имения частных владель­цев. Настоящее постановление Тамбовской земельной управы является актом превышения власти и компетенции названного учреждения: одно опубликова­ние его вызовет проявление насильственных и преступных действий крестьян против землевладельцев и послужит сигналом к общему окончательному раз­граблению их имений и даже посягательству на личную неприкосновенность и жизнь их. Прошу Вас срочно отменить означенное постановление Тамбовской губернской земельной управы, приостановив немедленно по телеграфу прове­дение в жизнь этого незаконного постановления, могущего вызвать роковые неизгладимые последствия.
Чолокаев ГАТО. Ф. 161.0п. 1 Д. 9498. Л. 55. Черновой вариант.
1 В копии в Главный земельный комитет.
№ 206
Обращение Спасского уездного земельного комитета, уездного исполнительного комитета Совета крестьянских депутатов и комитета партии социалистов-революционеров к крестьянам об исполнении распоряжения № 3, о прекращении погромов и грабежей, о предстоящих выборах в Учредительное собрание
Позднее 13 сентября 1917 г. Товарищи крестьяне.
Мрачные вести идут к нам, к вашим избранникам, из различных мест на­шего до сих пор мирного уезда. Все чаще и чаще слышится то там, то здесь, что крестьяне, руководимые какими-то темными лицами, производят само­вольные порубки леса, громят имения, жгут усадьбы и растаскивают хлеб, в котором так нуждается истекающая кровью наша доблестная армия.
Товарищи крестьяне, до сих пор все сознательные люди, все лучшие борцы за свободу с гордостью смотрели на деревню, что она лучше всех дру­гих встретила освобожденную родину; до сих пор крестьянство с честью вы­полняло свой долг перед несчастной нашей родиной. И вот, когда уже воля завоевана, когда через какой-нибудь месяц-другой все земли перейдут в руки народа, крестьяне не вытерпели и с жадностью хищника набросились на гра­беж.
Товарищи, остановитесь, опомнитесь, вам известно, что, согласно распоря­жению № 3, все частновладельческие имения переходят в ведение земельных и продовольственных комитетов. Зачем же нужны все эти погромы, насилия и грабежи? Неужели оттого, что одному достанется барский стул, другому барские брюки, крестьянская жизнь, тяжелая и беспросветная, станет легче? И что скажут Вам солдаты, когда, вернувшись с фронта, они увидят, вместо народного богатства, разоренные места, пепелища? Нет, из этого ничего не
187
выйдет, кроме страшной междоусобной резни и дикой анархии. Этим мы по­губим молодую нашу свободу, погубим и всю Россию.
ТОВАРИЩИ КРЕСТЬЯНЕ! Еще раз повторяю - ОПОМНИТЕСЬ, пока не поздно. Не слушайте тех, кто зовет вас на позорное дело диких пре­ступлений. На такое дело могут звать только мерзкие провокаторы, потеряв­шие стыд и совесть. Задерживайте их, требуйте документы, докажите, что вы свободные граждане, а не разбойники. Подождите еще немного. МЫ накануне Учредительного собрания. Постарайтесь, чтобы туда попали лучшие ваши представители и тогда ваша лучшая доля будет обеспечена. Оно, УЧРЕДИ­ТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ, с проклятьем вобьет осиновый кол царскому режи­му, добьется ЗЕМЛИ и ВОЛИ и выведет многострадальную нашу родину на широкую дорогу к добру и счастью.
Спасский уездный земельный комитет
Спасский уездный исполнительный комитет Совета крестьянских депутатов
Комитет партии социалистов-революционеров
ГАТО.Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 22 а. Л. 283. Типографский экз.
№ 207
Инструкция губернской земельной управы уездным и волостным земельным комитетам в подтверждение распоряжения № 3
Позднее 13 сентября 1917 г.
1. Волостной земельный комитет, созвав согласно пункту 1 распоряжения№ 3 соединенное собрание всех местных организаций, предлагает на нем из­брать комиссию от 5 до 7 лиц и наметить порядок производства учета в име­ниях и волости, уведомлять уездные земельные и продовольственные комите­ты о намеченном порядке.
2. Учету подлежат частновладельческие экономии, а земли товариществ,хозяйства хуторян и отрубников учету не подлежат.
Примечание. Временный же переход части земель в пользование других лиц на арендных началах может быть произведен обычным путем согласно распоряжению губернской земельной управы от 16 августа за № 435, сообра­зуясь с. указаниями в циркуляре от 13 августа № 391.
3. Имения, затрагивающие интересы двух или нескольких волостей, учи­тываются уездными земельными и продовольственными управами. Волостныеземельные комитеты участвуют в учете по приглашению указанных управ.
4. Имения, лежащие на границе двух уездов, учитываются по соглашениюуездных земельных и продовольственных управ с утверждения губернской зе­мельной управы.
5. Порядок учета, намеченный волостным земельным комитетом, утверж­дается уездной земельной управой.
6. Уездным земельным и продовольственным управам (совместно) предо­ставляется право изъятия из общего порядка учета тех имений, которые нахо­дятся уже в ведении общественных организаций или учет которых потребуетучастия особо компетентной комиссии (высококультурные имения, сельскохо­зяйственные заводы и т.п., согласно пункту 5 распоряжения № 3). Для учетаэтого рода имений и других, которые уездные земельные и продовольствен­ные управы сочтут нужным, они посылают инструктора продовольственногокомитета, агронома или особого уполномоченного, о чем уведомляют волост­ной комитет. До прибытия этого лица учет проводиться не должен.
188
7. Комиссия уславливается с владельцем о времени производства учета иуказывает владельцу, какие сведения, книги и документы он должен пригото­вить ко дню учета.
8. Производится учет в присутствии двух милиционеров и трех представи­телей от сельского схода ближайшего села (где несколько сел прилегают кимению, там по одному представителю от каждого). Не должно быть допус­каемо скопление народа на учете.
9. Перепись земли, продуктов, инвентаря должна производиться по разо­сланной учетной таблице.
10. Учету не должны подлежать жилищные здания, занятые владельцем.Таковые вносятся в учетный бланк по наружному осмотру и только. Учету неподлежат также предметы не сельскохозяйственного значения, где бы они нинаходились.
Примечание. Комиссия должна строго руководствоваться законами о не­прикосновенности личности и жилища.
11. По окончанию учета учетный бланк пересылается в уездный и губерн­ский земельный комитет, копия оставляется в волостном земельном комитете(согласно постановлению № 3).
12. Никаких изменений в имениях не должно быть сделано без разреше­ния губернской земельной управы. Все управляющие, служащие и рабочиедолжны оставаться на местах и продолжать вести дело (согласно пункта 7распоряжения № 3).
Ввиду чрезвычайной важности распоряжения № 3, совершенно недопусти­мо бездеятельное и неаккуратное отношение земельных комитетов к выполне­нию этого распоряжения.
Будет считаться преступным нарушением служебного долга невыполнение требований распоряжения № 3 и данной инструкции. Губернская земельная управа будет требовать от земельных комитетов самого точного соблюдения всех пунктов и требований, имеющихся в распоряжении № 3 и инструкции и за неисполнение их, а особенно за решения и действия, проведенные не со­гласно с ним или напротив ему, будет ставить вопрос о привлечении к ответ­ственности, которая может быть достаточно серьезной.
Никакие изменения ни в составе имений, ни в имуществе, ни в управле­нии, ни в ведении хозяйств не должны допускаться без разрешения губерн­ской земельной управы. Всякие действия, вносящие изменения в имении, если они будут проведены без разрешения губернской земельной управы, будут считаться самочинным своевольством и повлекут привлечение к серьезной от­ветственности.
Особенно необходимо ныне, после распоряжения № 3, строжайшим обра­зом соблюдать правило, установленное распоряжением № 1, по которому все решения по земельным делам могут быть сделаны только земельными комите­тами. Необходимо решительным образом бороться против стремления и попы­ток решать земельные дела по постановлениям сельских и волостных сходов и исполнительных и других комитетов отдельными обществами или группами граждан и т.п. Все такие решения, не проведенные через земельный комитет, не должны приниматься к рассмотрению, и все действия, произведенные по­мимо земельных комитетов, должны считаться преступным нарушением зако­на и общегосударственных интересов. Уездным комитетам предлагается при­нять меры к наиболее строгому соблюдению такого порядка.
За председателя В. А. Гроздов Секретарь Ж.В. Косско-Судакевич
ГАТО. Ф. 946. Оп. 1. Д. 6. Л. 64, 64 об., 65. Подлинник.
189
№ 208
Обращение Козловского комитета партии
социалистов-революционеров к крестьянам с призывом остановить погромное движение в уезде и о передаче частновладельческих имений в ведение земельных комитетов до выборов в Учредительное собрание
Позднее 13 сентября 1917 г.
В это тяжелое и смутное время к вам, товарищи крестьяне, обращаемся мы с призывом остановить твердой и властной рукой начавшееся погромное дви­жение по уезду.
На всех подстрекателей к погромам, поджогам, убийствам и расхищению помещичьих и хуторских имений, мы, товарищи, должны смотреть как на врагов всего трудового крестьянства, как на преступников, поднявших руку на народное достояние.
Все частновладельческие имения должны быть отданы под охрану, учет и ведение местных земельных комитетов. Только в этом случае, при проведении земельной реформы, выработанной Учредительным собранием, трудовое крес­тьянство получит эти имения от владельцев в полной сохранности.
Призываем организованное крестьянство пресечь в корне погромное дви­жение и приступить к устройству новой жизни на местах. Эта трудная работа будет налажена только в том случае, если организованно и сознательно прой­дут выборы в волостное и уездное земство.
Не забывайте, что перед нами еще более трудная задача — выборы в Уч­редительное собрание. Мы, социалисты-революционеры, призываем вас спло­титься вокруг партии социалистов-революционеров, всегда чутко стоящей на страже интересов всего трудового крестьянства. Призываем вступить в ее ряды и начинать ответственную работу по выборам в Учредительное собрание. Только оно осуществит заветные желания трудового крестьянства, только через Учредительное собрание крестьянство получит долгожданную землю и волю.
Козловский комитет партии социалистов-революционеров ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 22 а. Л. 175. Типографский экз.1*
' Издано в Козлове в типографии Р. Г. Кагав. Тираж не указан.
№ 209
Протокол заседания Козловского уездного земельного комитета от 14 сентября 1917 г. — об аграрных беспорядках в уезде, их причине и последствиях
14 сентября 1917 г.
Заседание открывается в 11 часов дня. Присутствуют^ *
Председатель оглашает порядок дня, который собранием принимается и делает доклад о текущем моменте и событиях, имеющих место в уезде.
В течение б-ти месяцев в Козлове и уезде все обстояло благополучно, но в ночь на 8-е сентября произошли беспорядки, которые были неожиданностью. Были приняты экстренные меры, вызваны воинские части для подавления и прекращения их. Причем было выяснено, что в народе ходит слух, будто Вре-
190
менное правительство призывает крестьян захватить земли до 18-го — 20-го сентября. Во главе шайки громил стоит каторжник Чечура, который террори­зирует население. Крестьяне в массе не сочувствуют, но под угрозами уступа­ют. Так крестьяне с. Екатеринино не хотели громить имение А.А. Ушакова и опытное поле, но сычевцы им заявили, что в противном случае и их пожгут.
Нарисовав жуткую картину и подчеркнув гибельное последствие для за­воеванной свободы и родины всеобщее и для крестьянского движения в част­ности, растроганный А.И. Наумов призывает собравшихся бороться с подоб­ными недостойными явлениями самым решительным образом и подавлять в самом зачатке, дабы не дать искре разгореться и объять уезд, губернию и всю родину, не дать погибнуть молодой России.
Носиков говорит, что к картине, нарисованной А.И. Наумовым добавить нечего, всем понятен ужас подобных явлений, а потому предлагает избрать комиссию и просить А.И. [Наумова] выработать воззвание и обратиться к крестьянам с призывом спасти народные ценности и родину.
Предложение принимается.
П. С. Зотов говорит, что настоящее движение не аграрное, а погромное, и оно умаляет крестьянское движение, затмевает принципы его и ведет к поно­жовщине. Рядовое крестьянство сторонится и бежит, спасаясь от неприятных последствий. С точки зрения продовольствия, эти погромы прямо ведут к раз­рухе, ибо теперь, когда в губерниях голод, а в недород хлеб — громадная, первая ценность уничтожается, так же уничтожается и расхищается живой и мертвый инвентарь, и к прекращению подобных явлений надо принять самые строгие меры, изолировать Сычевку, провести повальный обыск и привлечь всех виновных к ответственности. В массе других причин, вызвавших это пе­чальное явление, надо обратить внимание на общее положение земельной по­литики: переход земли к крестьянству тормозился, далее — нет декрета о переходе земли в ведение земельных комитетов, и на этом исконном чаянии крестьян играют темные силы, а потому следует земельным комитетам обра­тить внимание Временного правительства, и только это сможет положить конец контрреволюции и анархии.
Ткачев говорит, что в беспорядках часто виноваты сами владельцы, ибо не хотят идти на уступки и признавать революционные органы; так, землевладе­лица Шиловская отказалась отдать крестьянам землю по 15 руб. десятина, как то было постановлено, а раздала богачам кулакам по 50 руб. десятина 40 де­сятин, и крестьяне пригрозили ей [...]2* утопить в реке.
Щекочихин предлагает объявить твердые цены на арендную землю.
Бодров и Носиков говорят, что цены на арендную землю определены еще 2-го июля.
Ширанков говорит то же, что и Ткачев, и поясняет примером [помещика] Герасимова, который безбожно сводит леса сверх разрешения и никто не при­знает и не предлагает к таким лицам применять строгие меры воздействия. Носиков говорит, что едва ли землевладельцы хотят погромов, ибо никто сам себе зла не желает, а как говорит А. И. Наумов, положение помещиков бывает поистине трагическое, а все это происходит из-за темных личностей относи­тельно захвата земли, но помещики [...]3* права собственников уже не стоят, а только хотят, чтобы отчуждение, если будет нужно, произошло законным путем.
Солоду хин говорит, что крестьянство ждало землю, как манну с неба, а ее все не дают и крестьянство еще бы покойно ждало, но в восстании Корнилова оно подозревает организацию помещиков; изголодавшись и изверившись, ре­шило силе противопоставить силу: поэтому он предлагает без всяких воззва-
191
ний отобрать землю в ведение земельных комитетов и, таким образом, урегу­лировать земельный вопрос.
Носиков говорит, что призывать к отобранию земли комитет не имеет права, а так же и правительство не в праве сейчас издавать закон об отчужде­нии земли, ибо это будет узурпация права народа Учредительного собрания.
Бодров предлагает следующую резолюцию: в целях сохранения тишины и спокойствия в уезде просим Временное правительство немедленно провести в жизнь декларацию от 8-го июля, принятую и одобренную Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов о немедленном переходе земли в распо­ряжение земельных комитетов и широко оповестить все слои населения, о том, что все постановления в настоящее время являются обязательными для всех и им должны подчиняться как землевладельцы, так и крестьяне.
А.И. Наумов делает доклад о положении земельных комитетов, констати­рует, что положение их плачевно, работы ответственной много, а средств на местах нет и сообщает, что, согласно циркуляру управления делами Главного земельного комитета от 11 августа 1917 года за № 71, с введением волостных земств волостные земельные комитеты войдут в их ведение и Правительство будет выдавать субсидию в 1200 рублей в год, но комитеты работают уже больше трех месяцев и ничего не получили, кроме ассигнованных 125 рублей, а ведь всякий труд должен оплачиваться. Правительство, предложив открыть комитеты, не отпускает средств, и вот создается положение или распустить ко­митеты, что недопустимо, или изыскать средства. Несколько раз о средствах запрашивали, но ответа нет, а остается один способ обложения, но юридичес­ки комитет не имеет права этого делать, итак уже много упреков в незакон­ности действий, но ведь необходимость, тем более революционная необходи­мость, не знает закономерности, а потому он предлагает возбудить ходатайст­во перед Временным правительством об отпуске средств, а вместе с тем при­бегнуть к обложению, как то диктует необходимость, ибо, жалея сотни руб­лей, мы теряем тысячи, так как, если не будет земельных комитетов, а раз не будет средств, то их не будет, и много ценностей погибнет. Для того, чтобы судить о деятельности комитетов управой был выработан опросный листок, который будет выдан для заполнения волостными комитетами.
Носиков говорит, что с переходом земельных комитетов в волостное земст­во вопрос о содержании их отпадает, что же касается средств для оплаты уже совершенных расходов, то на прошлом заседании было постановлено взимать по одному рублю с десятины передаваемой в аренду, если этого не хватает, то можно увеличить, ибо земля сдавалась дешевле, а доход дала большой.
Живописцев не согласен на переход земельных комитетов в волостное зем­ство, потому что функции земельного комитета шире, так сказать, общегосу­дарственные, а у земств местные, потому и средства на содержание земельных комитетов должны быть отпущены Временным правительством из государст­венных средств, а потому предлагает возбудить ходатайство перед Временным правительством о финансировании земельных комитетов самостоятельно, да и расходы, судя по Московской губернии, будут непосильны.
Носиков просит огласить циркуляр № 71, соответствующие места оглаша­ются.
Носиков говорит, что он не согласен с Живописцевым, ибо находит, что дела земельного комитета общегосударственные, но ведь и дела волостного земства тоже, хотя бы взять народное образование, и брать средства на зе­мельные комитеты от государства несправедливо, ибо тяжесть легла бы на малоимущих.
Живописцев, возражая Носикову, говорит, что земельные комитеты при­званы подготовить общегосударственную реформу, да и не все губернии, как
192
наша Тамбовская, многоземельные и хорошоземельные, так что рублей может и не получаться, и земельные комитеты обслуживают местные нужды, а пото­му и нельзя брать местные средства.
Чеканов говорит, что волостные земельные комитеты несли труд, а потому его надо оплатить.
Живописцев говорит, что в циркулярах еще не сказано о переходе земель­ных комитетов в ведение волостных земств, а только указывается на источни­ки содержания земельных комитетов, а потому предлагает просить правитель­ство об отпуске средств.
Зотов говорит, что все комитеты должны быть в ведении земства, но это не значит упразднить их или подчинить, они будут работать в контакте. И зе­мельные комитеты будут только от этого в выигрыше, хотя бы в средствах.
Наумов, соглашаясь с Зотовым, добавляет, что мы вообще идем по пути демократизации всех учреждений, вопрос сводится к тому, в какой доле рас­ходов будет участвовать земство и в какой государство.
Ф.П. Попов говорит, что, если содержание всех комитетов возьмет на себя земство, то это будет не под силу, ибо, например, продовольственная управа тратит громадные средства.
Зотов говорит, что можно просить земства сделать заем.
Носиков говорит, что земство может этой просьбы и не выполнить, а пото­му и надо обложить земли.
А.И. Наумов предлагает следующую резолюцию: для покрытия расходов произведенных волостными земельными комитетами, экстренно просить Вре­менное правительство об ассигновании требуемых кредитов, одновременно на местах с этим добывать средства путем усиленного обложения земель, посту­пающих в земельные комитеты, не свыше трех рублей с десятины, а так же самообложения; резолюция принимается большинством 22 против 12. После этого объявляется перерыв до 5 часов вечера.
После перерыва А.И. Наумов делает доклад об охране племенных рассад­ников скота, находящихся в уезде и сообщает, что по предложению губерн­ского земельного комитета управой ничего не было сделано, дело передано в продовольственную управу. Культурные хозяйства, как улучшения породы скота, необходимо сохранить, для чего необходимо оставлять потребное коли­чество земли лугов и рабочих рук, в особенности обратить внимание на кон­ские заводы, ибо благодаря войне чувствуется недостаток в лошадях. Имею­щиеся данные о таких хозяйствах требуют проверки, надо привлечь агрономи­ческий персонал, взять хозяйства на учет, отобрать от владельцев подписку, что они скот сбывать не будут и просить А.И. Касаткина сообщить, что сде­лано в этом отношении продовольственной управой и земством.
А.И. Касаткин говорит, что сведений про конские заводы в управах нет, но что министерством земледелия и внутренних дел предписано губернским комиссаром образовать комиссию, где был представитель Козловской уездной продовольственной управы и говорилось о сохранении конских заводов и пле­мени его рогатого скота.
Между прочим, продовольственная управа постановила во время реквизи­ции не брать племенной скот, а набирать потребное количество в других хо­зяйствах, в крайнем случае, реквизировать племенной по твердым ценам и со­хранить его, но как, это пока не решено, но министерство предусматривает так: или передавать в казенные хозяйства, как, например, Нечаевское сель­скохозяйственное училище, или опытное поле, или в частные, но образцовые хозяйства. Земством этот вопрос рассматривался, но финансы не позволили предпринять решительных шагов, и новому земству при субсидии от государ­ства предстоит организовать племенные разводники, а сейчас взять под кон-
7 — 8148 193
троль и раздать частным лицам. Корма будет выдавать продовольственная уп­рава, а молодняк продавать населению.
Наумов задает вопрос, кто же, в конце концов, должен ведать этим: зе­мельный комитет или продовольственная управа?
Касаткин полагает дело передать продовольственной управе, но совместно с земельным комитетом. В губернии уже существует комиссия по охране за­водских лошадей, а потому надо просить комиссара, чтобы эта комиссия по­скорее выехала для обследования хозяйства в уезде.
Комитет постановил: так как министерство земледелия поручает охрану племенного скота продовольственным комитетом (об этом свидетельствуют циркуляры, на которые ссылался член продовольственной управы Касаткин) и так как продовольственные комитеты имеют для этого средства, обязанность земельных комитетов сводится к оказанию в этом деле продовольственным уп­равам всякой поддержки.
Касаткин делает доклад по продовольственному делу и говорит, что Коз­лов все наряды до сего времени выполнял блестяще, но в этом году Петроград справедливо упрекает Тамбовскую губернию и, в частности, Козловский уезд. Управа предприняла все, созвала всех представителей, было постановление взять миллион пудов, но уже половина сентября, а хлеб почти не передается, за исключением п.п.4* Сосновки и Избердей. Военное министерство предпи­сывает принять самые строгие меры в связи с событиями в уезде, надежды на получение хлеба мало, тем более нет переписи и нет людей, могущих произ­вести ее. Несмотря и на повышение цен, хлеб не поступает, но крестьянство продает голодающим гораздо дороже твердых цен, в отношении же получения дело обстоит менее или более сносно: сахару, хотя немного, но поступает, по­лучена также мануфактура, хотя недостаточно, ибо мы теперь получаем толь­ко 25% того, что вырабатывалось в мирное время. Керосин и нефть имеется, но выдается по разрешению управы. Есть надежда получить и кожевенный товар, ибо введена монополия и есть запрос, сколько и какого размера требу­ется обуви и сколько мастерских. Чай, рыбу союз получал по нарядам упра­вы, и будет получать. Итак, мы получаем, а сами не даем, несмотря даже на то, что Владимирская губерния отказалась от мануфактуры в нашу пользу, лишь бы получить от нас хлеб.
Носиков говорит, что картина, нарисованная Касаткиным, тяжела и надо найти выход, ибо хлеб в уезде есть, но население чего-то ждет, цена повыси­лась и денег в деревне много, но на них нечего купить, и предлагает товар об­менивать на хлеб.
Касаткин говорит, что обмена произвести почти нельзя, ибо беднейшее население от этого пострадает, т.к. не имеет хлеба и рассказывает, что приез­жающие из голодающих губерний поражаются порядками, черствостью и гро­зят прийти и отобрать хлеб, так как его здесь жгут. Носиков предлагает обра­титься к населению с воззванием.
Затем представители с мест осведомили о своей деятельности, обменялись впечатлениями, и собрание было закрыто.
Председатель А. И. Наумов Секретарь И. Г. Мелиоранский
ГАТО. Ф. Р.- 946. Оп. 1. Д. 15. Л. 1-4. Подлинник.
Далее идет перечисление участников заседания.
* В тексте слово неразборчиво, возможно, «пауком».
* Несколько слов неразборчиво. Так в документе.
194
№210
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова в МВД о прекращении распространения крестьянских волнений в Козловском уезде и ложности сообщения Петроградского телеграфного агентства о погроме в городе Козлове
15 сентября 1917 г.
В Козловский уезд для прекращения беспорядков послано четыре эскадро­на кавалерии, которая действует энергично, дальнейшее распространение вол­нений приостановлено. В городе Козлове никаких беспорядков не было. Со­общение Петроградского агентства о разгроме лавок ложно. Необходимо, чтобы агентство приняло меры, чтобы ложные сведения не проникали в его сообщения. Козловские жители к агентской телеграмме отнеслись как к про­вокации, возникла паника.
И. д. гуком Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 305, 306. Телеграфный бланк.
№211
Телеграмма исполняющего дела губернского комиссара К.Н. Шатова Козловскому уездному комиссару с просьбой информировать о положении вещей
15 сентября 1917 г.
Не имею ни одного сообщения от Вас. О беспорядках в Никифоровке узнаю из газет. Такое положение недопустимо. Как бы Вы ни были заня­ты, должны все-таки ставить меня в известность о ходе событий. Имею запросы министра. Нет материала ответить. Прошу немедленно самым по­дробным образом телеграфировать о положение вещей, числе убитых и по­страдавших.
И.д. гуком Шатов ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 37. Л. 299. Телеграфный бланк.
№ 212
Регест
Телеграмма заместителя председателя губернского земельного комитета Гроздова в Петроград министру-председателю Временного правительства и министру земледелия в Главный земельный комитет с уведомлением о направлении им подробных объяснений по поводу распоряжения № 3, с просьбой до их получения не делать никаких распоряжений
15 сентября 1917 г.
За председателя губземельком Гроздов ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 8. Л. 80. Отпуск.
195
№ 213
Письмо Тамбовского отдела Всероссийского союза земельных собственников в Главный земельный комитет о незаконном издании губернской земельной управой распоряжения № 3 и о немедленной его приостановке
15 сентября 1917 г.
12 сентября Тамбовская губернская земельная управа под предлогом пре­кращения земельных беспорядков и разгромов крестьянами частновладельчес­ких имений постановила передать последние в распоряжение земельных коми­тетов. Принимая во внимание опубликованное 2-го апреля 1917 г. воззвание Временного правительства, коим разрешение земельного вопроса изъемлется1* из ведения последнего и предоставляется всенародному Учредительному со­бранию43, а равно постановление правительства об учреждении земельных ко­митетов, пунктом коего губернским управам предоставлено возбуждение перед оным земельным комитетом вопросов об изъятии земель и сельскохозяйствен­ного имущества из распоряжения частных лиц, действия направлены к обесце­нению таковых имуществ, и, имея в виду, что нет ни закона, ни распоряжения Временного правительства, предоставляющих местным земельным комитетам не­посредственное право отбирать в их распоряжение имений частных владельцев, что настоящее распоряжение Тамбовской земельной управы является актом пре­вышения власти и компетенции названного учреждения, одно опубликование та­кого акта служит поводом к проявлению населением насильственных и кровавых действий против землевладельцев и сигналом к окончательному разграблению имений, даже посягательству на личную неприкосновенность и жизнь помещи­ков. Тамбовский отдел Всероссийского союза земельных собственников убеди­тельнейше просит Главный земельный комитет в порядке спешности отменить означенное постановление Тамбовской губернской земельной управы, приоста­новить немедленно по телеграфу проведение в жизнь этого незаконного, могу­щего быть столь роковым по тягчайшим последствиям постановления.
Примечание:
Телеграмма направлена в Главный земельный комитет и министру-предсе­дателю 15 сентября.
Председатель Загряжский
Секретарь Левоченский
Представитель Всероссийского
союза земельных собственников Ю. Сохновский
ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 3. Л. 286. Копия с копии.
1 * Так в документе.
№214
Постановления Кирсановского уездного земельного комитета от 15— 16-го сентября 1917 г. о самостоятельности и независимости земель­ных комитетов, о принятии на учет всех частновладельческих земель, об изыскании средств на содержание земельных комитетов
15 — 16 сентября 1917 г.
Присутствовали: представители волостных земельных комитетов1*. В собрании комитета председательствовал Степан Иванович Ерофеев, секретарем был избран А. В. Шашлов.
196
Собрание открыто 15-го сентября в 11 часов дня в помещении земельной управы.
1. По вопросу о самостоятельности волостных комитетов.
Ввиду важности и неотложности правильного и справедливого решения зе­мельного вопроса, волостные земельные комитеты должны быть учреждения­ми совершенно самостоятельными, независимыми от волостного и уездного земства и других учреждений.
2. По вопросу вознаграждения членов волостных земельных омитетов, ра­ботавших до переизбрания комитетов волостными земствами.
Установили оклад жалованья: председателю в размере — 100 рублей, за­местителю его — 75 рублей и секретарю — 75 рублей, жалованье уплачивает­ся при условии несовмещения с другими должностями, оплачиваемыми как из средств Государственного казначейства, так и из местных источников. Членам комитета — по 3 рубля за заседание. Жалованье уплачивается только при ус­ловии действительно произведенной работы, каковая устанавливается уездною земельною управою на основании доставленных комитетами протоколов, по­становлений и других материалов о деятельности комитетов.
3. По вопросу об изыскании средств на содержание земельных комитетов.Доклад управы об обложении земли, сдаваемой в аренду через комитеты
рублевым сбором с десятины (по 50 копеек со стороны сдающей и снимаю­щей), отклонить и возбудить ходатайство перед волостным и уездным зем­ским собранием об ассигновании средств на этот предмет.
4. По вопросу о принятии на учет всех частновладельческих земель приня­та следующая резолюция, предложенная Левиным:
Ввиду возникших аграрных беспорядков в Козловском уезде и других, а также недобросовестной и несвоевременной уборки хлеба землевладельцами в текущем году и неисполнения неоднократных указаний волостными земельны­ми комитетами владельцам на то, чтобы они имеющиеся у них свободные земли сдавали крестьянам через посредство земельных волостных комите­тов2*. Землевладельцы с целью травли крестьянства одного общества на дру­гое сдают землю не нуждающемуся населению, а крестьянским кулакам или вовсе отказываются сдавать, так как раньше сдавали, что и побуждает трудо­вое население к нежелательным выступлениям.
Кирсановский уездный земельный комитет во избежание всевозможных эксцессов и грабежей с целью сохранения ценностей ПОСТАНОВИЛ:
Все имения и земли частных земельных собственников, находящиеся на территории уезда, взять на учет чрез посредство волостных земельных коми­тетов с предоставлением сведений в уездный земельный комитет
Председатель Ерофеев ГАТО. Ф. Р-946. Оп. 1. Д. 7. Л. 64, 64 об. Копия.
'* Всего на съезде присутствовали 36 делегатов, из них 27 — представители во­лостных земельных комитетов. 2* Так в документе.
№215
Предписание председателя губернского земельного комитета Елатомскому уездному земельному комитету1* о недопустимости игнорирования распоряжения № 3 и о немедленном проведении учета частновладельческих хозяйств
16 сентября 1917 г.
Совершенно недопустима бездеятельность проведения [распоряжения] номер три. Учет должен быть проведен срочно с точнейшим соблюдением всех пунктов, особенно седьмого с примечанием.
197

Комментариев нет: